Barnaby Woods

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » товарищеский матч 9.09.2011 [finished]


товарищеский матч 9.09.2011 [finished]

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Дата и время: 9.09.2011. 18.45-21.00
Место: CТАДИОН, ПОЛЕ ДЛЯ АМЕРИКАНСКОГО ФУТБОЛА И КАФЕТЕРИЙ
Участники:

.pic

.name

.gender

.age

.other

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/avatars/6.jpg

Alicia Velazques

female

27 y.o.

тренер художественной гимнастики

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/avatars/6-1.jpg

Nathan John Hill

male

38 y.o.

тренер тейквон-доо WTF

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/diz/Eva-1.jpg

Eva Vexelberg

female

20 y.o.

балерина из Лейпцига

Краткое описание отыгрыша:
Натан и Алисия отправляются на матч, как и собирались ещё в среду. На игру, конечно, могут пойти все, кто хочет - только пишите в нужной теме. Перед уходом на глаза Нэту попадает телефон Евы, той самой балерины. Он звонит, ну просто чтобы узнать как дела. Немка отвечает, что Виктория Мейсон не провела ни одного занятия и посему сенсей вмешивается в это дело. Объяснений у Вик он не требует - просто ищет Еве нового тренера, а точнее просто приглашает на матч в кампус и там думает поговорить с Алисией Веласкес... А на поле сегодня играют "Орлы" с командой "Горцы". Их поддерживает команда "Пчёлки" и много-много студентов и преподавателей, а так же гостей из Хьюстонского университета.

0

2

Лили не любила выходные. Она много времени проводила на роботе и домой приходила только переночевать. Даже после того, как многие коллеги спешили домой, Лили оставалась в танцевальном зале. Пока охранник не начнёт навязчиво заглядывать и напоминать о времени. Иногда Лили занималась со студентами дополнительно, иногда слушала музыку или занималась сама – растягивалась, разминалась. Иногда читала, сидя на полу.
Алисии необходимо было посвящать себя какому-то делу. До неприятностей, которые случились у Шерон, это была работа. Потом – сама подруга. Стоило Шерон попасть в больницу, Лили начала проводить время на работе куда меньше. В любую свободную минуту она бежала в больницу. Лили выполняла любые просьбы подруги, охотно выслушивала её и во всём поддерживала.
«Спасибо, подруга, что бы я без тебя делала!» - очень часто говорила Шерон и Алисия очень гордилась тем, что играет важную роль в её жизни. Однако, это накладывало на неё определённые обязательства, не всегда приятные. Например, Лили частенько забывала о себе. Иногда выслушивать жалобы на жизнь становилось просто невыносимым. Но всякий раз все неприятности меркли перед единственным словом: «Спасибо». Как мало порой нужно! Признавалась ли Алисия себе или нет, но она была по-своему счастлива.
Тем не менее, все мы устаём даже от самых положительных чувств. Так и Лили. Её долг был – идти после работы к Шерон, но женщина сделала по-другому. Пожертвовав обедом, она забежала к подруге днём и сказала, что не сможет придти вечером. Сильно извинялась и даже соврала, что завалена работой.
Лили чувствовала себя ужасно! Она не любила ложь, но теперь считала себя обманщицей. Женщина пыталась убедить себя, что не сделала ничего плохого.
Всем нужен отдых. Мне тоже. Неужели я не могу один раз сходить на футбольный матч?! – даже такие мысли не помогли как следует. Поэтому Лили разрывалась до самого вечера, - И не пойти я тоже не могу. Мы ведь договорились встретиться там с Натаном… Я не могу подвести его! Как я всё ему объясню? И что скажу, когда он спросит почему я не сказала раньше?!
Со смешанным чувством Лили пришла таки на матч, обещая себе весь завтрашний день посвятить Шерон. Она и так слишком долго не навещала её. Натана ещё не было и поэтому Лили ждала, пытаясь избавиться от угрызений совести. Самое смешное, что не пойдя на матч, она тоже будет чувствовать себя виноватой. Ведь обещала Натану.
Позвоню маме завтра из больницы. Спрошу как дела, как Дарен. Я уже давно ей не звонила… Надо зайти к ней хоть на пять минут, - Лили чувствовала, как её раздирают на кусочки. Везде требовалось её участие (а может это просто кажется?), но такая жизнь была ей по душе.
“It’s my life”, как говорят многие американцы.

0

3

Сенсей провёл день за тренировками своих спортсменов за первенство в штате. Да, Техас большой штат и поэтому спортивных талантов там тоже больше и значит, тренироваться нужно ещё усердней. Вот это и говорил Натан своим студентам, хотя самому с трудом верилось, какую чушь приходится нести, чтобы мотивировать спортсменов на упорные тренировки. Немногие из них действительно желали победы, ну, знаете, как голодный волк свежего мяса, так и спортсмен должен хотеть получить золото. Да, оно одно, но всё равно только воля к победе помогает обычному человеку стать чемпионом. А мистеру Хиллу нужны были именно чемпионы с волевым спортивным характером.
Когда было свободное время он прикладывал к больной спине лёд, отвечал на вопросы студентов о вчерашнем спарринге со старшекурсником и думал о предстоящем свидании с Викторией Мейсон и о грядущем матче американского футбола. О Еве он напрочь забыл, хотя пригласил ту на игру. Как именно трактовать молчание и бездействие мисс Мейсон сенсей точно не знал. Зато он хорошо понимал, что танцы это тот же вид спорта, пусть и не олимпийский, и даже он требует постоянных тренировок и чем больше, чем лучше.
Остаётся только жать плечами и надеется, что сеньорита Веласкес согласится взять студентку. Главный вопрос деньги – настоящий тренер готов работать бесплатно. Да-да… Вот и проверим профессионализм мисс Веласкес…  – размышлял Нэт уже на кафедре. Коллеги ушли, в пятницу у многих были свои планы перед игрой, и мистер Хилл был совершенно один. Но Нэт любил одиночество – в тишине можно подумать. А размышления обо всём в последнее время вошли у Натана в привычку.
Хотя, когда он таки вспомнил про Еву Вексельберг, эту немку без цента в кармане, он рванулся спуститься к Алисии, но передумал уже у дверей. Боль в спине отрезвила, и он решил приложить лёд. Для этого пришлось спуститься в кафетерий. Да, в глубине души он надеялся что встретит Алисию в холле, нарочно не очень-то спешил, но гимнастка не встретилась и предупредить о «новой студентке» не удалось.
Он вернулся на кафедру и думал о свидании с Викторией. Точнее планировал свои выходные – тренироваться и постигать премудрости восточной философии нужно было даже несмотря на то, что они с балериной уже не были врагами и почти не спорили.
После переезда ко мне её как подменили… – и тщетно Нэт пытался найти причины для столь кардинальных изменений в личности Виктории. - Где воля, настырность, самоуверенность, независимость? Это ж мне понравилось в ней…
Писк таймера на столе напомнил о матче. Сенсей собрался и спустился вниз, а затем вышел на стадион. Глазами он нашёл Алисию и к большой радости не нашёл Еву. Ура! У них было немного времени, чтобы поговорить.
- Ну, мы снова за разные команды? – раздался за спиной голос Нэта. - Привет!
Они пожали руки.
- Есть одно дело, но у нас мало времени. – да говорить, когда вокруг такая толпа болельщиков не лучшее время, но благодаря своей забывчивости выхода у Натана не было.
- Извини, что так сразу к делу, но она придёт с минуты на минуту… – Хилл заблуждал глазами по головам студентам, тренеров, работников в кампусе и гостей, но светлой головы немки не было видно. - Ты можешь подготовить одну балерину к вступительным соревнованиям? Сразу предупреждаю: у неё едва ли есть чем тебе платить, но вы об этом сами разбираться будете, если ты её возьмешь. Так как?

