Barnaby Woods

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » Это не судьба... Это чертово издевательство! [finished]


Это не судьба... Это чертово издевательство! [finished]

Сообщений 1 страница 31 из 31

1

Дата и время:  12 августа, 2011 год
Место и его описание: квартира Натана Хилла
Тип флешбека: флешбек-приключение
Краткое описание отыгрыша: Виктория ищет квартиру. Обратившись в одно из агентств города, она довольно быстро находит подходящее для себя место. Да и по всем запросам хозяина подходит. Может быть это судьба? Да вот только встреча с этим хозяином явно приводит к мысли что это издевательство судьбы над Викторией... Ну и Хиллом заодно.

Отредактировано Victoria Mason (13.09.2012 21:20)

0

2

Нет, она совсем без вредных привычек. Нет не пьет не курит. Нет, домашних животных нет. Нет, мужчины в жизни тоже нет. Нет, никакого. Совсем никакого. Как так получилось? Ну вот как-то так. По клубам не ходит, к себе водить никого не планирует. Кем работает? Преподавателем в университете. Балерина. Нравится? Да, ей тоже нравится работать и заниматься любимым делом одновременно. Привычки? Только одна. Ходить в церковь по воскресеньям и ложиться довольно рано спать. Почему ищет квартиру? С прошлой выселяет хозяйка. Предложила купить, но у преподавателя обычно нет столько денег, а в долги влезать не хочется. Да ей хватит всего одной комнаты. Не обязательно целая квартира. Да, будет ждать. Очень будет. Надеется на скорый успех, потому что выселяют буквально на днях. Считаете хорошим жильцом? Что ж… ей это льстит, спасибо. Будет ждать звонка. До свиданья.
Типичные и абсолютно обычные вопросы. Только почему ей кажется что она обратилась в службу знакомств а не в риэлтерскую фирму? Столько вопросов и личных и не очень столько бумаг и анкет. И ни одного варианта сразу. Нет, она понимала что сразу перед ней не выложат двадцать вариантов, но хотя бы один сходу ей могли ведь предложить? Но не предложили. И теперь Виктория устало шла в сторону дома. Уже почти бывшего дома. Возвращаться туда не хотелось. Это наводило на нее тоску. Она не любила резкие и неожиданные перемены в жизни. А эта перемена и вовсе пришлась не ко столу. Не вовремя проще говоря. Между тем это происходило именно сейчас. Как будто снежный ком все накатывалось. Вначале эта ссора с Хиллом, потом этот его поцелуй. Ну неужели он не может держать себя в руках?! Ведь их же видели столько преподавателей… А преподаватели надо сказать они похуже студентов бывают. Обсудят за твоей спиной тебя, насочиняют с три короба, проболтаются студентам и вот уже не интересны лекции, не интересны тренировки. Теперь лишь одна главная новость. Теперь их считали парочкой. Кто так решил? Кто это выдумал и с кого началось все это… никто не знал. Но даже набожная Мейсон желала прикончить того человека кто первым пустил слух по университету.
Виктория села на лавочку и откинулась на спинку, пытаясь расслабиться. Измученное тренировками тело не поддавалось. Чувствуя в себе огромную дозу напряжения из-за всего случившегося. Из-за того что она даже не знала где будет в скором времени жить. Нет, конечно университет может предоставить ей место в общежитии, но обделять студентов в комнатах она не могла себе позволить. Да и город не маленький. Найти место всегда можно. Она чуть вздрогнула от звонка мобильного и ответила. Агент быстро щебетала о том как ей крупно повезло и что как раз сейчас она рассматривает вариант жилья подходящий для Вик. Девушка выпрямилась садясь на лавочке и внимательно вслушиваясь в каждое слово женщины на том конце. Наконец Мейсон сглотнула и уточнила место и время встречи с хозяином. Она не могла поверить что возможно уже сегодня она будет знать где будет жить. Только бы ничего не сорвалось.
- Итак, этот мужчина тоже преподаватель. Довольно тихий и спокойный молодой человек как мне показалось так что проблем с ним не будет. Он в достойном возрасте. Тем более занимается спортом. Каким-то из восточных единоборств кажется… - быстро тараторила агент, пока они с Мейсон поднимались на нужный этаж. Виктория вслушивалась в каждое слово пытаясь уловить суть, но женщина говорила настолько быстро что понять ее было можно только если прослушать повтор ее речи в замедленном режиме. Впрочем к черту. Сама его увидит. И квартиру и сама сможет понять то это или не то. Заветная дверь и агент уверенно нажимает на звонок. Дверь открывается и Вик невольно замирает с широко распахнутыми глазами. – Виктория, это Натан Хилл. Натан, это Виктория Мейсон. Потенциальная соседка. – Так пересеклись две ее самые неудачные полосы последних дней…

0

3

У Нэта был отличный выходной. Он начинался очень хорошо. Проснулся рано, как полагается, чтобы жара не измотала пошёл в парк на пробежку, потом ещё долго тренировался в квартире - отрабатывал блоки и удары или паль чаги, а ещё  согисул, чиругисул, хигисул, маккисул, миро-чаги - дит-чаги, ду-бон-ап-чаги, торнадо-долио-чаги - хурио-чаги, сонналь-баккат- чиги и так далее... Совершенно непроизносимые слова известные только тому кто уже много лет постигает боевые искусства или носителю корейского языка и то, не каждый кореец ответит что это за слова. Тренер Хилл не знал корейского, но зато он отлично мог сказать, что, скажем, хосенсул это техника самообороны, а маккисул - техника блоков. Вот он и отрабатывал различные удары, отчего соседям и случайным прохожим приходилось слышать из окна непонятные слова шесть часов подряд.
- Ттвиодоллё-чхаги.... Твионерио-чхаги.... Твимё-твит-чхаги... - и так далее. Он вовсе не решил изучить всё тейквон-доо WTF за выходные, просто восточные единоборства того требовали. Постоянной работы, постоянного самосовершенствования. А удары ногами - вот цель, которую сенсей для себя поставил. А повторял название - да просто так было легче. Тренерские привычки уже были чем-то самим собой разумеющимся.
Так он провёл добру половину дня, пообедал, а потом не переодеваясь, в кимоно сел за изучение всей теории.... День обещал быть наиспокойнейшим. Ему нравилось читать книги по тейквон-доо и зря говорят, что из книг у него только счета и газеты. У Нэта было очень много книг! Для некоторых даже не хватало шкафов и они стояли стопками в коридоре. Все они про спорт, про восточную философию, о тренерской работе или о правильном спортивном питании. Эти книги занимали особое место - на кухонном подоконнике и занимали там всё свободное место. А на холодильнике лежал словарь корейского языка. Тренер Хилл таки хотел изучить его хоть немного перед поездкой в Корею, которую он планировал в конце этого учебного года. Пока оставалось немного времени до Олимпиады, а значи можно оставить студентов ненадолго тренировать одних.
Только звонок в дверь отвлёк от занятий. Он совсем забыл, что сегодня придёт новая соседка. Кстати, почему девушка? Нэт давно говорил, что лучше будет, если  свободную комнату займёт парень. А девушки, они такие болтливые и ещё будут подружек, друзей, родственников приглашать. Но Мисс Келли клялась, что эта не будет и тренер не смог устоять перед её болтовнёй и согласился.
- Добый вечер. - сенсей смерил обоих недобрым взглядом, словно они отвлекли его от самого важного занятия в жизни. - Проходите. - Хилл натянул подобие улыбки и со вздохом впустил девушек внутрь. Он вообще не любил гостей, тем более сейчас - он планировал дочитать сегодня пятую и шестую главу.
- Нет-нет, я пойду. - Мисс Келли быстро ушла даже толком не попрощавшись с хозяином квартиры и новой сожительницей. Видно почувствовала напряжение в воздухе. А оно было и ещё какое! Хватило бы не только для листка бумаги, но и для тоненькой книги. 
- Чувствуйте себя как дома. - сухо сказал тренер. Он был согласен на сожителя-девушку, на кого угодно только не на Мейсон! Ещё один повод для сплетен....
Ей мало этого? -  но самообладание, которое выработалось за годы изучения восточной философии не позволяло тренеру Хиллу попросить девушку покинуть квартиру или позвонить мисс Келли на мобильный и сообщить о том, что эта точно ему не подходит. Но Нэт очень надеялся на то, что Виктории сейчас так же неловко как и ему и что она сама уйдёт. Без всякой подсказки.
А пока он выглядел невозмутимым и сдержанным, даже очень. Как на спарринге, он следил за каждым движение врага и пока решил не нападать первым, держать оборону и блокировать удары. Противник, а  сейчас это была Виктория Мария Мейсон, скоро должен понять, что лучше отступить и сдаться первым, то есть первой.

+1

4

Сказать что она была удивлена – это не сказать ничего. Ее состояние шока было настолько глубоким что она даже первое время не понимала что она делает. Не понимала что делает шаги внутрь квартиры, что осматривает ее растерянным взглядом будто разыскивая возможные пути спасения. Пожарной лестницы в окно не наблюдалось, а прыгать в окно с такой высоты было самоубийством. Пути назад были ловко отрезаны агентом вначале преградившей собой дорогу, а потом и вовсе убежавшей прочь, захлопнув за собой дверь. Как будто это она была хозяйкой квартиры на не Натан. Вик даже не нашлась первое время что ответить от такого поворота событий. Она удивленно смотрела на закрытую дверь, а потом перевела такой же вопросительный взгляд на Натана. И пожалела о последнем.
К слову сказать Хилл всегда внушал молодой женщине что-то вроде страха. Во всяком случае от его взглядов становилось весьма неуютно. Впрочем может только ей так безумно везло попадать под этот взгляд последнее время. То ли она только сейчас стала обращать на него свое внимание. Как бы то ни было он смотрел на нее именно таким взглядом. Как будто осуждал за это появление. Как будто она была студентом явно прогуливающим лекции. Или преподавателем подающим плохой пример тем же студентам. Но ни в том ни в другом она на самом деле не была замешена, а вот сама ситуация явно не располагала на улыбки и любезности. Даже с ее стороны.
Впрочем она пришла осмотреть квартиру, так почему бы не сделать это. Девушка не желая пачкать пол сбросила туфельки в коридоре и медленно, словно под конвоем в виде взгляда тренера Хилла пошла вглубь квартиры. Она прошла мимо комнат не решаясь в них даже заглянуть, прошла дальше к гостиной оглядывая ее беглым взглядом. Она не рисковала даже интересоваться окружающей ее обстановкой. Поэтому чуть осмелев и наконец осознав происходящее она остановилась и развернулась смотря на Натана то ли устало то ли замучено. Но явно не желая конфликтовать по такому поводу.
- Я могу уйти. Только скажите. Я не держусь за это место и за эту квартиру, - она посмотрела на мужчину оценивая степень опасности. Нет она не думала о том что он мог ударить ее или применить на ней один из своих приемчиков. До такого она была уверена он не дойдет. Но вот как показывал опыт их последней ссоры он может вести себя крайне не предсказуемо и плохо держать себя в руках. Иначе как объяснить его поступок на том семинаре? Не иначе как не умение держать себя в руках. 
Память вновь сыграла над ней злую шутку вернув в события того дня. Она помнила как приближается его лицо и как при этом расширяются от испуга ее глаза. Подобного не ожидал явно никто. Ни она, ни окружающие, ни он сам, однако спрашивать об этом совершенно не хотелось. Не потому что не было смысла, не потому что не хотела знать причину. А потому что просто не хотелось ворошить так сказать «прошлое». Впрочем оно само удачно себя ворошило заставляя губы девушки алеть от воспоминаний, а щеки чуть румяниться от легкого смущения. Виктория отвела взгляд и посмотрела вновь на обстановку в комнате. Теперь более тщательно. Ей определенно здесь нравилось. И место было удачное: не далеко от университета и рядом были и магазины и ходил весь необходимый транспорт. И обстановка в гостиной была приятной для глаз и довольно уютна. Только вот сосед был явно не таким доброжелательным как обстановка вокруг девушки. Мейсон выдохнула, пытаясь сдержать в себе горечь разочарования от неудачного похода и направилась к выходу.
- В общем-то все равно мне здесь не понравилось, - пробормотала она скорее себе под нос, чем для кого-то, проходя мимо Натана.