+1

4

Если бы Натан пришёл хоть на пару минут позже, то возможно уже бы не застал её. Совесть мучила неумолимо. Алисия была уже готова уйти и сделать Шерон подарок. В последний момент её остановила мысль о том, что уже слишком поздно для больничных визитов.
– Натан! – Алисия обернулась и радостно вскрикнула, - Не знаю как ты, но я болею за команду нашего университета! Я надеюсь, ты не на стороне «гостей»?
«Гости» - это, разумеется, команда «Горцы», которые приехали в Хьюстонский университет для товарищеского матча. Пока линии футболистов и болельщиц растянулись по обеим сторонам поля.
– Балерину, но я…. – Лили не ожидала, мягко говоря. Она ведь была совсем начинающим тренером и никогда не тренировала для поступления в университет или ещё чего-нибудь важного. К тому же, Алисия начала свою педагогическую карьеру в университете, где её предметы не были основными для всех студентов. Это снимало с неё ответственности, но лишало ощущения, что она учит на самом деле.
– Я не знаю… – тренер почувствовала, как у неё дрожат руки. Заблестели глаза, разумеется, от счастья и радости, что у ней появился шанс, - Я постараюсь… Я хочу её тренировать, но мне не приходилось готовить спортсменов к чему-то особенному.
Она с надеждой посмотрела на Натана, что он скажет что-то такое и в один миг её успокоит.
В руках она держала то самое кимоно сенсея, которое зашила и даже постирала. Со среды они так и не встретились и не было случая отдать. Большой университет, много лиц, много мнений. В конце концов, Алисия просто боялась вот так бесцеремонно наведываться на кафедру единоборств и протягивать сенсею одежду. А вдруг поползут слухи, которые навредят ещё не начавшимся отношениям Виктории и Натана. Лили меньше всего хотела так подставлять мистера Хилла.
Будет здорово, если у них что-то получиться. Я не знаю её хорошо, но если её выбрал Натан, то должно быть, она прекрасная женщина! – Алисия частенько таким образом лезла не в своё дело и высказывала мысли вслух. Просто в тот момент не было никого, кому бы она могла сказать. Как уже говорилось, с мистером Хиллом она не встречалась, а Виктория… Её гимнастка видела пару раз, но та всегда такая задумчивая, отстранённая и погружённая в себя, что не одна Алисия избегала с ней контакта. 
-  А кто она? Как её зовут? Почему она не может поступить без посторонней помощи? – Лили сама с трудом представляла вступительные соревнования. Ведь она сдала только теоретическую часть, а соревнования ей были противопоказаны по причине болезни.
Лили напрочь забыла о том, что хотела отдать кимоно. ПОэтому так и мяла бумажный пакет в руках.

+1

5

Волновалась ли она? Очень-очень-очень! Ева целый день не находила себе места и напрочь забыла том, что вечером её ждёт работа. Надо выспаться перед бессонной ночью. Затем Еву ждут танцы по двадцать минут с перерывом, около десяти минут.
Пресловутый матч волновал её больше, чем работа. Ева металась по дому и твердила себе, что ждала этого момента больше года:
– Сегодня, уже сегодня я буду на шаг ближе к своей мечте! И меня не остановит какая-то больная нога! Боль, боль, боль! У меня всё-всё получится!
Растрёпанные волосы, пересохшие губы, бормотавшие что-то на немецком, и не мигающий взгляд, устремлённый вперёд. Ева бы испугала, если бы кто-то увидел её такой. Девушка переживала очень тяжело, не ела, не пила. Сильное расстройство желудка поставило весь поход на матч под вопросом. Ева убедилась, что упрямства и наглости у ней предостаточно. Поэтому она слушала музыку,  развлекала себя, смотрела телевизор, пытаясь уловить смысл слов на английском. К пяти часам ей удалось нормально поесть и теперь стало ясно – она идёт на матч!
Ева думала о новом тренере. Какой она будет? Хотелось, не такой как Виктория, которая пускает слова на ветер.
Наверное, я напугала профессор Мейсон, но выслушала бы она будь всё по-другому? Не знаю, но уверена, что многие в ней ошибаются! Наверное, профессор Мейсон добрая, если надо снять с дерева котёнка или отнести газету соседям. Сложнее, если дела серьёзнее, - не ждите от девятнадцатилетней девочки, особенно если это Ева. В её голове давно поселился ветер, который порой выдувает правильные мысли. Иногда немка набредает на верные, но только после того как набьёт себе много шишек.
Ева в задумчивости вышла из дома, обнаружив, что надела солнцезащитные очки. Привычка. Немка берёт их с собой на работу. Когда идёт утром домой – солнце светит прямо в глаза. Она забыла, что сейчас идёт не на работу. Возвращаться? Нет! Немка уже опаздывала.
Мистер Хилл объяснил дорогу, но Ева не запомнила и с трудом смогла объяснить водителю, куда ехать. В США лучше всего ездить на такси. Другой транспорт – бесполезен, слишком дорог и занимает много времени.  Ева любила ходить пешком, но в США так никто не делает.
У входа на стадион появилась новая проблема – нужен билет. Девушка едва не разрыдалась – всё против неё, даже собственный организм! Её выручил один из студентов, продавший лишний билет за тридцать долларов. Ева не жалела денег. Она должна туда попасть.
Разглядеть в толпе того, кого Ева видела однажды – задача посложнее, но профессор Хилл отыскался. Ева робко поздоровалась, походя к мужчине. С интересом девушка взглянула на его собеседницу – это и есть новый тренер?

0

6

- Только «Орлы». – Нэт улыбнулся и, воспользовавшись минутой когда Алисия размышляла над совсем непростым ответом, добавил, - Надеюсь, ребята сегодня не подкачают.
На самом деле мелочь – какой-то товарищеский матч, чтобы команды двух университет могли так поделиться друг с другом опытом и подготовить ребят к более серьёзным матчам, но в Спортивном университете все были настроены очень решительно. Просто для специализированного на спорте учреждения было важно показать, что их спортсмены лучше или иначе, чем они отличаются т футбольного клуба?
Натан не только занимался распространением билетов. Не так давно Рейден, но как он требует себя называть на общих собраниях, мистер Джерминс, поручил Нэту следить, чтобы между тренерами не было разговоров о договорном матче. Всё равно победа – дело принципа, тем более тренера и студенты ставили на «Орлов». Пусть в шутку и больше чтобы поддержать футболистов.
- Ты справишься и потом, больше будет зависеть от тебя. – Натан похлопал латиноамериканку по плечу и взял кимоно. Тут же захотелось развернуть и убедиться, что работу Лил выполнила просто великолепно, но подошедшая Ева нарушила планы сенсея. По крайней мере, он не ожидал немку так скоро и почти вовремя.
- Привет,  как ты? – традиционное рукопожатие. Хилл присмотрелся к знакомой, чтобы лучше ту запомнить, ибо в этот раз ему удалось узнать балерину только потому что она первая подошла к ним.  - У тебя всё в порядке?
Нэт не был таким добрым. Просто Ева была так напугана и больше походила на жертву автокатастрофы, которой чудом удолось отделаться только испугом, а не на молодую спортсменку, которая пришла сюда развлекаться.
- Познакомься –это твой новый тренер, - чёрт, чувствую себя ужасно. Самое время сказать, что Мейсон дико занята и больна, да и как-то объясниться перед ними. У Алисии, ну, и у Евы тоже, могут быть вопросы. Нет, не буду ничего объяснять сейчас – только если спросят.  - Алисия Веласкес. Алисия – это Ева.
После традиционного «церемониала знакомства» они пошли на стадион. Натан показал билеты, по пути Лили отдала ему свой, а для Евы он приберёг билет ещё позавчера. Церемониал и беседа  сделали своё дело, и когда компания оказалась на ступеньках, заиграл гимн.  Всем троим пришлось замереть на ступеньках и как полагается петь его слова вместе со всеми.  Нэт продолжать сжимать в руке кимоно и только мечтать о том часе, когда сможет рассмотреть все швы спокойно. Швейные способности художественной гимнастки может, и были талантом, но скрытым. Сам Хилл ничего не знал об этом до недавнего времени. Когда гимн отыграли,  сенсей покосился на девушек. Уж очень сейчас подходящее время, чтобы спросить о Вик, тем более, когда латиноамериканка узнала, что они живут в одной квартире.