0

5

- Ну, оставайся. Только если не будешь мне мешать. - негромко сказал Натан. В общем-то он знал, что Мейсон ложится спать рано, утром ходит в церковь и не будет загромождать его холодильник невероятно вкусными, но очень вредными шоколадными батончиками и пивом. И она не курит. Вот это он осознал подобное очень быстро, стоило Мейсон направиться к выходу.
Для пущей убедительности он поймал коллегу за локоть.
- Договорились? - Нэт даже не попытался улыбнуться, хоть и смотрел на девушку в упор. Вот так немногословно. Сенсей вообще считал, что ему не обязательно посвящать Викторию в причины этого решения. В конце-концов, эта квартира его и если выбирать между другими неизвестными потенциальными сожителями и уже знакомой по работе Мейсон, то лучше, конечно она...
Вот так Нэт и пытался себя убедить и оправдать это слово "оставайся".
На самом же деле ему самому было интересно поговорить с Викторией и вообще узнать ту поближе. Она горой стояла за клубы и развлечения для студентов, а сама там ни разу не была, а ещё ходила каждое воскресенье в церковь и даже один раз читала внеплановую лекцию для всех студенток её факультета. В общем, тренер Хилл часто появлялся теперь в крыле, где была кафедра хореографии и даже пару раз на неё заглядывал. Что-то спрашивал. Сейчас сам уже не помнил, что и чего его понесло туда.
И так Виктория Мария Мейсон незаметно оказалась уже не врагом, а вполне обычным, даже, можно сказать, самым обычным потенциальным сожителем. Отсутствие вредных привычек, домашних животных только дамы с кучей кошек не хватало и образ жизни, схожий с Нэтом подкупали. Если подумать здраво - в Хьюстоне таких немного осталось. Тем более они заняты одним делом, спортсмены и не такая большая разница в возрасте.
Другой вопрос: чего Мейсон пришла? Она не знала, что квартира окажется Натана? Или знала, но увидела, что не рады и теперь хотела уйти?
И не болтливая. - это было последним доводом. Теперь сенсей был уже не против того, что если вдруг она решит остаться. Но он не перестал за ней следить и даже не потрудился отпустить локоть.

Отредактировано Nathan J. Hill (17.09.2012 19:07)

0

6

Она не вырывалась. Просто стояла все так же позволяя ему держать себя за локоть. Надо сказать это движение не было наполнено ни жестокостью ни грубостью. Не было в нем и мужской власти и самоуверенности. Он будто держал ее от опрометчивого поступка. Сама же она не знала был ли этот поступок на самом деле опрометчивым или нет. Она так же не знала  чем в итоге может обернуться их возможное совместное проживание. Но она несомненно знала одно. Выбор у нее был не велик. Квартира ей нравилась и здесь она чувствовала себя уютно. И даже этот жест, удерживающий ее руку был не противен ей как многие другие жесты мужчин в ее сторону.
Когда-то в юности испытав крайнюю неловкость от происходящего с ней в стенах дома ее возлюбленного она раз и навсегда поклялась что никогда не допустит чтобы мужчина еще раз посмотрел на нее так. Похотливо и с желанием обладать самкой, женщиной. Особью женского пола. Этот взгляд обычно являлся воплем желания обладать телом женщины и не более. Она избегала свиданий, хотя возле нее часто появлялись ухажеры. Даже с подачи родителей потенциальные женихи тоже появлялись. Они ходили в ту же церковь или были из ряда друзей семьи. Она их знала давно и не очень, но результат был всегда один: она испытывала яростное отвращение от этих особей мужского пола. Нет. Она не морщила прилюдно нос и не уходила хлопнув дверью. Воспитание не позволяло и чувство такта. Поэтому она терпеливо выжидала того момента когда можно будет мягко оттолкнуть от себя вежливым отказом на просьбу о встрече. Но вот Натан.. Он не вызывал у нее отвращения, несмотря на то что в общем-то он был ей не приятен за его поступок во время семинара, за его споры с ней и за его взгляды бросающиеся то и дело в ее сторону, ей не было неприятно его прикосновение сейчас. Она даже поймала себя на мысли что ей нравилось это движение рукой сдерживающее ее от ухода прочь из этого дома.
Она сделала шаг назад, застывшая на полпути к коридору, она какое-то время стояла на носочках прислушиваясь и к нему и к своим ощущением. В голове промелькнула быстро картинка того что ей хотелось чтобы эта остановка была другой. Можно просто обхватить полностью корпус обвивая его кольцом рук, пережимая руки и удерживая весом своего тела на месте. Он бы смог удержать. Ведь она почти в два раза его легче. И более хрупкая. Хорошо правда что у нее рабочий инструмент ноги а не руки. Она не думала о синяках, но все же захвати он чуть посильнее то был бы синяк или же могло быть повреждение куда более серьезное. Но ничего подобного не было. Он не отпускал а она не вырывалась. Все так же не смотря на него она ступила на шаг назад и расслабляя натяжение рук и становясь чуть ближе. Настолько близко что ей даже показалось что она даже ощущает на расстояние тепло которое вырабатывает его натренированное тело.
Виктория вздохнула боясь взглянуть на него и борясь с неожиданно накатившими на первый взгляд смелыми мыслями. Молодая женщина вздохнула и наконец повернулась выскальзывая из его руки. Хотя нет, не выскальзывая. Просто благодаря ее движению его рука скатилась чуть ниже, к самому запястью. Вик взглянула на мужчину вновь погружаясь в размышления. Он был отличным соседом. Без лишних тараканов, без лишних болтологий перед сном и в любое другое время дня. Он не был ей противен ни внешне ни внутренне. Да что уж говорить он был идеальным соседом который явно понимал ее график и явно мирился бы с ним. Никаких ночных гулянок, алкоголя и вечеринок. Последнее было самым важным потому что последнее напоминало неудачный опыт молодости. Она усмехнулась и ее губы дрогнули в улыбке.
- У меня не было в планах мешать. И вообще я думаю арендатор должен быть тише воды ниже травы для владельца квартиры. Я постараюсь стать таким арендатором, - она опустила взгляд на его руку все еще удерживающую ее руку. И ее улыбка сменилась немного растерянным и задумчивым выражением лица: Когда я могу переехать?

0

7

- Как хочешь. - Нэт пожал плечами и, наконец, выпустил руку девушки. Он долго занимался - всё утро и так стоять больше ноги просто отказывались. Сильно ломили стопы. Вот и сказал он "как хочешь", а не "сегодня, я могу помочь тебе". Это было бы странно услышать со стороны тренера Хилла, да и он никогда бы не сказал подобное.
Если ей надо - пусть сама носить вещи или нанимает людей. - В самом деле, с какой стати он должен ей помогать? В Америке, как бы, равноправие. Они сами этого хотели. Так что пусть теперь не жалуются.
Итак, стоило Хиллу так подумать, как стопы заныли сильнее, но это было приятная боль. Когда знаешь, что получил её не по глупости, а ты работал, тренировался. Сейчас самое время растянуться на диване и с книгой провести остаток вечера, но не выйдет же - эта Мейсон.... Она тут переезжать будет, тут толпа людей - они носят вещи и спокойно разгуливают по квартире тренера Хилла!
- Но запомни, я не хочу видеть никого лишнего у себя в квартире. Никаких гостей. Никого. Ясно? - он в самом деле опасался, что с появлением женщины в его квартире на стенах появятся цветы и розовые пуанты, а по воскресеньям тут будет собрание каких-то дамочек из церкви и посиделки за кружкой кофе. Никогда. Его квартира была захламлена. Там было много книг, спортивных снарядов, а из мебели только самое необходимое: кровать, диван, стол. И, конечно ничего лишнего в виде кухонной техники или цветков в горшках и вазах. Последнее для Натана было вообще мусором.
- И чтобы я не видел никаких сумок на дверной ручке. - Через некоторое время добавил сенсей. Сам он никогда такого не делал, может когда ещё учился в школе вешал куртку на перила и считал, что нет места лучше, но потом привычка отпала сама собой, стоило только заняться восточными единоборствами всерьёз.
А ещё у него была девушка в университете, которая так делала, а после неё тем более. Она была очень болтливой, любила делать перестановку каждый месяц и всегда оставляла сумку на ручке входной двери. А ещё каждое утро -  завтрак в постель... Нэт всё это просто ненавидел, считал лишним и бесполезным. Особенно завтрак в постель. Кому это может понравится? Но самое главное, он узнал об этом только после того как они стали жить вместе. Тогда из-за неё он чуть не вылетел из университета. Это был хороший урок, Вот поэтому-то он и говорит своим студентам, что в тейквон-доо не должно быть ничего лишнего.
Потом Хилл прошёл по коридору, оставляя за собой цепочку кровавых следов,  и открыл одну дверь. Он жестом показал, что это и есть та спальня где будет жить теперь Мейсон. О, Боги, Натан Хилл снова будет жить с женщиной. Это не могло не разочаровывать, но в этот раз разочарование не было таким сильным. Однако, достаточным, чтобы не заметить как на ногах прорвало пару мозолей от тренировок и теперь они кровоточили.
- Если будешь переезжать сейчас, то потрудись закончить до десяти.