0

7

Перед ней была высокая девушка, милая, но слишком молодая.  К тому же Лили она показалась немного напуганной. Хотя, в этом не было ничего странного. В её речи Алисия уловила сильный немецкий акцент. Хотя, его пожалуй не заметит только глухой!
Ева, значит… – Лили улыбнулась. Ей не причин относиться к этой девушке плохо. К тому же, она совсем не любила, когда её боялись. А сейчас Ева смотрела на неё с долей испуга. Тренер думала, что дело в ней. Поэтому Лили как можно добродушней улыбнулась и протянула руку в знак знакомства:
– Очень приятно, Ева. Я твой тренер.
Лили сама не заметила, как передала Натану его кимоно, а может он просто сам его забрал. Так или иначе, сейчас её интересовала Ева. Лили хотелось расспросить эту девушку. Что она делает в Америке? Откуда она? Как отпустили её родители? Однако лили просто-напросто боялась ещё больше испугать девушку.
К тому же, Натан застал её врасплох. Алисия и подумать не могла о том, что когда-то будет тренировать балерину для поступления в университет. А если та не поступит? Если она не справиться? Что тогда делать? Лили сама с ужасом вспоминала период поступления в университет. По состоянию здоровья она сдавала только теоретическую часть. Однако  всё равно жутко волновалась. Ждала заметное письмо и каждый день проверяла ящик. Когда же его получила, то так обрадовалась, что потеряла сознание. На её счастье мама и Уильям оказались рядом. А ведь этой девушке придётся сдвать не только теорию...
Словом, Лили была воодушевлена, но не меньше испуганна. Разные "а если" только мешали и тренер понимала, что пока не подумает о чём-то другом, Натану и Еве придётся её откачивать. А это будет не очень красиво. Тем более, что мужчина так любит американский футбол.
Они втроём прошли на стадион и заняли свои места. Заиграл университетский оркестр, в качестве разминки. Хотя по мнинию Лили, это только повод чтобы пощекотать нервы футболистам, которые и так волнуются перед матчем. По крайней мере, музыка её отвлекла от разных "а если", зато возник вопрос - а  почему за это не взялась Виктория?
Она же балерина и ей по профилю ближе. К тому же, она ведь так любит свою работу! - Лили вспомнила речь балерины на итоговом семинаре. Она с такой любовью отзывалась о студентах, - Она же не могла просто отказать? Это странно?
Виктория показалась молодому тренеру очень волевой натурой, но вскоре мнение изменилось. Балерина всегда была одна. Коллеги не разговаривали с ней. Её будто не замечали.
Лили решила узнать у Натана. Но поскольку было очень любопытно, то она бы скорее умерла, чем дождалась "удобного" момента.
- А что с Викторией? Разве она не хочет тренировать девочку? - почти шёпотом спросила Лили у мужчины. Она старалась говорить, быстро чтобы Ева не успела понять.

0

8

Она... Она... молодая!... Разве она сможет подготовить меня?! - Ева осталась недовольна новым тренером. Эта девушка не внушала доверия.  Ева ожидала увидеть некое подобие мистера  Хилла. Женщину  средних лет,  такую же собранную и серьёзную….
Ева питала к этой самой мисс Веласкес большое недоверие (ну миссис назвать её просто язык не поворачивался!). К тому же, тренер сама нервничала. Да и вообще этот образ молодого специалиста никак не укладывался у Евы в голове.
Мисс Веласкес была очень не похожа на её мать, которая была девушке лучше любого тренера. Женщина была всегда уверена, знала, что и как делать.
Разве она может чему-то научить если так нервничает сама?! – Ева-то думала, что всё-таки сможет рассказать про свою травму, но глядя на слегка неадекватное поведение мисс Веласкес, решила, что промолчит.
А почему она так решила? Просто женщина повторяла слова Натана прямо следом за ним… Это как-то немного странно! Она ещё не знала, чего ей ждать от нового тренера. Поэтому немного приуныла, хотя и весь день была воодушевлена этой встречей. Ева вдруг почувствовала усталость, но надо было продолжать быть милой. Иначе, иначе, она сама может всё испортить. И что будет тогда? К тому же, Ева просто не простит себе, если кто-то будет думать о ней плохо….
Вот Виктория уже думает о ней плохо… Плохо, очень плохо!  Надеюсь, что когда поступлю в университет, у ней измениться мнение обо мне! – Ева всё равно с  детской наивностью настраивала себя на лучшее хотя надежда попасть в стены университета становились всё призрачней с каждым днём. Она совсем не хотела, чтобы Виктория подумала о ней, как об избалованной штучке, у которой большие планы на будущее. Но при этом которая только требует и ничего не хочет делать. 
Ева любила труд, любила балет и даже бросила привычный образ жизни рад него. Перебарывает боль в бедре, чтобы вновь танцевать. Ну разве это не показывает её выдержку и волю?! Однако у Евы всегда был проблемы с выражением мысли. Когда она хотела показаться дружелюбной, все думали, что она подлизывается. Когда она хотела показаться волевой, Виктория приняла её за избалованную.
– Всё в порядке, - немного грустно ответила Ева мистеру Хиллу. Это же был простой вопрос  из вежливости, да? А на такие не принято отвечать что-то кроме «всё хорошо».
Игра началась, а Ева всё-таки раздумывала над своими будущими тренировками. Какими они будут? Она совсем не слышала голоса мисс Веласкес.

0

9

- O! thus be it ever, when freemen shall stand
Between their loved home and the war's desolation!
Blest with victory and peace, may the heav'n rescued land
Praise the Power that hath made and preserved us a nation.
Then conquer we must, when our cause it is just,
And this be our motto: 'In God is our trust.'
And the star-spangled banner in triumph shall wave
O'er the land of the free and the home of the brave!
- Натан не был "соловьём" и никогда не думал становиться певцом, но вместе со всеми приложив руку к сердцу, пел Американский гимн. Слова он знал с чётырёх лет, так как с родителями каждый год они выбирались в Хьюстон на четвёртое июля. Слова последних куплетов он путал. Да и пели обычно только один, первый. Но тут организаторы решили показать свой патриотизм, и зрители пели все куплеты. Пока они всё это сделали, у Нэта пересохло в горле, да и челюсть болела, как будто он только что сжевал тонну жвачки.
Какой тупой патриотизм. Это не "Кубок мира"! Даже там поют только один куплет, а тут.... патриоты! Чёрт! Челюсть ломит... - сенсей, наконец, пробрался сквозь зрителей. Не обошлось без ссор и извинений - несколько раз он наступил на ноги и рассыпал им чипсы.
Мистер Хилл на это, ясное дело, никак не отвечал, только:
- Извините.
Уже сидя на скамейке сенсей сжал кулаки и выдохнул. Волновался за "Орлов", как будто это его команда, а он был их тренером. Разыграли мяч неплохо - он тут же оказался в руках игроков их университета, но как это обычно бывает, завязавшаяся драка между футболистами тормозила игру. Нэт что-то крикнул "Орлам" как раз когда Алисия спрашивала о мисс Мейсон. Ни шум болельщиков, ни крики тренера не помогли сенсею и он смог разобрать каждое слово Алисии.
- Я сам не знаю. - Натан осторожно покосился на Еву, но тот факт, что девушка была иностранка - обоим только на руку. И сеньорита Веласкес, и Натан Дж. Хилл не хотели, чтобы сама Ева задумалась об этом. По крайней мере, этого не хотел Нэт. - Она не говорила о Еве, не сводила в зал, не позвонила. Я не могу ничего сказать.
Да, и, не должен я оправдываться и объяснять поступки Мейсон. - Натан отмахнулся он неоткуда взявшегося чувства вины и обратился к Еве.
- Как тебе американский футбол? Ты знаешь правила? - он глянул на Алисию.  - А ты, знаешь?

0

10

Слова Натана хотя и немного разъяснили Лили, но всё равно оставалось много непонятного. Вернее, поведение Виктории казалось ну очень странным. Видно было, что Виктория – серьёзная женщина.  Скорее всего не любит шумные тусовки и предпочитает тихий досуг. Лили была убеждена, что с таким складом характера, она  любит свою работу. Не в смысле тренерство, а балет. Ведь это искусство, требующее размышлений, раздумий и особого склада ума.

Однако, оставить девушку без ответа не показатель ли  формальности? Алисия не спешила делать выводы и отгоняла от себя дурные мысли. Всё же, она была любимой Натана, то есть человека, которого гимнастка уважала. К тому же, литература и Уильям научили её не делить мир на чёрное и белое.  Всегда имеет право на жизнь комедия полутонов.
«Нет, Вик не похожа на ту, которая будет работать формально, для галочки… Мне казалось, что она без ума от балета», - Лили конечно осуждала, что искусство та любила больше, чем преподавать их студентом, но потом понаблюдав стало ясно, что эта безмерная любовь невольно распространялась и на студентов. А сколько на занятиях по пластике от  танцоров она слышала «Мисс Мейсон». Боже! Да студенты просто её боготворили! Чем же не угодила Ева?

Однако Лили решила не продолжать этот разговор. Тем более, что может услышать Ева. Девушка и так показалась ей чем-то расстроенной. «Не из-за Виктории ли? Нет, надеюсь, что нет!» -  лучше приберечь ей размышления для более удобного случая. То есть, походящего.

– Конечно, я знаю правила! Они похожи с обычным футболом, - Лили рассмеялась, заметив, как выделила любимый вид спорта.- Я имела ввиду, европейский футбол…

Она взглянула на Еву в надежде, что немка улыбнулась вместе с ней. Лили  хотелось, чтобы Америка девушке понравилась. Это было как соревнование между США и Европой. Конечно, Лили болела за первую команду.

– Как тебе Хьюстон? – она улыбнулась девушке, - Я наверное не первая, кто спрашивает у тебя это, да?

Просто хотелось, чтобы Ева отвлеклась от грустных мыслей, о чём бы она сейчас не думала.

0

11

Ева шла прямо за мистером Хиллом, а поэтому она выслушала всё «вежливые» слова. Обращённые к мужчине. Ну да, ну да! Наверное, он шел не очень аккуратно, иногда толкался  и один раз оставил кого-то без чипсов, но зачем было так ругаться? Точнее, Ева не поняла слова. О, наверное, то был какой-нибудь сленг, который будет понятен только американцам.  А вообще, удивляло не использование большого количества незнакомых слов, а другое. Ну почему надо было так кричать?! Ева уж не знала точно, о чём говорят все те люди, но с какой интонацией?! Так грубо!
Люди тут были очень не сдержанные, да и называли друг друга сразу по имени, а разговор сразу принимал такой неформальный оттенок!... Ну Ева не могла к этому привыкнуть никак. В Германии люди долго называют друг друга по фамилии. Не все конечно, но если встречаются двое взрослых. Подростки обходятся именами, но неформальность американцев её поражало. И ещё вводило в заблуждение. Ева не знала, как говорить ей. Называть по имени – ей самой так делать очень неловко. Но если называть, как она привыкла – тоже не очень. Потому, что так никто не делает.
Ева приехала в Америку, чтобы найти здесь свой второй дом. Но всё равно всё было как-то не привычно. Это страна домом ещё не была.
Матч начался и немка с трудом разбирала, что происходит на поле. Футбол она не очень любила, точнее не смотрела его вообще. Мама к другому приучивала, к классической музыке и прочему искусству.  Нет, Ева с удовольствием смотрела художественную гимнастику, где была красивая музыка и и девушки под неё так же красиво танцевали.  Она даже драки по телевизору никогда не видела, а если сталкивалась,  всегда было охота переключить на другой канал.
Жаль, нельзя было сделать этого сейчас. Ева отвернулась и посмотрела в сторону своего нового тренера и мистера Хилла, на вопрос которого она отрицательно помотала головой.
– Если честно, вы первая, кто об этом спросил, – говорила Ева перекрикивая болельщиков. – Мне нравиться Хьюстон… Я люблю большие города… но он огромный! Лейпциг совсем другой. И вообще Европа очень маленькая, а Америка очень большая.
Немка говорила, что думала. Размеры правда первыми бросились в глаза. Каждый день нужно было преодолевать такие большие расстояния, которые во всей Европе невозможны.

0

12

Нэт только рассмеялся, когда услышал ответ коллеги.
- На самом деле, американский футбол не имеет ничего общего с европейским. Тут команде дают мяч и она должна занести мяч в зачетную зону противника, тачдаун. За три попытки – десять ярдов… – Хилл не договорил. На поле «Орлы» разыгрывали третий даун и Квотербек пытался преодолеть расстояние в четыре ярда, но незавершённый пас – другой игрок не поймал мяча, и время остановили, чтобы передать мяч соперникам.
Послышались недовольные крики с трибун. «Орлы» развели руками и принялись переговариваться между собой.
- Пока принесу чего-нибудь выпить. – тренер оставил Алисию и Еву наедине и быстрым шагом направился к бару. Этот бар открывался только во время соревнований, и там всегда были холодные напитки. - Три минеральные воды без газа.
- Какая игра… – смеясь, заговорил Энтони. Обычно он подаёт еду в университетском кафетерии, но без него не обходится, ни одно соревнование. В Хьюстоне жарко почти круглый год. Так за считанные секунды за Хиллом собралась целая очередь. - Обычный товарищеский матч, но никто не хочет уступать. Говорят, тренер соперников знает тактику. Если ей следовать – победа гарантирована.
- Нам бы был гарантированы очки, если бы Остин не промахнулся. – ответил сенсей, расплачиваясь за воду. Тони – любил футбол не меньше Хилла и обычно Нэт обсуждал с ним футбольные матчи. Но сейчас было достаточно много людей, а снэп вот-вот должен был начаться. Поэтому он поспешно ушёл. - Я не знаю, что вы обычно пьёте, дамы, поэтому взял воду. Вот. Холодная.
Он сел между ними на скамейку и разом выпил сразу четверть бутылки. Да, Нэт всегда пил много воды, а сегодня было ужасно жарко. Больше от волнения за «Орлов», чем от погоды.
Соперники начали даун. Мистер Хилл, как и большая часть болельщиков университетской команды, не очень внимательно следил за их игрой и поэтому продолжил рассказывать о правилах игры.
- Если пасы завершили и игроки занести мяч на десять ярдов – у команды ещё три попытки. И если они смогут уложиться в три попытки опять – всё повторяется. И так пока не будет тачдаун. – соперники играли весьма успешно. Несмотря на агрессию «Орлов» и их усилия помешать игрокам мяч продвигался на десять ярдов, и очень скоро соперники были в шаге от тачдауна.
Натан замолчал, как и сотня болельщиков «Орлов» затаив дыхание, смотрел на поле. И… защитник сыграл просто замечательно и мяч не дошёл до зачётной зоны. Это не гол, но и соперники не получили очки. Все вокруг подняли дикий крик, встали с мест и принялись кричать оскорбления другой команде. Ева так же была невольно вовлечена в это: один из фанатов соскочил своего места и принялся крепко обнимать немку. Натан же спокойно допивал свою воду и как-то не заметил, что вокруг завязалась потасовка между болельщиками.