0

8

Мейсон слушала Натана внимательно следя за ним и за его жестикуляцией. Впрочем его запросы были немного капризными но вполне осуществимыми. Друзей у нее было не много в общем-то. Потому в гостях никого не будет. Вещей было не много чтобы перевозить их с помощью грузчиков, а больше она никого и не могла привезти. А что касается сумки. Звучало конечно смешно, но Мейсон привычная к порядку во всем могла клятвенно заверить хозяина квартиры что сумок на ручках не будет как и лифчиков и тампонов в ванной, так и картинок и цветков по всей квартире. А все остальное в принципе можно пережить, как считала она.
Она невольно опустила взгляд на пол, отмечая нечто странное отделяющееся от тени тренера Хилла. Кровавые следы прочерчивали дорожку за мужчиной и создавали довольно пугающую картину, но не для нее. Она как никто другой знала во что могут превратиться мозоли после часовых тренировок на пуантах. Порой от напряжения и тренировок ощущение что от ног совершенно не остается ничего. Но это лишь ощущение. Боль проходит уступая свое место привычке и ты начинаешь жить с этой болью. Миришься с сотней мозолей и постоянном нытье ног. С этим приходится мириться и с этим приходится справляться. Однако она никогда не думала что восточные единоборства так же уничтожают ступни как и пуанты.
Вик вздохнула поднимая взгляд на Натана. Она с несколько секунд смотрела на его лицо серьезно а потом вздохнула открывая сумочку и что-то там ища на ходу. Продвигаясь медленными шагами и к мужчине и собственно к ее новой комнате. Вытащив мазь она протянула ее мужчине.
- Это мазь поможет заживить мозоли и раны на ногах. Я очень чувствительна к виду всяческих вид ранений. Особенно сильных, - она улыбнулась как-то по доброму а затем заглянула в комнату оглядывая ее и отмечая что увиденное ей нравится. – И я управлюсь раньше. У меня не так много вещей как у обычных девушек. Я всегда путешествую налегке.  Она вложила мазь в ладонь мужчине. И на последок посмотрев на него с улыбкой снизу вверх, развернулась и пошла в сторону двери. Надев туфельки она бросила еще один взгляд на Нэта и открыла дверь. – Я быстро. Тут не далеко. – и выскочила за дверь закрывая ее за собой.
ЕЕ воодушевляла сама мысль о том что ей не придется больше погружаться в поиски квартиры. Чемодан и коробки она начала собирать практически сразу после сообщения хозяйки об этом «чудном» событии переезда Вик из привычной квартирки. Поэтому времени на сборы было потрачено по минимуму. Остатки вещей были уложены в течении часа и вскоре водитель такси уже помогал ей укладывать ее вещи в багажник машины. Вещей было не много. Всего три коробки, чемодан и не большая спортивная сумка. Высадив девушку возле подъезда вместе со всеми ее вещами, мужчина как истинный джентльмен уехал, оставив девушку наедине с ее богатством. Виктория тяжело вздохнув поочередно перетащила коробки в подъезд ставя их за дверь в угол чтобы никто об них не запнулся и направилась с чемоданом и сумкой к лифту. Табличка на нем уже гласила о том что лифт сломался и работать пока не будет. Еще одно «замечательное» действие за этот день. Собрав всю волю в кулак девушка посмотрела на коробки и решив что справится за четыре подхода подошла к двери и стала закатывать чемодан по лесенкам вверх на нужный этаж. К концу «путешествия» она кажется совсем выдохлась. Хрупкая худая балерина ощущала себя так как будто вот-вот рухнет  в обморок без чувств. Она встала у нужной двери вспомнив что ключи она еще не получила и позвонила в дверь, прижавшись плечом к косяку и ожидая пока ту откроют, чтобы оставить хотя бы чемодан и сумку и спуститься за коробками. Возможно с такими темпами она не успеет до десяти…

0

9

- Cпасибо. - кивнул Хилл. Он и не заметил, что мозоли прорвало. Даже боли не чувствовал. может сейчас слишком убивался по поводу того, что это сожительница, а не сожитель или может просто привык - чтобы перейти на следующий дан нужно много работать и чем выше он тем оно тяжелее. Причём физически не так, как нужно ещё много учить по книгам и запоминать. Нэту было сложно концентрироваться сразу на теории и практике, но выходных мало и за один день надо и потренироваться и пару глав книги прочитать, всё запомнить и так, чтобы к этому больше не возвращаться. А ещё эти студенты...
Они иногда звонили тренеру. Хоть это и не положено правилами, но сенсей дал нескольким свой номер телефона, тем в ком он видел потенциал и был уверен, что этот пойдёт на всё, чтобы получить золотую медаль. Такие ему нравились. С такими было хорошо работать. И вот, когда мазь была зажата в левой руке  и Натан, борясь с совестью попрощался с балериной, зазвонил телефон.
Это был Элиот. Конечно, он видел его каждое утро на стадионе и знал, что парень тренируется дополнительно. Он знал, что его мать еле сводит концы с концами, а для самого студента Шоу этот университет это воплощение давней мечты, ради которой он готов работать столько, сколько нужно. Он внимательно слушал его рассказ о некой Эрин, что каким-то "чудесным" способом вдруг заявила о том, что она беременна. Парень, конечно, отвечал на вопросы Хилла с неохотой. Особенно его смутил вопрос: "Как так получилось?"
- Само собой... Я просто выпил немного. Вы знаете, я никогда не пробовал, а тут она предложила бесплатно...
- Зачем ты...чёрт... - но последнее слово было еле слышно, Нэт просто использовал мазь Виктории. Она оказалась весьма неприятной - раны сильно защипало. - Что ты там делал?- Парень оправдывался и может он говорил бы ещё пятнадцать минут, но сенсей решил прервать этот длинный и лишённый смысла разговор. - В понедельник, за час до занятий жду у себя. Как её зовут?
- Эрин МакФерсон. - Элиот помолчал. - Я не смогу. У меня тренировка.
- Ладно договоримся позже. До завтра. - Нэт мог поклясться, что слышал как на том конце провода, облегчённо выдохнули. Конечно, это не его студент, но он долго занимался с Шоу, работал над его физической формой, много они оставались после занятий и тренировались сверх меры.
Хм... Есть Эшли Макферсон... она, кажется, у Мейсон учится... Надо спросить... Блин... - снова придётся столкнуться с её доброжелательностью. Рядом с ней Нэт вообще чувствовал себя злюкой, на его взгляд она была слишком доброй. - Может перепутал? Сложно, что ли...
Так тренер Хилл уже лежал на диване с книгой и пытался читать. Но только пытался. Мысли то и дело возвращались то к Вик, которая скорее всего, в одиночку там тащит свои вещи вверх по лестнице, она же не поднимала ничего тяжелее двадцати фунтов! То он думал о Элиоте. Чёрт! Сенсей был просто уверен, что этот парень дойдёт до Олимпиады и сейчас она так близка и такому случиться. Что он может тут сделать? Как помочь этому парню? Неужели эта Эрин не может подождать до конца Олимпиады? Это не много - каких-то пару лет!
Мысли как бешенные собаки динго носились в голове Хилла. Так он быстро бросил читать - сегодня явно не до восточной философии и не до заповедей Конфуция. И стоило только на минут прикрыть глаза, как он сам не заметил, как заснул и очнулся только после многочисленных звонков Мейсон. Это она. А кто же ещё?
Звонила та настойчиво, сначала сквозь сон он долго не мог понять, откуда звук и кто это может быть. Но после десятого понял - это точно Виктория. Кряхтя и ругаясь на мазь балерины Натан поплелся к двери и зевая открыл её. Он явно выглядел не так как обычно: лохматый, со смятым кимоно, глаза очень сонные.
- Это все вещи? - не сразу понял он, пропуская балерину внутрь. Он как-то не подумал, что хрупкая девушка не перенесёт за один раз все коробки. - Там ещё есть? - но одного взгляда хватило, чтобы понять, что там ещё есть вещи. Вик была очень подавленной,  злой и усталой. - Давай помогу, а ты мне расскажи про свою студентку МакФерсон.
Это вообще было очень странно - сам тренер Хилл попросил о чём-то рассказать. Этот день войдёт в историю, а Виктория Мейсон попадёт в книгу рекордов, как девушка сумевшая разговорить великого и ужасного сенсея.

+1

10

Усталость накатывала волной. Было желание закончить побыстрее с вещами, принять душ и лечь сегодня раньше. Пусть вечером, ранним вечером, но лечь и уснуть так чтобы не было никаких мыслей а тело отдыхало после напряженного дня. Силовые нагрузки не предусмотрены для хрупких балерин. Всегда идет упор на ноги. Нои должны держать все тело. Вернее носочки. Упор на пуанты, ноги напряжены и на них держится все тело. Руки задействованы только лишь для того чтобы передать изящность и аккуратность танца. Между тем то чем сегодня она занималась было явным риском накчать мощную мускулатуру если не обеспечить себе грыжу Последнее в ее планы никак не входило. И это было явно не с руки ей. Между тем она все же занималась подъемом вещей. Просто потому что никто кроме нее этого не сделает. Потому что она привыкла делать сама. Ну и потому еще что Тренер Хилл был явно сегодня не настроен на любезность в виде помощи – это она поняла еще до своего ухода.
Она нажала несколько раз на звонок так как ей не спешили отдыхать. Еще немного и она кажется тут расплачется возле двери и от усталости и от невозможности закончить дела побыстрее. Она уже думала о том что это оказалось не удачным стечением обстоятельств раз ей приходилось ждать долго открывания дверей. Надо было спросить ключ а не торчать здесь. На последний --звонок ей все же открыли. Потрепанный в помятом кимоно Натан выглядел не таким уверенным и суровым. Скорее он напоминал студента которого мог бы воспитать, прививая ему через метод «кнута и пряника» любовь к аккуратности и пунктуальности. Будь она хоть чуть-чуть поживее, то обязательно хихикнула на этот счет. Между тем она лишь вопросительно взглянула на него и лаже позавидовала тому что он спал, а она между тем таскала свои вещи. Впрочем вещи были ее. А квартира его. Ему не обязательно помогать в том что надо ей.
Она прошла внутрь протаскивая за собой чемодан и ставя его в коридоре решив потом дотащить все вместе до своей комнаты. Она посмотрела на него взглядом утомленного человека, как будто спрашивая «сказать или сам догадаешься?». Но все же покачала отрицательно головой на вопрос о том все ли это вещи. Предстояло нести еще три коробки. Слава богу нести, а не затаскивать по каждой ступеньке вверх. Виктория скинула сумку и направилась было к лестнице вновь когда неожиданное предложение Натана с последующим предложением некой сделки заставило ее остановиться на полпути и взглянуть на него вопросительно выгнув бровь. Это было на него не похоже. Интересоваться чем-то у кого-то а не узнавать самому… Это было явно не в его стиле. Впрочем если он спрашивал о конкретной студентке значит была на то причина.
- Там возле двери три коробки. – проговорила она спускаясь медленно прыжками по лестнице вниз. Сотрясая в прыжках тело пытаясь его расслабиться после напряжения. Получалось плохо, но получалось. Она спустилась вниз и дождалась Натана. Как только он спустился она кивнула на коробки и взяла одну. – МакФерсон хорошая девушка. Занимается регулярно, иногда больше нормы, страдает правда от этого но не жалуется. Учится прилежно на «отлично» и «хорошо». Не пропуская занятий. И не увлекается восточными единоборствами. – проговорила она намекая на то что причина интереса явно не тренерские задатки. Она положила коробку на перила на одном из пролетов и посмотрела на мужчину. – Только вот я не пойму от чего такой интерес к моей студентке? Твой предмет явно не в ее компетенции. -  она вопросительно выгнула бровь внимательно рассматривая мужчину с коробкой в руках. Свою она просто придерживала чтобы та не упала и заодно пыталась передохнуть после нескольких пролетов.