0

13

Ева вообще не посещала такие мероприятия. В Германии тоже любили футбол. Особенно «Евро» . Вечером города стихали и раздавался оглушительный рёв болельщиков лишь тогда, когда команда забивала гол. Ну а если твоя команда, то есть за которую ты болеешь,  выигрывала «Евро»… Гуляние на всю ночь было обеспечено! Правда в Лейпциге, как и во всей Германии полиция работала исправно и за это штрафовали. При этом достаточно хорошо. Конечно, случались и разногласия между властями и болельщиками. Все слышали об английских болельщиках? О них слышала вся Европа.  К счастью Евы, она с ними не встречалась. Хотя и Европа маленькая, но английские болельщики ещё до Лейпцига не добрались.
Однако у Евы мама была пианистом, человеком искусства, и футболом не интересовалась. Она даже телевизор редко смотрела. В свободные минуты вечером она или играла на пианино, или читала книги, или шила Еве наряд для выступлений. Да и дочку свою она приучила считать, что  подобные места ей не следует посещать. Но Еве же всегда было интересно, что там такого происходит и почему ей нельзя, а кому-то можно? С мамой было спорить бесполезно. Поэтому Ева только ждала удобного случая, который подвернулся сам.  Мистер Хилл сам пригласил на стадион. Пусть он был не большим (не как на «Евро»), но место было совершенно новым. Вы вспомните себя, когда первый раз попадаете в какое-то место?  Еве тоже было всё интересно. Она с удовольствием рассматривала ограждения, людей, и даже длинная очередь у бара вызвала неподдельный интерес.  Немка почти не наблюдала за игрой. Ведь кругом было столько интересного! Даже девушки из группы поддержки,  её занимали больше.  Правда она старалась сделать заинтересованный вид и пыталась понимать о чём, говорит  мистер Хилл. Но из-за того, что английский американцев было ещё сложно понять, Ева не поняла и половины из сказанного. Но тем не менее, она совсем не скучала на стадионе. Ведь возможно она здесь первый или последний раз…
Если конечно не получиться поступить… Однако в успехе Ева была уже не так уверена, как была в первый день своего пребывания в Америке. Тогда казалось, что нет ничего проще и профессор Мейсон обязательно поможет. Но всплыли детали, которые оказались неприятными, а та на которую  Ева возлагала надежды, оставила её за бортом своим молчанием. В нового тренера  Ева уже не верила так же сильно, как в профессор Мейсон. Она была ещё немного расстроена.
Кругом вдруг всё стихло и так же неожиданно люди закричали. Правда, кто-то радовался, а кто-то нет. Начали обниматься. Ева непонимающе оглядывалась  по сторонам и вскоре  кто-то её обнял. Немка не знала, как поступить, но сделала так же, как и большинство и даже сама кого-то обняла.
Правда совсем неподалёку завязался жаркий спор.  Ева испугалась.
– Это опасно? – спросила она у тренеров, с испугом поглядывая в сторону спорящих.  Попутно она открыла бутылку с водой, которую принёс мистер Хилл и немного отпила. Тут она вспомнила, что не поблагодарила  тренера и исправилась, - Спасибо за воду…

0

14

-  Но принцип один - надо, чтобы мяч оказался на стороне соперников! - упрямо заявила Лили. Такой характер - не признавать ошибок. И не отступать. Алисия была упрямой и наверное была бы ещё хуже, чем сейчас. Если бы не литература, которая Лили напоминает о том, что далеко не во всех ситуациях можно  быть правой и до последнего остаивать свою точку зрения. Иногда лучше отступить, чтобы стало лучше и проще. Как например, с историей о Деметрии Селаври. Чтобы было, если бы Алисия до сих пор настаивала на обвинении? Может быть, состояние Шерон ухудшилось? А ещё Лили бы никогда не задумалась об удочерении Джинни. Ведь именно Деметрий ей это подсказал.

Не смотря ни на что, женщина всё-таки считала владельца того самого клуба виновным и уверяла (саму себя и окружающих), что Шерон обязательно не оставит это дело без внимания. Ей просто сейчас нужно поправиться, а не думать о том кошмарном дне. Да, конечно, Лили рассматривала вариант, что мужчина может очаровать её подругу (это если исходить из слухов), но по правде говоря, она уже очень сильно сомневалась в его способностях.
"Слухи, которые опять преувеличены... Даже немного грустно и совсем не интересно!" - со вздохом только могла заключить Лили.
Она вспоминала встречу с Деметрием в магазине одежды и он ей не показался "мужчиной мечты", а скорее был уставшим и кажется чем-то вымотан. Его даже жалко стало немного.

- А я бы хотела побывать в Лондоне, - улыбнулась Алисия немке, но девушка всё ещё была какой-то озадаченной.
Затем внимание гимнастки привлёк к себе стадион. Вернее игра там. Она вскрикнула вместе со всеми болельщиками "Орлов", когда пас не закончился успешно и даже выкрикнула пару ругательных слов на испанском. Из-за этого на Алисию обернулись некоторые студенты и преподаватели. Последние одарили её осуждающим взглядом. Лили не приняла их молчаливые упрёки ответила прямым уверенным взглядом. Благо Ева не поняла смысл слов, но похоже из-за реакции окружающих и так было ясно, что они были не самые приветливые.

- Благодарю... - улыбнулась Лили Натану, - но на будущее - я пью воду с лимоном.
Это не были обыкновенными вкусовыми предпочтениями. Для лучшей работы сердца необходимо было не нагружать организм работой. В Хьюстоне было жарко целый год, а вода с лимоном помогала надолго утолить жажду. 

Она не успело допить и закрутить крышку бутылки. Ведь наступил напряжённый момент и Лили затаила дыхание вместе со всеми болельщиками "Орлов". А потом - радостный крик и Лили опять на радостях обняла Натана. Но уже на этот раз не извинилась. Кажется, объятия уже было похоже на норму общения.

Если бы не Ева, она бы не заметила потасовку, ведь она была так увлечена игрой!
- Что опасно?! - тренер растерянно огляделась по сторонам. Заметив небольшую потасовку, она протянула, - Ах это! Да нет, совсем не опасно!
Она встала с места и направилась к молодым людям, которые вели очень напряжённый разговор. Хорошо, что они оба не были пьяны. Ведь в кафетерии не продавали спиртных напитков.
- Эй, а ну прекратите! Вы мешаете другим наблюдать за игрой! - кажется Алисии понравилась роль миротворца с того самого импровизированного матча.

0

15

- Обычное дело! – махнул рукой Нэт. На футбольных матчах потасовки между болельщиками не в новинку. При чём футбол Риккардо, Рональдиньо, Бекхема, Рональдо, Эжена Саккомано и Уэсли Снайдера тоже мог похвастаться подобными драками. Английские болельщики на каждом кубке Евро драки, которые если сравнить с этой потасовкой, больще походили на компьютерную игру, где у команды цель: разрушить город, а то и страну. А что? Европа маленькая!
- Никогда не видела драки на «Евро»? – легкая улыбка заиграла на губах Натана. Он хоть и бы тренером, но очень любил наблюдать за стычками. Именно в споре, а лучше драки и раскрывался характер человека и, например, сразу можно было определить, спокойны ли оппоненты или же нет. А ещё лучше ставить на победителя. В девяти случаях из десяти у сенсея получалось угадать побеждённого и победителя.
- Кто кого сделает? А? – он допил свою воду и пальцем указал на двух сцепившихся латинасов. Вообще он думал, что Алисия присоединиться к нему. Она показала себя как довольная безбашенная особа… В тот раз, когда они смотрели футбол их команды. Но осталась только одна Ева, а тренер Веласкес побежала разнимать болельщиков. Натану удалость увидеть быстро удаляющуюся спину художественной гимнастки.
На миг её походка показалась знакомой. Смутные картины из детства насыщенные духом героизма, желанием выпендриться всплыли в памяти Хилла. Он вспомнил лай Джейка, крик маленькой девочки и драку с четырьмя парнями из-за какой-то ерунды.
Картины, одна за другой выстроились в хронологический порядок и Натан осознал, что его догадки оказались верными: та самая оторва в тот день, когда крокодилы решили позагорать на дороге вдоль Бразоса и есть тренер Веласкес.
Вполне вероятно…. Она моложе меня. А идёт точно так же! Как она сказала? За правду можно умереть… –Натан весело рассмеялся своим мыслям и вернулся на своё место.
Он решил не мешать Алисии. Передумал сразу как только вспомнил мисс Веласкес на том матче, а так же много-много лет назад по дороге в парк…
- Ева, ты можешь поверить в то, что твой тренер дралась с ребятами, старше её на восемь лет? Как думаешь, сколько ей тогда было?  Четыре! А ещё она сказала, что за правду можно умереть. – Он ещё раз весело рассмеялся и окликнул Алисию, Но она даже не обернулась. Ещё не поздно передумать, freulein!
И он ещё улыбнулся и помахал мисс Веласкес, которая наградила их мимолётным взглядом.

0

16

- Нет... Мама запрещала смотреть "Евро", - пожала плечами Ева. Да-да! Звучит странно. Особенно от той, что сама приехала в Америку. Но наверное это было безбашенное решение для немке, которая так много находилась под опекой матери. Но Ева сказала правду. "Евро" она и правда никогда не смотрела. Потому, что дома запрещала мама. Она ей говорила смотреть старые фильмы, хорошие познавательные передачи про историю или искусство. А вообще Ева редко смотрела телевизор.
- Лучше если не будет... - отрывисто ответила она Натану на вопрос о победители. Ева вообще хотела, чтобы драка скорее прекратилась. А поэтому, она обрадовалась, когда вмешалась Алисия.
Может быть она хорошая... - Ева очень неуверенно допустила такие мысли, хотя до сих пор была убеждена в то, что профессор Мейсон справилась бы лучше. Почему? Да девушка просто так считала и не находила этому объяснения. Просто в балерину она так верила и до сих пор очень жалела, что получилось всё как-то наперекосяк. Девушка даже не знала, не была уверена, что ей делать и как себя вести если случайно встретиться с Викторией.
Ева привыкла оставлять о себе только хорошее впечатление. Ведь все посторонние люди её так хвалили и только мама была скупа на добрые слова, но девушка внимательно слушала каждое её слово и старалась выполнять.
-  Вы не ... врёте? - спросила Ева у Натана. Её конечно поразила смелость нового тренера, но всё равно веры в неё не добавилось. Немка подумал, что может будет знать про Алисию больше, то это поможет. И поэтому спросила у Натана:
- А расскажите ещё про неё.... - Ева ещё попыталась вспомнить испанскую фамилию и добавить, но так и не смогла. Поэтому в ожидании посмотрела на Натана.

+1

17

-  Уверяю вас, мисс Веласкес, мы непременно проследил за тем, чтобы никто не устроил драку, - раз в десятый повторял секьюрити университета, устало глядя на Алисию, но она всё волновалась,  - Мы проследим, это наша работа. Вернитесь на место, иначе вам придётся покинуть стадион…
–  Уйти мне?! Но за что?!!! – тут же вспыхнула гимнастка и только лёгкие покалывания в сердце напомнили, что нужно сбавить тон, иначе она правда окажется за забором, - Только, пожалуйста…
– Да-да, я всё помню, что вы мне сказали…

И только после этого Лили вернулась на своё место. Однако, всё ещё поглядывая в сторону, где завязывался конфликт. Потом, голос Евы привлёк её внимание.  Она говорила ещё так несмело, но хорошо, что уже говорила! Лили мысленно поблагодарила Натана за услугу. Ведь он действительно ей помогает. Вот Ева освоиться и тогда тренировать её будет проще.  Хотя для гимнастки и так было не просто представить, что она будет делать в первое их занятие?  Она боялась, что будет слишком мягкой или наоборот, слишком суровой… Однако, ей ещё предстояло столкнуться с трудностями! Настоящими!  Но это было впереди, в будущем…

– Мне показалось, или вы разговариваете обо мне? – слегка нахмурилась Лили, вопросительно глядя на Натана и на Еву, - Признавайся, что он обо мне рассказал?
Шутливо поинтересовалась Алисия у Евы.

А игра тем временем продолжалась Орлы, наконец, сровняли счёт. И на этом их разговор прервался. Потому, что внимание Натана, Алисии и всех болельщиков «Орлов» было приковало к  происходящему на поле. Правда, гимнастка следила не очень внимательно за матчем и постоянно отвлекалась на Еву. Она боялась, что немка просто уйдёт…

0

18

С некой долей восторга Натан Джон Хилл наблюдал, как его коллега выполняет роль судьи, миротворца, дипломата, тренера и секьюрити в одном флаконе. Ей отчего-то было дело до этих спортсменов, которые по сути были ей никем и многих она просто не знала. Тут сенсей и заметил, насколько Виктория отличается от неё в этом плане. Если честно, то он был бы рад, чтобы балерине хоть изредка до чего-то было дело, кроме его, Натана. Да, они ещё недавно начали нормально общаться, и ещё чуть раньше девушка поселилась с ним под одной крышей, но уже Виктория как-то уделяла слишком много внимания сенсею.  Никаких друзей, встреч по работе, даже к телефону её никогда не просили. На всём этом фоне, увлечённость Натана большим спортом и своими студентами казалась просто ненормальной, но с другой стороны можно было смело решить, что так всё и было на самом деле.
Чёрт! Жаль, что Вик не любит так футбол, как Веласкес… – он на самом деле пожалел о том, что свободное место рядом с ним занимает художественная гимнастка, а не Виктория М. Мейсон. – Позвонить? Хм… А интересно: чем Вик занята по вечерам?
Хилл затянул с ответом, даже немного забыл о том, что секунду назад рассказал немке о её новом тренере: попробовал представить, что сейчас делает та самая балерина, но поймал себя на мысли, что всегда упускал этот момент и кроме: готовки, уборки, стирки ничего не пришло на ум. Позже он задумался…
А это нормально, что она всё это делает не в своей квартире? Домашние дела и никакого хобби? – Нэт почесал затылок, взвешивая аргументы «за» и «против» на тему «не заставляет ли он Викторию всё это делать?» - Скорее нет. Это она не даёт мне даже кофе самостоятельно сварить.
Совесть сенсея была особенно бдительна последнее время. Он мгновенно же почувствовал её укол, и сильно захотелось поехать домой и скрасить печальное одиночество Виктории, которое разбавляет только грязная посуда и невыглаженное бельё. Такое увлечение домашними обязанностями ему показалась ненормальной, как будто всё это балерина делает, чтобы привлечь внимание Натана или ещё чего-нибудь добиться. На деле же сенсей и сам бы не против готовить и делать уборку, в конце-концов, он сам столько сам неплохо справлялся и идеальная чистота ему была не нужна совсем.
– Мы виделись только однажды. На дороге у Бразоса – чистая случайность. Её толкнули в воду, а потом я случайно подрался с этими ребятами. Их было больше, и ни на чью помощь я не рассчитывал. Тогда как будто из ниоткуда выпрыгнула мисс Веласкес. Она заявила отцу, что за правду можно умереть. Я думаю, тебе повезло с тренером!
Алисия была как раз похожа на ту, которая никогда не опустит руки, а её оптимизма должно хватить на целую футбольную команду.  Он ободряюще улыбнулся немке, которая была слишком запугана, и обратил всё внимание на поле. Немного жалея, что Виктория не пошла с ним.