0

11

Нэт слушал очень внимательно, как будто Виктория пересказывала историю восточных единоборств, а не про студентку говорила. Лишь один раз он покосился на балерину которая прыгала со ступеньки на ступеньку. Тренер так и не смог понять для чего она это делает. Сам он медленно шагал босыми ногами вниз по лестнице. 
- Эрин МакФерсон? Верно? - и не дожидаясь ответа, словно других девушек не существует и тут не может быть ошибки он заговорил дальше. - Ты знаешь про неё и Элиота? Он звонил мне. У него проблемы. Точнее проблемы у обоих...
Сенсей замолчал. В вечерней тишине было слышно как за окнами подъезда веселится молодёжь. Они так делают каждый вечер и, впрочем, им не важно какой сейчас день и что время не подходящее. Вести ночную жизнь как европейцы, конечно, им казалось лучше. Сам Нэт думал о том, как такой спортсмен как Элиот мог связаться с какой-то девушкой и испортить себе спортивную карьеру. Он знал декана, за ним и будет решающее слово: быть или не быть частью факультета единоборств? И будь даже тренер Хилл деканом он бы всё равно не позволил бы даже Элиоту учиться дальше.   
- Ты знаешь студента Шоу? - спросил Нэт у девушки поднимая коробку. Конечно, если поднапрячься, то можно и все три сразу в зять, но сенсей как-то не хотелп роизводить впечатление на Мейсон, да и тем более им было о чём поговорить. Вот так в первый раз они нормально разговаривали. Причём сейчас ему серьёзно было интересно что та ответит. Тренер Хилл вообще говорил как... обычный человек. Без тона не требующего возражений и споров после каждого слова балерины.
Повисла тишина. Натан Хилл опустил коробку на пороге квартиры, и они вместе отправились вниз. Он так и не стал рассказывать про Элиота и долго ждал, пока Виктория ответит. Стало тихо. Молчание нарушил телефон Натана.
- Хилл? Ответь мать твою…. – раздалось в автоответчике того, когда вторая коробка оказалась у порога поверх первой.
- Минуту.- это было сказано Мейсон. Сенсей поднял трубку. - Да мистер Джерминс. - хриплый голос декана тренер узнал сразу.
- Скажи на милость, зачем Шоу заявляется сюда и просит твой номер? Он у тебя не тренируется. – как всегда декан Джерминс не стал тянуть и перешёл к главному.
- Я не знаю. -  сенсей точно не знал, что ответить и это было слышно. Он вообще никогда не обманывал. А сейчас был как раз тот случай, когда правду лучше декану не знать. В конце-концов, как может ещё не родившийся ребёнок помешать спортивной карьере такого хорошего студента как Элиот Шоу?
- Не знаешь что? Зачем просил или не знаешь, тренируется или нет? – короткая пауза. - Слушай меня, если Шоу у тебя не учится нечего отвлекать его от подготовки к Олимпиаде.
Рейден Джерминс не попрощавшись, бросил трубку. Натан со злостью сжал аппарат. Первый раз его отчитывал декан. И по телефону, а главное нельзя сказать тому, что происходит у него подносом. Нет, конечно, декан узнает и тогда из-за какой-то девушки Элиот будет отчислен и путь в мир большого спорта будет закрыт. Натан этого не хотел.  Впервые за всю тренерскую практику студент сам тренировался. Он требовал дополнительных занятий, всё время просил книги и задавал вопросы… Конечно он хорошо запомнил того когда на этом курсе шли занятия по восточным единоборствам.

0

12

Он что-то говорил. Никогда еще Хилл не был таким разговорчивым и это навевало подозрения. И она напрягалась вслушиваясь в его слова, ловя каждое изреченное им слова и пытаясь провести линию понимания между ее студенткой и его интересом к ней. МакФерсон никогда не увлекалась единоборствами, да и парнями она редко интересовалась в открытую. На секунду ей даже показалось что это сам тренер интересуется девушкой не как студенткой, но такое подозрение быстро убило само себя напомнив Вик о том кто на самом деле перед ней и что этот человек не то что не может завести роман со студенткой, более того он кажется не знает даже что такое любовь. Поэтому думать о подобном не имело смысла. Она пыталась уловить все вышесказанное, но получалось плохо. До ее усталого мозга доходили лишь обрывки быстрой речи Хилла и понималось все с трудом. Наверное поэтому она так долго молчала после его словестного излияния.
- Проблемы у них, каким образом это касается Вас? – наконец произнесла она когда они спустились за очередной коробкой. - Студенты не маленькие дети и могут решить все свои проблемы личного характера между собой. Я не знаю студента Шоу и как он связан с моей студенткой и как к этому должна быть причастна я. – она остановилась, поднявшись на пару ступенек выше него и посмотрела на Натана. – И я не думаю что стоит лезть в проблемы студентов без крайней необходимости, - звучало жестко. Но правильно. Если бы студенту грозила тюрьма – это другой вопрос. А когда речь заходила о парне и девушке, то тут либо любовь, либо обязанности из-за этой любви. А вмешиваться в отношения не хотелось совершенно. И поэтому поведение Хилла было ей не понятно. Всегда жесткий и отстраненный от всего подобного он вдруг проявлял необычный интерес.
Коробки сложили из себя прямой угол встав почти на самой дороге. Вик как-то косо посмотрела на эти коробки явно не одобряя их расположение и оценивая их степень тяжести чтобы дотащить их до своей комнаты уже самостоятельно. Хилла явно сейчас увлекал звонок телефона. Хотя его можно было понять. Дело было явно срочное если звонил сам декан на домашний. Хотя наверное более эффективно было бы связаться по сотовому… Впрочем она не знала пользуется ли Хилл вообще сотовым. Или он настолько старомоден что даже это изобилие техники было лишним для него и по его мнению если кому-то что-то от него надо, то человек явно сможет найти путь, лазейку или еще что, чтобы добиться желаемого, в частности аудиенции у Нэта. Она кинула на тренера взгляд. Скинула туфельки и толкнула ногой одну из коробок уже явно рассчитав силы и успев понять что не сможет сделать еще один рывок с этой самой коробкой. Она невольно вслушивалась в тревожный разговор мужчины. Она сама не знала почему но этот разговор вызывал именно тревожные чувства и заставлял сосредоточиться на нем. Она никогда не имела привычек подслушивать, а сплетничать и вовсе не любила, однако было в ней нечто такое отвратительное, как казалось иногда ей самой, что заставляло ее вмешиваться. Беспокоится о знакомых, пусть порой и не очень приятных, людях. Вот теперь она вопреки желаниям беспокоилась о Хилле. Нет, он определенно мог за себя постоять, мог выдержать и пережить все что угодно и ее жалкие попытки помочь ему совершенно точно не нужны, между тем все же ей хотелось проявить какое-то участие.
- Все в порядке? – она как-то напряженно смотрела на мужчину когда тот закончил свой разговор. Она успела  «допинать» коробки до своей комнаты и теперь стояла я дверях внимательно изучая Натана, пытаясь выявить тактику общения с ним и пытаясь предугадать насколько изменилось его настроение и как это повлияет на их сегодняшнее общение. Скандалить или находится в напряженной атмосфере совершенно не хотелось. Поэтому она оценивала обстановку и ждала. Ждала когда он ей ответит.

0

13

Он занимался больше других, всё время чего-то хотел, просил "почитать" разную литературу о спорте вообще и восточных единоборствах в частности и каждое утро они тренировались на университетском стадионе вместе. Даже под дождём Шоу выходил, чтобы пробежать круг другой. Он давно не видел такого упорства у других студентов и, конечно, его тренерское чутьё подсказывало, что этот парень далеко пойдёт и станет легендой вольной борьбы и просто великим человеком. Нэт даже предлагал перейти на кафедру восточных единоборств, чтобы тот занимался у него, но Элиот оказался - говорил, что восточная философия не сильно поддаётся простому парню из Огайо.
Преувеличивает. - был уверен сенсей, парень попался на редкость смышлённым и быстро смекнул, что в вольной борьбе меньше студентов и больше шансов войти в сборную Америки, войти в тройку призёров и тем самым поправить материальное положение своей семьи. Эл, конечно, гордый, не говорил, что у него с деньгами так всё туго случайно рассказал как он начал заниматься спортом - борьба в школе была бесплатной. Были другие кружки, но спортивный этот единственный.
Так всё это уже было готово рухнуть меньше чем за год до Олимпиады, а на носу выбор сборных команд от соединённых штатов. У Элиота - большие шансы. А если декан узнает, то все силы Шоу потратит зря и даже если тут главное деньги, то всё равно он тренировался, выбрал не самый лёгкий путь... Нэт даже узнавал себя в этом борце из Огайо.
Всё это никак не понимала ни Виктория, ни мистер Джерминс. Балерина даже не пыталась, хотя тренер Хилл даже не потрудился рассказать и трети, но его откровенно злило, что за оплошность Элиот пожертвует всем. Он тоже поцеловал Мейсон на хлазах у всех, и после этого часто "случайно" заходил в крыло, где тренировались студенты кафедры классического танца...
- Эл вылетит и сборная ему не светит, если декан всё узнает. - как-то неожиданно ответил сенсей. Говорил он так, словно тут решается его судьба, а не студента. Но может он и казался таким что велик настолько и имени не знает ни одного спортсмена в университете, но на деле же судьба его студентов это первое что волновало Нэта. А Элиот он хоть и тренируется у другого тренера, но Хилл считал его своим.
- Он переспал с некой Эрин Макферсон, не знаю, откуда она взялась... - Натан медленно составлял все коробки новой соседки друг на друга, а потом разом поднял их и отнёс в свободную спальню. - Теперь она беременна и если это узнает мистер Джерминс... ты знаешь какая у нас дисциплина, его даже к отборочным соревнованиям не допустят, а он один стоит нескольких моих студентов.
Сенсей поджал губы, что было уже общеизвестным жестом - это значит, он не знает что делать. Так сложно всё запуталось, сам Нэт разбирался с трудом: будь кто-то другой он бы не стал ломать голову и тем более не стал бы "рыдать в жилетку" Мейсон и вот так прямо, несколько позволяла гордость у легенды спорта, просить балерину помочь. Но с Элом Нэт не мог так поступить.

0

14

Она впервые видела его таки. Он был еще более сосредоточенным чем раньше. Он был более серьезным и почему-то внушал не страх в ней и призывал к какой-то заботе. Заботе о нем, о проблемах которые его волнуют. Ей от чего-то захотелось побыть с ним милой и даже заботливой, захотелось принять участие в разговоре. Хотя первоначально она этого особо не хотела. Студенты не были лучшей темой между преподавателями. В обычных университетах преподаватели обычно лишь ругаются и жалуются, сравнивая у кого студент хуже, в их же университете все было направлено на получение лучших и престижных мест на олимпиаде. Каждый тренер так и стремился похвастаться своими достижениями и достижениями своих студентов. ЕЕ направление не было зависимо от олимпийских медалей и она спокойно тренировала девочек и ставила спектакли в рамках университета, города и страны. Она выдвигала спектакли на конкурсы и получала награды, но это не было главной целью главной целью все же было учить и чтобы не преподаватель достигал какого-то уровня, а студент. Этого она добивалась. Их рекорды были важны, а не ее. Поэтому она воздерживалась от комментариев, игнорировала вопросы и расспросы других преподавателей и просто тренировала своих девочек. За Хиллом кстати тоже не наблюдалась эта бравада о своих учениках. Он не хватался, хотя бесспорно его направление показывало не плохие результаты, он не переходил на личности и все держал в себе, кроме этого раза. Сейчас он не мог держать видимо это. Слишком много и слишком сильно его волновал этот студент раз все внимание мужчины переключилось на него.
Она серьезно смотрела на мужчину. Немного нахмурив брови. Она смотрела на него пытаясь понять варианты решения данной проблемы. Их было в общем-то несколько и если для нее как и для других людей наверняка они были приемлемыми, то для Декана это явно было ударом ниже плинтуса. НУ вот скажите чем может помешать девушка с ребенком спортсмену? Ведь в конце концов он тоже человек, наверное мечтает о семье. Пусть не сейчас а позже. Не он же беременный в конце концов, заниматься может. А разрядка нужна всем. Тем более девочка могла его обмануть о том что пьет таблетки или презерватив не качественный попался. Она вон вообще не так давно прочитала про женщину которая не восприимчива к методам контрацепции. Каждый секс заканчивался рождением ребенка. И теперь у нее кажется семеро детей. Боже… это не нормально и это вообще издевательство над женским организмом. Впрочем об этом она даже думать не могла. Близость с мужчиной давно была забыта и по ее мнению не нужна и пусть все говорят что это полезно для здоровья, для хорошего настроения и для фигуры, это можно заменить чем-то другим.
- Ну подожди, а если что-то придумать. Кто сказал что декан обязательно об этом узнает? В конце концов это же просто ребенок. Чем он может помешать на соревнованиях и вообще на олимпиаде. У парня наверняка хорошие показатели и появление беременной девушки явно не повлияют на это. Если конечно он не будет на этом все время зациклен, - последнее было сложнее. Такое положение дел любого заставит зациклиться. Она подошла к Хиллу смотря на него снизу вверх в виду его роста явно превышающего ее собственный. Вообще на его фоне она выглядела как хрупкая ива под громадным утесом который мог в любой момент ее не то что сломать а совсем придавить собой. – Я думаю рано еще паниковать. Надо вначале во всем разобраться. Что это за девочка вообще. Может ей тоже ребенок мешает и она захочет сделать аборт или она не желает выявлять отцовство. Трудно судить вот так, когда получаешь информацию из слухов в слухи