0

19

Ответ Натана запаздывал. Однако, его молчание было не так заметно потому, что кругом шумели люди и матч продолжался. Тем временем к великой радости болельщиков «Орлы» сровняли счёт и до конца матча оставалось совсем немного времени. У них был последний рывок, так сказать.

Лили отвлеклась от происходящего на поле и взглянула на Натана. Он будто был в замешательстве, не зная как лучше поступить. Лили глотнула воздуха и уже собиралась, что-то сказать, как Натан вдруг сам заговорил. Последовал его запоздалый ответ.
– Святая Мария, нашёл, что вспомнить?! Мне было всего шесть лет.  Помню, что мама как-то говорила  так и запомнила. Просто понравилась, как звучит. Вряд ли я до конца тогда понимала вес смысл…  - рассмеялась в ответ Алисия.
А потом произошёл тот самый рывок, но в самый последний момент, в шаге от тачдауна, игрок команды «Орлы» выронил мяч.
  - Нееет!!! -  закричала Лили вместе с остальными болельщиками команды. Не сдержавшись она бросила ещё пару ругательных слов. Правда неизвестно кому.
– Как так произошло?! Нелепая случайность, ошибка лишила их победы?! Адил столько тренеровал их! -  с досадой обратилась Лили скорее к Еве, чем к Натану.

Они всё втроём спустились вниз и оказались совсем рядом с полем для регби. Там команды пожимали друг другу руки.
– Ева, ты не купишь мне воды с лимоном? Не люблю стоять в очереди… – на самом деле, это был всего лишь предлог, чтобы поговорить с Натаном с глазу на глаз. Когда немка удалилась, взяв у Лили деньги, женщина обратила всё внимание на друга.
– Ты как-будто думаешь о чём-то важном… У тебя проблемы? Студенты?... – Лили помолчала, сомневаясь продолжать ли фразу, но таки решилась, - Виктория? … Честно, я думала, что вы придёте вместе. У тебя получится её уговорить…
Ей просто было интересно узнать причину того запоздалого ответа. Это обычное любопытство. Просто Лили очень не любила, когда от неё было что-то скрыто.

+1

20

- Нет, - прыснула Ева в ответ Натану. Да-да не верила она тому, что шестилетняя девочка может быть настолько задиристой. Среди её подруг не было насколько «дрянных» девчонок. А Ева сама была всегда очень послушной. Она ведь никогда не ослушивалась! Нет, ей бывало не нравились мамины слова, но немка выполняла всё лишь за тем, что знала – она желает для дочки лучшего. А вообще Ева была не приспособлена к борьбе (она так считала сама) и шла по пути наименьшего сопротивления. Поэтому такой боевой тренер её пугал, -  Это не правда…
Разговор шёл вяло, но тому находилось объяснение то Натана, то Алисия отвлекались на игру.  Еву же больше интересовал разговор.
Она долго смотрела на своего новоиспечённого тренера и боялась завести разговор о занятиях. Почему? Девушка просто боялась, что получиться так, как с Викторией. Ева что-то снова скажет не так и, её мечте стать балериной можно будет петь «Реквием» Моцарта.  Немка до сих пор винила в том, что поступила так смело, испугала Викторию. Обидно, что она решилась сама на смелый шаг, а он закончился плачевно. Ну может не всё так и плохо, но она оставила у кого-то неприятное впечатление о себе. Тут не выручило обаяние и милая улыбка. Может профессор Мейсон не настолько и ошибалась, когда говорила, что всё надо добиваться трудом? – подумала Ева и краснея вспомнила ту сцену в квартире. Она решила, что смелость и отчаянные шаги – не для неё. Лучше как прежде действовать осторожно, чтобы никого не обидеть.
Ева возвращалась к мысли, что она маленькая девочка и должна поступать только так, как учила мама. Ну да, ей было уже двадцать, но до сих пор она не могла найти в себе взрослую девушку, женщину в конце концов. Да, тренер ещё в Лейпциге говорила, что Еве не хватает  женственности в танце, смелости. А оказалось, что дерзкие поступки – не путь к этому. Немка вернулась к привычному ощущению самой себя.
Она так крепко задумалась, что пропустила конец и только по словам Алисии поняла, что её команда (та, за которую они втроём болели) – проиграла. Потом она попросила купить – Ева охотно согласилась. Тем более ей самой надо было что-то сделать.
В баре она взяла салфетку и попросила ручку. Она нашла укромное место и там написала письмо Виктории.  Она решила так сделать, чтобы извиниться, объяснить и как-то исправить мнение о себе. Встречаться профессор не захочет наверное. Вот, что она написала. Конечно с ошибками и на немецкий манер:

«Профессор Мейсон, если вы помните ту дерзкую немку, которая ворвалась к вам в квартиру и назвала эгоисткой, простите её если сможете. Понимаете, я слишком нервничала… Я боялась, я была одна в большом городе… Я поступила гадко с вами и прошу у вас прощения. Я больше не стану вас тревожить, как и требовать от вас тренировок со мной. Вы правы, я должна всё делать своими силами, а не просить помощи.
Ева»

Потом она выстояла очередь и принесла тренеру воду с лимоном. Прошло довольно много времени, пока Ева ходила за покупками. Но немка уже не чувствовала свою вину перед Викторией. Зато занималась самобичеванием...
– Профессор Хилл, вы можете отдать это профессору Мейсон? – она протянула салфетку. Потом она замолчала на какое-то время и вдруг выдала, - Мне не нужен тренер. Профессор Мейсон сказала, что я должна добиваться всего сама и не просить помощи. Я не хочу, чтобы все думали, что я капризная девочка, я не такая!
Ева вдруг разрыдалась.

Отредактировано Eva Vexelberg (09.04.2013 20:48)

+1

21

- Эй-эй! Полегче на поворотах! Это же товарищеский матч! Команды и т так не ладят… – слабая попытка придержать пыл расстроенной Алисии.  Нэту не очень хотелось, чтобы игроки «Орлов» всё это слышали. Но он изначально думал, что идея такого вот матча «дружбы» не выйдет. Тогда нужно было игрокам сыграть вничью, а если кто-то выиграл, то, конечно, настроения болельщиков будут заразительными и «Орлы»  с  «Горцами» друзьями не станут.
- Понимаешь ли, Лили.- негромко заговорил Натан Хилл, спускаясь с ней к тренеру вниз. Нужно было обязательно что-то ободряющее сказать Адилу. Турок был недоволен. Да, в общем, все болельщики хозяев поля остались недовольны, ибо сразу прогнозировали ничью и она должна была быть, но что-то изменилось и вот! Они проиграли.- Договаривались о ничьей. Я сам е-мейл помогал писать Адилу….
Он говорил шёпотом. Договорные матчи запрещены и караются штрафом или увольнением. Обычно так делают, чтобы денег на ставках заработать, но в этот раз с подачи Джерминса решили договорить о ничьей. Поэтому и ставить ставки было запрещено! Алисия всего этого, вероятно не знала, как и массы болельщиков. А те, кто были в курсе,  не говорили о случайности. В американском футболе подыграть друг другу просто – всё зависит от тренера и его тактики…
  - Только не слова… Адил, старик, поздравляю. Неважно, что на табло  - «Орлы» играли великолепно. Не сильно их наказывай. Я лично за десять кругов по стадиону и не больше!
Оба рассмеялись. Правда у тренера команды вышла вымученная улыбка. Чтобы не тратить время и дать шанс другим подбодрить ец Тюрка Натан шепнул Алисии, что найдёт Еву.
В общем, немку пришлось искать недолго. Она сама нашла Натана, а потом к ним присоединилась Алисия, которая попросила свою новую студентку купить воды. Причина показалась глупой. Нэт даже не смог удержаться и улыбнулся. Это была его первая улыбка за этот вечер:  изначально всё было не так – слишком жарко, поражение «Орлов» и Виктория, которая осталась дома.
- Не люблю стоять в очереди? Шедевр! – Он потоптался с ноги на ногу. Вопрос коллеги оказался не в бровь, а в глаз. Сенсей помолчал немного, и потом выдавил из себя. - С Вик всё не так просто. Но у нас скоро свидание – официально.  Начало всегда важно.
В общем, состояние Нэта можно было назвать волнением. Он просто волновался потому что старт для него, как и для каждого спортсмена, очень важен. Но это не тема для обсуждений и от этого их разговор с Лили замялся, тем более что балерина вдруг выдала совершенно неожиданное.  Женские слёзы?
- Я пас… Попробуйте с ней поговорить, тренер. – шепнул он Алисии и уложив записку в карман отошёл в сторону.