0

15

Слушать Викторию можно было бесконечно, голос тихий и спокойный и говорила она, что ничего не случилось, что надо всё узнать, что ничего страшного тут нет… Или что эта Эрин обманула студента Шоу.
Нэт кивал, безмолвно соглашался с Мейсон: на самом деле тут ещё много надо выяснить, только надо это сделать раньше мистера Джерминса. Иначе, если он узнает, долго разбираться не будет. Парень нарушил правила и спортивный режим. На их факультете он должен соблюдаться всеми, у них не должно быть личной жизни и все должны заниматься только единоборствами и тренироваться, тренироваться, тренироваться до бесконечности… У них соревнования, а ещё таеквондо WTF входило в программу олимпийских игр и вольна борьба, которой занимался Элиот, тоже. И главное, Нэт не сможет вступиться за Эла, он не его тренер.
Джерминс… – вот где была главная угроза для Элиота и видимо студент всё понимал. Именно поэтому он Нэту позвонил, а не своему тренеру. Все знают, что сенсей у Джерминса в любимчиках. Ну, не совсем так, но Хиллу достаётся от декана всегда меньше остальных. И даже иногда мистер Джерминс ставит его в пример.
- Мистер Джерминс на показатели смотреть не будет. Шоу нарушил спортивный режим. – пробормотал Натан, скорее себе, чем Виктории. Он, конечно, был живой легендой и всего его боялись, но вот Рейден Джерминс пугал всех ещё больше. Вот так человек с ограниченными возможностями навевал суеверный страх на всех здоровых людей. И Нэта, кстати, в том числе.
- Какая моя квартира по счёту? – резко перевёл тему Нэт. Это тоже его волновало. Мейсон теперь будет жить с ним, в одной квартире, но это точно станет темой для анекдотов на их кафедре, когда все узнают и дойдёт до того, что начнут говорить: «Передай этот план Мейсон, вы всё равно живётё вместе…» Как будто они давно уже сыграли свадьбу и теперь у них общие дела.
Он стояли в коридоре -  не самое удобное место для разговоров, тем более для Натана, который махал ногами с утра, не выпив и стакана воды. А ещё он планировал почитать  про восточных философов…
Она ничего про это не знает… Никакой пользы…
Но голова была забита другими вещами, и места для Конфуция и его коллег точно не было. Не дожидаясь ответа, он пошёл на кухню и налил себе воды. Залпом выпив стакан он «прикончил» ещё два, а затем вспомнил, что теперь живёт не один и отнёс Виктории стакан минеральной воды и даже лёд бросил.

0

16

- Я знаю. – коротко ответила она. Порядки в университете всегда были достаточно жесткими. Она не понимала и не принимала их. Конечно нормы были важны и необходимы и нормативы и соблюдение правил, но то что произошло – это же было физиологической потребностью. Банальным желанием. А без выплеска этого желания могло бы быть гораздо хуже. Это могло повлиять на сосредоточенность парня, на его работоспособность. Нельзя запрещать ему заводить отношения или же заводить семью только потому что это по мнению кого-то мешает карьере. Она была рада что у них на кафедре такого не было. Не было таких жестких рамок насчет отношений и ис нее не требовали так яро следить за студентками. Она была бы рада если бы кто-то из них влюбился и создал семью. Семья это хорошо, это счастье, это хороший тыл, а значит и защита. Уж она-то знала. И хоть сама не стремилась заводить отношения с мужчинами, между тем не понаслышке знала о помощи семьи в карьере. В свое время ее родители сильно поддержали и в трудный период и в момент взлета карьеры. Она до сих пор была благодарна им.
Она смотрела на него каким-то тяжелым взглядом то ли от усталости то ли от непонимания почему он так перескакивает с темы на тему. Она вдруг мысленно представила что так теперь будет всегда. Они будут общаться, а он будет перескакивать с темы на тему. Такое будущее в их отношениях она не желала ни видеть ни слышать. Она не хотела выслушивать его тревоги о студентах которые имели под собой беспочвенные волнения, она так же не особо стремилась испытывать на себе его перепады настроения и перескоки с темы на тему. В этом не было смысла. То что они жили теперь под одной крышей, не означало что их общения должно было возрасти по количеству сказанных слов за день. Они могли переговариваться лишь под делу. Избегая тем личного характера. Так например она бы не слышала про студентов и не говорила о своей вере. Хилл был не самым лучшим собеседником в ее понимании и общаться с этим довольно мрачным типом не всегда хотелось. Особенно после того как о них стали сплетничать. Дурацкая манера людей сплетничать и обсуждать кого-то, но кажется это заложено в каждом человеке. Хотя их каждого правила были исключения. В этом правиле было кажется всего два исключения. Она и Хилл, которые как раз не сплетничали друг о друге и не распространяли слухи, а были их причиной. Ну зачем он ее тогда поцеловал. Зачееем?! Хотя он кажется и сам не знал. Наверное перезанимался и перемкнуло тогда. А спрашивать она не решалась, да и смысла в этом не видела.
- Четвертая. Это четвертая квартира с момента моего переезда от родителей. И не волнуйся, ни из одной из них меня не выселяли за нарушение правил соседского соглашения, - поспешила она предотвратить возможные вопросы, сарказмы и издевки которые могли последовать после ее ответа. Впрочем она не особо боялась его слов, скорее просто не хотелось устраивать словесную перепалку. А то вдруг он опять не сдержит себя. А тут не убежишь уже и не скроешься особо. Это его квартира. И даже запертая дверь вряд ли спасет от всемогущего сенсея. Она наблюдала как он идет за водой, как осушает один за другим стаканы и как наливает воды в другой чистый стакан, кладя туда лед. Бровь молодой женщины невольно выгнулась дугой от такого зрелища однако она приняла с благодарностью стакан и сделала несколько приятных глотков. Все-таки переезд замучил и засушил горло. И вода была как раз кстати. – Спасибо, - она прошла в свою спальню и поставила стакан на комод. А затем достала их сумки складной ножик и разрезала одну из коробок. Она краем глаза наблюдала за Хиллом прежде чем задала все же вопрос: - Когда будет расчетный день? Если надо я могу расплатиться вперед уже сейчас. -  Она выпрямилась с небольшой стопкой книг у руках и посмотрела на мужчину.

0

17

Тема с беременностью и отчислением Элиота начала отходить назад после того как Натан решил для себя, что тут точно надо сначала всё узнать. Ну а пока надеяться что мистер Джерминс так же ничего не узнает. В крайнем случае сказать то же самое, что ему сказала Мейсон: "Надо всё узнать". Самое разумное. Вот так своему большому удивлению Натан первый раз назвал слова Вик разумными.
Ты не поменяешь людей, но ты можешь изменить их отношение к себе, поменявшись сам... -вспомнил Нэт одно из восточных мудростей. Сенсей любил запоминать эти цитаты, иногда использовал на занятиях. И всё-таки он должен быть вежливым с Викторией, даже если у них разные взгляды на систему тренировок. Это один и принципов в таеквондо - надо быть вежливым и уважать положение других людей и ещё признавать их достоинства.
На работе обычно Хилл и придерживался этого принципа, когда терпения было достаточно. А вот когда он встречал среди тренеров жутких лентяев или же тех, чьи методики не были зациклены на тренировках 24 часа в стуки он тут же забывал о вежливости. Потому что они ему не нравились. Вот с Викторией другое дело: нельзя сказать, что она не нравилась Натану и так считали многие, а поцелуй на глазах у всех точно расширил этот круг "многих"....
Она не особенная. - наконец решил сенсей. Честно говоря, ему самому надоело уже без конца спорить с девушкой и потом, после таких споров тренировки не шли, а тем более не получалось учиться. Он даже ни разу не открыл книгу о восточной философии, что купил пару недель назад. И его знания восточной философии ограничивались общим курсом, кратенькой историей и парой цитат. Он даже толком не знал, что такое "Инь и Янь", а это точно не достойно статуса живой легенды.
А она считает меня легендой? - задался вопросом Хилл наблюдая за тем, как балерина распаковывала вещи. Ладно Нэт! тебе какое дело кто как считает? Для воспитания духе ТЕБЕ это точно не надо. Совсем не надо. Легенда или нет - все равны тебе надо седьмой дан получить.
- Не знаю. - не сразу среагировал на вопрос Нэт. Сейчас он боролся с угрызениями совести, что опять потренировался и отложил философию "на потом". - Прости, что?
Он просто хотел стать великим сенсеем и учить молодых тренеров, чтобы те в свою очередь, удачно наставляли новичков в единоборствах. Конечно он тайно соревновался с Ниа Ли, тренером по каратэ. Но так, чтобы никто не знал, что сам Натан Хилл боится быть хуже какой-то японки. А ведь она правда была хороша в единоборствах, ещё была эта мудрость, которая у Нэта была не выше первого дана. Вот тренироваться и отрабатывать удары - сколько угодно, а как мудрости толковать, так это нет... Ну не давались ему все эти тонкости восточной философии, он до сих пор не понимал как это так можно жить в гармонии со всеми и принимать конфликты, но не участвовать в них?
Но то ли размышления о восточной мудрости подействовали, то ли совесть своими угрызениями завела целиком, но голос и взгляд точно стали другими. Натан даже зашёл в спальню Мейсон и принялся там всё прибирать: доставать старые вещи из шкафа, складывать стопками книги и выносить их. Даже принёс с балкона на подоконник единственный цветок, что у того был.

0

18

О Виктории Мейсон она узнала в университете. Кто-то ей сказал, что Виктория Мейсон преподаёт балет. Тогда Ева спросила ещё о других преподавателях, но сказали, что та единственная. Узнать адрес - было делом сложнее. Для этого пришлось следить за женщиной. Было уже темно, когда Виктория выходила из университета и шла домой. Как поняла Ева, автомобиля у той не было. А вообще ходить по темноте было не из самых приятных и безопасных занятий.
А если встретятся какие-нибудь кретины на пути? Ева не знала, как тут в Америке, но в Германии она всегда опасалась турков. В Германии вообще встретить немцев было проблемой. Греки, индийцы, англичане и русские... От акцентов голова шла кругом...  Но Ева всегда держалась в стороне от разных межрасовых конфликтах.  Её всегда больше инетресовал балет, а мама говорила, что отвлекаться на посторонние дела не надо.  Девушке было не сложно и поэтому она так и делала.
Сначала Ева проследила за Викторией Мейсон, но как только собралась явиться к ней - та съехала. Поэтому в этот раз немка решила не тянуть и придти в тот же день.
Профессор переезжала и Ева решила подождать, пока та закончит с коробками. Она подумала, что поймать ту на половине пути будет не очень вежливо.  Всё это время Ева стояла у многоквартирного дома и следила. Пришло время когда Виктория долго не появлялась. Значит, можно идти.
Ева поднималась по лестнице под звук колотящегося сердца. Эта Мейсон была единственная надежда на возвращение в балет. У ней есть всего один год, чтобы придти в форму. К тому же, Ева снова хотела найти себе "главного", кто будет её мягко направлять и говорить, что делать. Она ничего не знала о Виктории Мейсон и ею двигало только желание снова танцевать на сцене, но на этот раз лучше, чем раньше, танцевать главные партии в балетах...
Она постучала... за дверью было так тихо, будто все уснули. Потом ещё позвонила один раз.... Позвонила настойчивей и стала ждать пока ей откроют дверь.
А Ева между тем репетировала свою "речь":
- Добрый вечер, а Виктория Мейсон, это вы?.... Здравствуйте, а можно попросить профессора Мейсон?... Здравствуйте, миссис Мейсон!...
Ева замолчала и прислушалась. Кажется кто-то шёл.

0

19

Она наблюдала с каким-то недоумением за Натаном. Как он практически автоматически перекладывал вещи. Как будто выполнял повседневную рутинную работу. Как будто делал это всегда и сейчас просто пришло то самое время когда нужно перенести с места на место. Она смотрела как он уносил вещи книги освобождая место для ее книг и вещей а она немного помешкав поставила все же книги на освободившееся место на полках. Женщина молчаливо вытаскивала вещи осознавая что мужчина сейчас находится в какой-то прострации и в своих мыслях. Возможно об Элиоте и его беременной подружке.
С одной стороны эта забота была похвальной. Так болеть за своего человека, волноваться за парня – это было большим проявлением чувств для Хилла. Между тем она до сих пор не понимала почему Натан так стремился вникнуть в эту историю, помочь студента. Нет, это конечно похвально и мило. И кроме того это пробуждает в людях желание взглянуть на этого мужчину под другим углом, но все же даже не это она не понимала и не это ее удивило. Ее удивлял тот факт что он не позволял студенту самому решить свою проблему. Хотя ребенок никогда не должен быть проблемой. Это дар. Ну так она думала. Она сама думала о детях, но не сейчас. Сейчас она могла танцевать. У нее было время чтобы обучать девушек и парней танцам, балету. У нее было время следить за их стремлениями и развитием, а не отвлекаться на собственное дитя. Потом, позже. Возможно она найдет мужчину с которым свяжет себя узами брака и решит завести малыша. Потом. Все потом. Не сейчас. Но то что она имеет свои планы, не значит что стоит  паниковать из-за ребенка другим. Все же это не меняет того ее мнения о том что это божий дар. И Натану стоило бы взглянуть на это под таким углом, а не под углом когда ребенок становится минусом в карьере. Не для парня так точно. Он мог с этим справиться.
Она проследила как тренер прошел к подоконнику ставя на нем цветок. Вероятно единственный цветок какой у него было в квартире. Ее брови взметнулись вверх однако сказать что-либо она не успела, так как в дверь позвонили. Вик взглянула на Хила, потом в сторону коридора. Сейчас она была гораздо ближе к двери чем он. И в общем-то могла совершить столь простое действие. Звонок повторился и женщина развернувшись почти выбежала из комнаты, торопясь открыть двери. В конце концов это могли привезти еще какие-то ее вещи. Какие она могла забыть на квартире. Хоть и очень тщательно все собирала. Виктория открыла двери и взглянула на высокую блондинку немного недоумевающе. Хотя собственно почему? Она была в квартире мужчины, за дверью стояла вполне миловидная особа, явно испытывающая нервозность. Может тайная поклонница? Или молодая любовница Нэта? Хотя это вовсе не дело Вик. Лучше пусть Нэт с этим разбирается. Виктория улыбнулась девушке уголками губ.
- Добрый день! Одну минутку. Тренер Хилл, кажется к Вам тут пришли, - и не дожидаясь ни слов от девушки, ни ответа от Нэта ушла в свою комнату, где вновь оповестила Натана о приходе некой девушки.

0

20

Оказалось, что Виктория совсем её не поняла... То есть даже не выслушала. Стоило Еве только открыть рот, как она тут же скрылась. Куда? - едва успела подумать немка, - Может она не хочет со мной говорить? Но откуда она знает, зачем я пришла? Кто-то сказал?! Кто!
Она так и стояла на пороге перед открытой дверью когда рыжеволосая женщина скрылась за дверью. Сначала Ева хотела подождать, вежливо объясниться и  тогда... Вдруг до неё дошло, что её появление само выглядит не очень-то и вежливо. Кому понравиться слежка, а потом просьба помочь на волонтёрских основаниях. Ведь Еве было даже нечем платить за уроки!
- Нет!.... Стойте!.... - выпалила девушка и кинулась вслед за женщиной. Непривычное для неё поведение. Она очень любила, когда кто-то вид за ручку, как это делала мама, и всё рассказывал-показывал. Только Ева усвоила хорошо, что так она не станет лучше танцевать. Ей уже двадцать, а она до сих пор танцует как маленькая девочка. Во время выбора на главную роль в одном из балете в Лейпциге, её не взяли потому, что она танцевала недостаточно... женственно... Подобный вердикт совсем удивил девушку. Она всегда думала, что плавные движения и хорошая растяжка в купе с милой улыбкой - залог успеха. Балетмейстер сказала, что женственность танца не в этом кроется...
- Послушать... меня... - английские слова предательски разбегались и Ева говорила с таким страшным акцентом, что едва ли её сейчас кто-то понял. Девушка выдохнула, - Я пришла к вам, профессор Мейсон. Послушайте меня... Пожалуйста... Не уходите.... Вы моя последняя надежда!
Только теперь она поняла, что оказалась в спальне, а дверь осталась открыта, а её сумка осталась на пороге открытой двери. Позади Виктории стоял мужчина. Его лицо ей показалось незнакомым. Конечно, откуда ей знать всех тренеров в лицо? Всё её внимание было сосредоточенно на Виктории.
Где-то далеко в душе крепла уверенность в себе, в своих силах. Девушка всячески убеждала себя, что не уйдёт без согласия Виктории. Это её первый и последний шанс. Другого не будет. Хотя непривычно... Очень непривычно для Евы вести себя таким образом.
Она внимательно следила за любыми изменениями на лице Виктории, хотя и не сильно понимала в этом языке жестов.
Если я выйду отсюда ни с чем, то дорога в балет мне закрыта. Профессору Мейсон придётся помочь мне! - мысленные установки не прекращались. Без них бы Ева не смогла плюнуть на приличия и кинуться вслед за женщиной.

0

21

Нэт не сразу услышал что в дверь позвонили, поэтому даже не торопился открывать дверь. К нему редко приходили, почти никогда. Во-первых, тренер Хилл сам редко бывал дома. Только если по выходным. Вообще, последнее время он тсл брать пример с декана Джерминса и ночевал на работе иногда, если поздно закончит работу или будет просто лень ехать так далеко, всё равно утром назад. Во-вторых же, все знали, что тренер Хилл гостей не любит. Тем более, когда кто-то пришёл е вовремя, когда он занимается. А занимался Нэт всё свободное время.
- Ко мне? - удивлённо переспросил Нэт, но потом всё же понял, что не к Мейсон же - она переселилась сюда пару часов назад!
Но стоило ему сделать несколько шагов к двери, как в комнату ворвалась эта самая гостья. Поначалу Натан даже опершил от такой наглости, но принялся внимательно слушать её. Как оказалось, пришла она вовсе не к нему, а к Виктории. И как он заметил немного позже, незнакомка сильно волновалась. Сенсею даже жаль её стало.
Последняя надежда? - эти слова можно было расценивать только так: девушка хочет поступить в спортивный университет, но уровень не тот, вот она и ищет того, кто поможет. Так как без помощи она не поступит, но... на этом жизнь не кончиться!
Нэт внимательно смотрел на абитуриентку. Когда-то давно он тоже явлися в Хьюстон и точно такими же глазами смотрел на приёмную комиссию, чтобы ему дали шанс хотя бы просто показать себя. Он тогда тоже думал, что если он не поступит, то можно спокойно умирать. Жизнь на этом будет кончена.
Но ему повезло, приняли. С тех самых пор сенсей никогда не задумывался, что бы было если бы эти авторитетные леди и джентльмены сказали бы "Нет, вы нам не подходите"? Жизнь бы на этом не кончилась, безусловно, но всё бы было по-другому. Он бы не был живой легендой, не получил бы пятый дан, не учился бы дальше и никогда бы и мечтать не мог о седьмом дане в таеквондо.
Он не знал, что было у Мейсон, поэтому решил вмешаться в этот разговор тренера и студента.
- Мисс… – сенсей замялся, ожидая фамилии.  Девушка очень быстро представилась. Похоже, она только этого и ждала. - Вексельберг, проходите в гостиную. Я принесу вам воды.
На самом деле Натан же просто хотел оставить Вик и эту девушку наедине, чтобы Ева могла всё высказать той, что хотела.
На кухне он подумал о том, каких трудов это, наверное, ей стоило: узнать новый адрес, найти дом, а по акценту она ведь иностранка, совершенно точно.  И боялась она – значит, обычно так не делает, а сейчас это отчаяние. Может, это и правда её последний шанс? Как тогда давно было у Нэта?
Тренер задумался, глядя в окно. Вода уже начала переливаться через край, но сенсей не заметил этого. Его ранчо всего в нескольких сотнях километров. Он мог бы вернуться домой на автобусе, если ответ был бы «нет», а она? Зачем она ехала из другой страны, акцент говорил о том, что это Австрия или Германия? На самом деле хотела поступить в их университет? Или просто поддалась всеобщему стереотипу об Америке, что тут сбываются все мечты? Хотя так про Голливуд говорят, но все равно, вдруг у них в Европе по-другому...