0

22

– Нет!!! Ты не можешь со мной так поступить у меня… – Лили не договорила, вернее недошептала Натану. Ева залилась слезами, а мужчина отошёл в сторону.
Истерики действовали на неё плохо и дело не только в психологии, но и в физике. От плача Лили начинала мутить, как на городских соревнованиях (хотя она и никогда не принимала в них участия). Благодаря Натану, ей пришлось принять весь удар на себя.

Ева начала ещё «добивать» словами. Лили бессознательно потёрла шею, чтобы прогнать чувство сдавленности в груди. «Нужно было что-то сделать, что-то правильное сказать… Ну, Лили, соберись! Ты же тренер!»

– Просьба о помощи – это не показатель слабости! – самым заверительным тоном произнесла Лили, пытаясь поймать взгляд немки, но она его постоянно отводила. Сама же она дышала так будто сама играла в футбол вместе с «Орлами».

Возможно, Ева не разобрала английский с испанским акцентом или просто слова оказались не убедительными… Девушка продолжала плакать.
– Ты не капризная, а очень смелая девочка!... Ты сама поехала в другую страну! Это многое значит…

Лили чувствовала, как проваливается с треском и как сжимается сердце, но причиной тому не была жалость, а стенокардия. Но кто тут поможет? Лили мельком глянула на Натана – он ведь сам не в восторге будет от роли носового платка. К тому же, Алисия сомневалась, что он сможет успокоить Еву, не доведя дело до нервного срыва…

Мысль пришла так внезапно, что Лили едва не вскрикнула. «Деметрий… как я раньше о нём не подумала?! О нём ведь ходят слухи, что девушки его конёк … Да, эти слухи не преувеличены, наверное…» – Лили задумчиво достала из сумочки мобильный телефон и принялась набирать сообщение, тем временем обнимая Еву за плечи другой рукой.

Она писала наудачу и очень надеялась, что Деметрия откликнется, хотя она и не была с ним очень дружна и виделись они сто лет назад. Однако, женщина была сама на грани нервного срыва. Зная, что девушку ей не успокоить, она думала как бы не допустить приступа и её волновало, что же думает Ева о своём тренере, который не умеет сказать нужного слова…
Хотя последнее её волновало в первую очередь…

0

23

Весь сегодняшний день Деметрий провёл в своём первом, и самом любимом, заведении «City Bar». Начиналось всё как безобидный бар и только для того, чтобы сам джинн, который им в то время ещё не был, мог сводить концы с концами и осуществить свою американскую мечту. Но потом новые знакомые дамы Деметрия, с которыми он знакомился в ночных клубах, стали приводить свих подруг и друзей и клуб превратился в эксклюзивное место, где каждый вечер собирается определённое общество. Больше конечно, знакомые Деметрия Селаври. Может от этого он так часто бывал тут и никому не доверял подбор персонала.
Сегодня нужно было выбрать нового ди-джея. С утра приходили соискатели: с солидным опытом или новички, парни и девушки, только что закончившие школу или выпускники университетов.… Самое плохое, что всем им нужна работа.  Деметрий и сам делал то же самое много лет назад и если бы не друг, то возможно был бы сейчас инженером.
Наверное, у всех этих людей не было друзей-барменов, поэтому они так и рассчитывали на положительный ответ. Только скверно было обещать перезвонить, если понимаешь, что это не то. Всё не то….
- Скажите, свои пять положительных качеств, за что мы должны вас взять. – Устало проговорил Деметрий. Молодая девушка Кристин только взялась ответить, как телефон джинна сообщил о новом смс. Он извинился и отошёл в сторону.
К его огромному удивлению писала Алисия Веласкес Риос. Сквозь жуткие ошибки и порой смешные сокращения удалось понять общий смысл послания:
Деметрий, вы говорили, что помогаете женщинам? Если вы доберётесь до  стадиона спортивного университета как можно быстрее, вы сделаете счастливыми сразу двоих. А одной из них, даже сохраните жизнь. Или же эта смерть будет на вашей совести.
Шутка или ирония? Нельзя было писать так  спокойно о смерти, но стоило вспомнить о приступе Лили в «Галерее» и тут же стало понятно кого она имела ввиду под «второй женщиной».
А кто первая? – задался вопросом он, но мобильный телефон не мог ответить на этот вопрос. Поэтому пришлось в спешке писать ответ, извиняться перед Крис и другими соискателями, менять время для интервью и ехать загород, чтобы действительно спасти одну жизнь.
Дорога прошла сравнительно быстро: Деметрий не очень следил за ограничениями в скорости и добрался кратчайшим путём, избегая пробок. Он знал, что рискует, а за превышение точно нужно платить штраф, но мобильный телефон в кармане пиджака напоминал о том, что его там ждут две женщины, которым нужна помощь.
Найти стадион не составило труда – повсюду указатели, но вот найти Алисию…. Это уже проблема. Он блуждал среди незнакомых мокрых от пота людей двадцать минут, пока не додумался спросить. Пятый ему указал на тренера Веласкес.
- Я опоздал… – неожиданно заговорил он и, конечно, перепугал Еву. – Ева! Ты не познакомишь своего дядю со своей подругой?
Джинн крепко приобнял немку за плечи, с надеждой напомнить об их знакомстве, чтобы по крайней мере та перестала истерично рыдать. Пусть ей станет неловко… Но лучше ничего не пришло в голову.
Алисия всё могла испортить, если вдруг выдаст их знакомство. Но никак сообщить ей нельзя было и оставалось только уповать на сообразительность гимнастки. 

С Евой согласовано.

0

24

Наверное, и хорошо, что Ева сейчас рыдала очень сильно. Нет, то есть, конечно, это плохо! Изводить себя, привлекать внимание посторонних и не улыбаться. А ведь Ева до сих пор верила, что простая улыбка – это ключ ко всему. Но хорошо в том, что она не видела взгляда тренера, которая та бросила на мистера Хилла и её слов сквозь зубы. Ещё Ева не заметила, что миссис Веласкес стало плохо. Потому, что иначе бы разрыдалась ещё больше.
А из-за чего, собственно, были слёзы? Просто Ева ехала в Америку полная надежд и ожиданий, что таки её мечта станет реальностью. В аэропорту и самолёте она была наслышана об отзывчивости техасцев. «We are friendly, we are big!» - так говорили про себя и свой штат сами люди, которых она встретила в самолёте. Ева не очень хорошо понимала на английском, но уловила рассказы о том, как незнакомые люди помогают друг другу на дороге, приветствуют встречных водителей и вообще очень любят улыбаться.
Да! Это было просто здорово! Ева была уверена, что ей там обязательно помогут. Тем более, когда услышала от студентов спортивного университета о Виктории Мейсон. В общем, немка пыталась не витать в облаках о том, что её примут тепло просто так, но всё равно в хорошее как-то больше верилось, чем в плохое.  Это уж закономерность такая…
Очень обидно бывает, когда в итоге ты получаешь ответный удар, способный вывести тебя из строя. Это всё равно, что прыгнуть в темноту, не зная, приземлишься ли ты на пол или упадешь и все ноги себе