+1

22

Такого поворота  она не ожидала. Она только въехала сюда и даже университете не знал ничего о ее местонахождении, а не то что студенты. Она ни с кем кроме риэлтора и Натана не общалась, значит приходилось идти к выводу о том что девочка просто-напросто следила за женщиной преследуя ее. Последнее осознание было малоприятным. Во многом потому что Виктория не имела привычки следить за кем-то и считала все это крайне абсурдным, между тем все же сама она в свое время попадала в такую ситуацию когда за ней следили. Один бывший молодой человек. Крайне ревнивый к тому же. Следил за ней, выслеживал и контролировал каждый ее шаг. Писал смс и звонил находясь за углом спрашивал куда она идет и с кем идет. В конце концов когда ей это надоело она решила с ним порвать. Результат оказался достаточно плачевным: выяснилось что у парня были психические отклонения и в связи с этим он чуть не избил Викторию в порыве своего гнева на почве ревности и раздражения. Это стало толчковым моментом к тому чтобы его забрали в психологическую клинику, а Мейсон стала задумываться что фанатичность ее родителей, не так плоха, особенно если происходили такие ситуации, когда уповать приходилось лишь на господа.  Сейчас она насколько знала тот парень до сих пор был в клинике. Он несколько раз пытался сбежать как вырываясь из самой клиники так и пытаясь себя убить и тем самым сбежать оттуда душевно. И сейчас эта девушка внушала Виктории лишь опасения. Она не знала кто она была. Не знала откуда она ее знала и откуда узнала этот адрес. Но было ясно что она следила за женщиной и последнее не радовало вовсе. Она не знала есть ли у молодой особы справка психиатра или нет. И она просто не знала что делать. Мейсон бы с большим удовольствием осталась в Натаном в одной комнате. Хотя бы за тем чтобы он смог заступиться в случае чего. Но тот кажется хотел оставить девушек наедине. Что ж… ее смерть будет на его совести.
- Эм… Мисс… успокойтесь. Представьтесь для начала и успокойтесь. Я выслушаю вас, - Виктория пыталась взять себя в руки и говорить при этом старалась достаточно медленно и размеренно стараясь не спугнуть девушку. Она последовала примеру Хилла и пригласила молодую особу в гостиную. Она старалась держать расстояние и ожидала когда Ева наконец сядет и успокоится. Потому что в таком состоянии говорить с ней Виктория не могла. Когда молодая особа более менее успокоилась, Мейсон покосилась в сторону Натана и наконец заговорила, - как вы нашли меня? – хотя ответ на этот вопрос она прекрасно знала. – А главное зачем вам я потребовалась?  - теперь она пыталась проявить сочувствие к молодой особе, получалось плоховато, но она же старалась в конце концов, хоть кажется была напугана не меньше чем незнакомая иностранка.

0

23

- Ева Вексельберг... - быстро представилась девушка. чувствуя как перехватывает дыхание то ли от волнения, то ли от гонки за мечтой.  А ещё профессор Мейсон оказалась не очень участливой и не спешила помогать... Это разозлило девушку...
Она так привыкла, что помощь мамы следует по первому зову и на неё во всём можно полагаться. Однако здесь, в Америке, всё будет иначе. А иначе - это плохо лили хорошо? Ева настраивала себя на лучшее - иначе - это здорово....
Немка проследовала в гостиную и пытливо взглянула на Викторию, ожидая от неё хоть какого-то ответа, но она лишь задавала новые вопросы. И вообще держалась как-то отстранёно. Еве не пришло в голову то, что американцам нужно больше личного пространства. Особенно тем, кто живёт в Техасе. Они привыкли держать дистанцию даже с другом более половины метра. Девушка не знала таких тонкостей. В Европе всё по-другому и люди привыкли к тесному контакту друг друга. Поэтому немка заметив, что Виктория держит большое расстояние, сделала пару шагов к ней. Еве казалось глупым так далеко стоять и разговаривать.
- Вы мне потребовались... вы мне потребовались....  - Ева искала нужное слово на английском языке, - Я приехала из Лейпцига и хочу поступить в университет, но не могу! Я потеряла почти два года и мне кажется, что растеряла все навыки.... Я не могу тренироваться одна и вы обязаны мне в этом помочь! Без вас я не смогу поступить в университет и я потеряю  балет - половину моей жизни! Я хочу танцевать главные партии в балетах на сцене... - Ева затихла и перевела дыхание. Она не ожидала от самой себя такой наглости. Лучшая защита - это наступление и девушке показалось, что оно удалось на славу, - ... У меня ни одного серьёзного успеха! Я хочу это исправить!... Да-да... Я знаю, что для этого нужно очень много работать. Я готова к этому...
Она не стала ничего говорить о протезе вместо бедра, собственно причина из-за которой она потеряла почти два года. Почему? Да узнав это профессор Мейсон скорее всего откажется иметь с ней что-то общее. Эта травма не совместима со спортом.

Отредактировано Eva Vexelberg (09.11.2012 08:08)

0

24

Натан Джон Хилл только сейчас заметил, что бутылка, в которой должна была быть вода была пустой.  Он бросил быстрый взгляд на часы - уже десять, значит в это время он обычно готовится ко сну, а иногда и спит, но только не сегодня. Пришла Ева и ещё Мейсон переехала.
Всё-таки нарушила мой режим. - подумал Нэт, когда услышал высокий, даже местами писклявый голос гостьи. Не было бы Вик, не было бы и этой Евы, но с другой стороны, Мейсон же не звала её специально? Мисс Вексельберг сама нашла квартиру Натана и каким-то образом вообще узнала, что тренер переехала сюда. В общем, сенсею было о чём подумать, тем более, что не очень хотелось вмешиваться в разговор тренера и студентки.
- Я за водой. - на ходу бросил Натан и даже не переодеваясь и босиком пошёл прочь из квартиры. Только захватил деньги, даже ключи не стал брать - пусть дверь останется открытой.
Вот прямо, отчитался... - это, в самом деле, было странно для сенсея. Он обычно не особо распространяется о том, куда идёт или что будет делать. А тут как-то само собой вырвалось. Натан, наверное, выглядел очень странно: сам пригласил Еву и тут же ушёл. - Значит, не отчитался... И ладно, какая тут, собственно, разница?
Тренер Хилл неожиданно поймал себя на мысли, что ему вдруг стало не всёравно, что мисс Мейсон решит.  Искать этому оправдания не стал, просто как-то не хотелось, даже соображалось туго немного. Время позднее, сенсей обычно ложится спать в десять часов, наверное, поэтому он шёл и широко зевал.  Вид зевающего тренера таеквондо привлекал внимание пожилых людей, которые гуляли под руку, молодёжи, собиравщуюся в большие и не очень компании и тех, кто только шёл на работу или возвращался домой. На улице вообще было мало людей, сейчас многие пропадали в интернете.
Натан не любил компьютеры. Он вообще был несколько старомоден, даже по телефону не любил говорить - обычно личная встреча. Сам никому не звонил и если нужно было поговорить, то только при встрече, не иначе.
- Где у вас вода? - раздражённо бросил Натан продавцу в большом супермаркете. Он терялся в таких местах, где можно было купить всё, что хочешь: от готового обеда до большого телевизора. И из-за таких огромных размеров ориентироваться там только с помощью карты и компаса...
Девушка оказалась очень вежливой, она провела сенсея к нужному месту и после того, как он взял большую, пятилитровую бутылку чистой воды показала, где касса. Ну, конечно, Нэт тоже человек и на него подействовали эти уловки, на которые рассчитывают владельцы супермаркетов, и поэтому по пути он ещё прихватил пару пасхальных шоколадных яиц и пакетик корма для собак, зачем он Натану? Сенсей задумался над этим только когда поднимался по ступенькам на свой этаж.
Ладно, пусть лежит... - решил Нэт и бросил пакетик в холодильник, чтобы дольше пролежал. Потом он всё же достал два последних кусочка льда, налил воды и отнёс стакан Еве, они уже были в гостиной.

0

25

Девушка похоже была оскорблена таким поведением американки. Ну простите, если девчонка вела себя как ненормальная: у нее похоже была мания преследования людей, а это знаете ли не всегда лечится и не всегда играет хорошую роль не только для окружающих но и для нее самой. Виктория с какой-то осторожностью и в то же время хмуростью (чтобы не показать свой испуг) смотрела на девушку перед собой. Она была молода и миловидна. Она была иностранкой судя по ее говору. В ее голосе и словах слышался акцент. У нее были иностранцы в группе но ни одного из них не было еще такого акцента, поэтому определить откуда прибывал девушка, Вик не могла. Она сделала полшага назад от девушки путаясь соблюсти дистанцию. Такие юные и дерзкие молодые особы обычно ей не попадались. Были конечно девушки и парни с рвением к учебе, с рвением к блестящей карьере, но такого безрассудства она не замечала.
- Я кажется попросила Вас успокоиться! – она чуть повысила тон, чтобы девушка наконец услышала ее просьбу и перестала так тараторить о своих мечтах и навыках. Чего уже Виктория не любила так это торопливости и мании величия. Впрочем мании величия тут как бы и не было, но вот ее слова о лучших партиях в балете были похожи на оную. С одной стороны мечта это хорошо, но с другой это походило на манию похлеще мании преследования. Такие люди обычно хотят все и сразу и готовы идти по головам ради своей карьеры. Такую тактику она не принимала сама и не разрешала принимать своим студентам. Сейчас Виктория со стороны себе напоминала Хилла. Такая же упрямая и серьезная. Она была преподавателем от которого зависела карьера и жизнь девочки, как она о том сообщила, но вместе с тем она не хотела брать к себе под крыло девушку у которой амбиции зашкаливали. Поэтому Виктория невольно сложила руки на груди в защитном жесте. Больше всего ей хотелось отдохнуть после переезда, но кажется отдыха пока не будет. Во всяком случае пока она не решит что-нибудь с этой особой.
- Запомните, мисс Вексельберг. Ни один человек никому не обязан, кроме как своим родителям  в основном матери которая подарила жизнь. А я… - она сделала акцент на последнее слово, -  … тем более не обязана помогать Вам, учитывая тот ф акт что вы следили судя по всему за мной до этой квартиры, а потом довольно резко влетели не имея при этом при себе разрешения войти. Возможно в Лейпциге это и нормально, но не здесь, не в Техасе, не в Америке. – она замолчала давая девушке время осознать эту информацию и самой заодно успокоиться.  Она молчала какое-то время осматривая девушку с ног до головы и пытаясь так понять пригодна ли она вообще для балета. Фигура у нее была подходящая. – Почему вы не явились на прослушивание в назначенный день и час ?- этот вопрос был более закономерен. Она явилась и просилась быть принятой по сути по блату. Такого тоже она не принимала. Если хочешь добиться своим трудом добивайся.

+1

26

- Я выбрала вас из десятка преподавателей по балету потому, что слышала о том, что вы каждое воскресенье посещаете церковь, - вдруг заговорила Ева совсем другим голосом - уже не кричала, не сбивалась. И даже очень -очень тихо заговорила. Всё её лицо раскраснелось от волнения, а в глазах блестели слёзы, - А вижу, что ошиблась. Потому что бог призывает к милосердию и любви к ближнему. Sie wollen mir nicht helfen und Sie denken nur an sich. Sie sind Egoistin!*
Ну что вы подумали? Ева не надеялась, что её примут с распростёртыми объятиями и погладят по головке за вторжение в чужую квартиру. Да даже в Лейпциге это считалось бредом. Немцы очень любят порядок. Но она была в отчаянии! За окном уже стемнело, она потратила столько денег на такси, ей негде ночевать...
- Те, кто говорили мне про вас похоже совсем вас не знают! - голос Евы дрогнул и из глаз покатились слёзы. Она поджала губы и отвернулась в сторону двери. Ну да-да! Можно подумать, что слезами она пыталась разжалобить Викторию, которая с виду была непреклонна в своём отрицательном ответе. Но это были просто слёзы от обиды на себя и на маму, которая разрешила поехать в Америку. Почему она не предупредила Еву о том, что её ждёт разочарование. Никогда прежде Ева не чувствовала себя более беззащитной.
- Я потратила на такси все свои деньги чтобы приехать к вам, мне негде остановиться...и...и...! Я не занималась год... год!.... из-за травмы. Что я могла показать на прослушивании?! Никто не хочет со мной заниматься в Лейпциге и я приехала в Америку. Потому что говорят в Америке великие возможности... - и потом девушка не заметила как перешла на немецкий, - Sie sagen so als ob der Verletzungen niemals bekamen. Umsonst habe ich den Wörtern nachgeprüft: "Professor Mejson wird Ihnen helfen. Sie ist" sehr gut. Sie beunruhigt nur Sie!**
Я же всего лишь хотела найти тренера, чтобы наверстать упущенное. Чтобы вспомнить то, что забыла за целый год!... Какая я была глупая?... Она даже не выслушала меня, не узнала почему я здесь и почему прошу о помощи! Если бы мне нужна была только слава, я бы поехала в Голливуд!... Она совсем не верит в бога если может быть такой эгоисткой! - сейчас девушку распирало от отчаяния и желания не сдаваться. Хотя второе конечно было слабее первого. Еве не привыкла делать что-то в одиночку, у неё всегда была поддержка мамы. Возникло непреодолимое желание уехать в Лейпциг... к маме. Она совсем не оказалась сильной и даже расплакалась при чужих людях. Но прежде чем улетать обратно, нужно было где-то взять деньги на билет.
- Извините нахальную немку из Лейпцига и уж поверьте я следить за вами не буду - спите спокойно! - Ева вихрем пронеслась мимо мужчины со стаканом воды. Её сумка стояла у порога. Кажется этот мужчина занёс её. Немка рывком схватила сумку и захлёбываясь от слёз и обиды хотела уйти. Но ручка треснула и из полуоткрытой сумки посыпались мелкие принадлежности: мыло, зубная щётка, паста, расчёска...
Какая я глупая, что взяла с собой даже пуанты! -  с досадой подумала Ева пряча их в сумку дрожащими руками. Она опустилась на колени и наспех принялась заталкивать всё в сумку.
За окнами стемнело, а ей действительно было некуда идти. У Кати была здесь подруга... Наверное Ева поедет к ней. Точнее пойдёт пешком...

* Вы не хотите мне помочь и думаете только о себе. Вы - эгоистка!
**Вы говорите так будто никогда не получали травм. Зря я поверила словам: "Профессор Мейсон вам поможет. Она очень добра". Вас волнует только вы сами!

Отредактировано Eva Vexelberg (13.11.2012 21:45)

+1

27

Нэт с ошарашенным видом, а по-другому и не назовёшь, наблюдал за Евой. Нет для него это была очень молодая девушка, которая приехала из Европы и судя по акценту из Австрии или Германии. Чего она хотела? Скорее всего брать уроки у Виктории. Она же это и вкладывала в понятие "помощь". Обычно от тренеров просят только этого - попросить научить и если нет денег, то это и называется "помощь".
Если говорить о Нэте то к нему тоже обращались студенты с такой просьбой. Обычно он помогал с удовольствием, тем более если у студента есть желание и мотивация для ежедневных и упорных тренировок, после которых будут ныть не только ноги, но и руки, и спина, и пресс. Но если у спортсмена есть желание, то почему бы и не потратить свободное время на него или её? В случае сенсея это скорее было "на него" - таеквондо обычно занимаются парни. Хотя Натан не раз говорил, что лучше и успешнее тут будут девушки. Но их привлекала вредная гимнастика, фигурное катание, танцы или теннис. Конечно, некоторые виды спорта несут больше пользы, чем вреда, но в случае с вышеперечисленными было совсем наоборот. Особенно вредна для дам была гимнастика.  Балет тоже на самое полезное для здоровья занятие, но гимнастика только губила девушек.
Ева же как выглядела как та, что спортом серьёзно не занималась достаточно долгое время. Как она потом сказала, год. Много! Тем более для балета, - подумал Нэт. Он уже как-то начинал привыкать к плачущей у него в гостиной девушке.  Её акцент хоть и был жутким из-за нервов, но сенсей уже понимал почти каждое слово, сказанное на английском. Немецкий же - пустой звук. В школе он учил испанский, но даже тот никак не запоминался. С корейским, который Натан стал учить только пару лет назад было ещё хуже, тем более, что он никак не мог найти носителя языка,  с которой он мог бы говорить на корейском. Да, тренер Ли была на их кафедре, но многие путали: женщина была родом из Японии!
те временем девушка перешла вновь на родной для Хилла английский, и из этих слов сенсей точно понял, что она недовольна тем, что её ответила Виктория. Он, конечно, не слышал ни слова из того, что сказа Вик, но то что она уже смогла каким-то образом довести молодую девушку, явно достигшую совершеннолетия в этом году, до слёз в глазах Натана не поощрялось.
А ещё самый добрый тренер... - с сарказмом подумал Хилл в тот момент когда мимо него пулей пролетела немка.
- Ева! - окликнул её Натан. Он очень быстро вспомнил её имя и фамилию. Даже быстрее, чем сам того ожидал. - Мисс Вексельберг, -  обратился к той Нэт второй раз. Естественно первый раз она не расслышала. И не остановилась. Только вот вещи повалились очень вовремя для Натана. Они-то и задержали девушку. - вам некуда идти?
Хотя вопрос был не для того, чтобы на него отвечали. Зубную щётку человек не понесёт с собой, если у него есть ванная комната.
- Вы можете остаться на одну ночь здесь, если согласны спать на полу. – Натан помог собрать разбросанные вещи. - Серьёзно, вы можете остаться. Или я настаиваю на том, чтобы вы взяли у меня деньги на такси и отель. - Тренер взял бумажник и отсчитал ту сумму денег, которой хватит на такси несколько дней в отеле. Плюс ещё можно будет купить себе что-нибудь поесть.
Огромное желание танцевать балет подкупало Натана. Последнее время он очень редко видел столько упорства и в тоже время безрассудности во имя достижения своей цели.  Так он очень хотел, чтобы у этой девушки всё получилось, и она бы получила какую-нибудь там высшую награду, а не погибла бы на соседней улице от ножа или попала бы в участок за кражу.

+1

28

Ее считали самым добрым тренером из всех. Даже наверное на кафедре ее называли девой Марией или матерью Терезой потому что считали что уж кто-кто, а вот Виктория Мейсон всегда найдет как помочь и никто не откажет в помощи. Она и не хотела отказывать этой девушке. Она не хотела доводить ее до слез. Она не хотела чтобы девушка убегала из квартиры в истерике. Она ничего этого не хотела и если бы пришла сейчас в себя или узнала заранее что произойдет, то явно бы схватилась за голову от ужаса. Но Вик все та же стояла на своем месте. Она все так же держала руки на груди и смотрела на девочку. Она замерла. Замерла от ужаса. От ужаса того что она совершила. Вик хотелось уйти в свою комнату и спрятаться от позора. Но ей в голову вдруг ясно ударили слова сказанные когда-то отцом: «Не смей убегать от трудностей и от своей вины. Признай ее и по возможности исправь, но никогда не убегай».
- Вы не правильно меня поняли, - Наконец проговорила Виктория подходя ближе. Она боялась подойти очень близко. В этот раз уже она боялась спугнуть девушку и получить открытый нагоняй от Хилла. По его взгляду она поняла что мужчина явно не доволен произведенным на студентку эффектом. Наверное он бы испепелил ее взглядом будь у него такая возможность. Да и она бы сама готова была сгореть. – Мне нужно было знать почему вы даже не попробовали прийти на прослушивание. Я не верю тому что можно забыть все свои навыки я в свое время прекратила заниматься балетом на два года и все равно помнила все элементарные стойки и движения. Вы тоже должны были помнить хоть что-то. Я не смотрю только на талант. Я всегда смотрю еще и на старание. И если бы я увидела это старание то вам бы не пришлось охотиться за мной, выслеживая… - она кашлянула. Данная тема была ей не приятна: - Согласитесь, это не вежливо следить за человеком и ходить за ним по пятам. Это не приятно для меня. – наконец констатировала она. Виктория сделала пару шагов и подняла какую-то бумажку с пола протягивая ее Еве, слегка виновато улыбаясь.
- Простите, мисс Вексельберг, за недопонимание и за мои слова. – она помолчала немного а затем добавила: - Я бы хотела посмотреть что вы можете и как вы стоите на пуантах уже завтра утром. Поэтому не хотела бы терять вас из виду. Сегодня я думаю вы переночуете в моей комнате, а завтра с утра мы с Вами отправимся в зал и вы покажете что вы можете и что вы до сих пор помните. – она старалась говорить мягко и вкрадчиво. Совесть и стыд сжигали ее изнутри. Она готова была спать на диване или на полу, но не отпускать эту девочку в ночь на улицу. И плевать что бы сказал Натан сейчас на ее «доброту» в его доме. Да вообще было как-то мало интересно его мнение в данный момент, хотя его поведение и беспокойство заставляли женщину испытывать к нему симпатию. Возможно она объяснится перед ним потом когда все уладится и расставится на свои места.

+1

29

Она не ожидала, что её примутся останавливать. Ева скорее надеялась, что обитатели квартиры молча её проводят взглядом. Немка пулей вылетит из многоквартирного дома и задумается над тем, куда ей идти дальше. Но как бы не так! Всё оказалось по-другому и первым отреагировал мужчина со стаканом воды. а потом и профессор Мейсон, которая...
извинилась?... - Ева осторожно посмотрела в сторону женщины. Минуту назад та так твёрдо заявила, что никому ничем не обязана, а сейчас извиняется.
Теперь немка чувствовала себя неловко за внезапный выплеск эмоций, однако если бы не он, никто не знает, чем бы закончился их разговор. Балерина бы сказала: "Извините меня" и скорее всего бы ушла.
- Я тоже прошу прощения за то, что следила за вами,  - тихо ответила Ева поднявшись на ноги, - Но у меня не было выбора.
Хотя она и сейчас не понимала в чём плохого того, что она следила? Ну да, это не приятно, но Ева же не маньяк какой-нибудь. Однако она вспомнила что-то о личном пространстве у американцев и решила, что в этом кроется вся причина. Немка просто нарушила личное пространство.
Размышления прервались, когда Ева бросила случайный взгляд на бумажку, которую подняла профессор Мейсон. Это было её выписка из больницы. Там же врач потрудилась подробнейшим образом рассказать об операции, которую перенесла Ева. Искусственное бедро - это не так страшно для того, кто просто ходит, но не совместима с большим спортом.
Как она сюда попала? - Ева вся похолодела от ужаса. Она испугалась, что если профессор Мейсон узнает о том, что она ещё и не совсем здорова, то откажется с ней тренироваться. Немке и так пришлось слезами выбивать её согласие.
- Эээ... спасибо за всё... - дрожащими руками девушка забрала у профессора бумагу до того, как у женщины возникло желание её прочитать, и обратилась уже к обоим обитателям квартиры. - Не нужен отель и комната... Достаточно дивана. Я не хочу никого стеснять.
Она торопливо сложила бумагу пополам, чтобы никто не смог прочитать.... На её счастье всё было написано на немецком. Но если вдруг мужчина знает немецкий? Или профессор Мейсон? Или увидят лейбл медицинского центра и попросят перевести, что делать?
Но Ева была оптимисткой и надеялась на лучшее.

0

30

The End!

0

31

The End

0


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » Это не судьба... Это чертово издевательство! [finished]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC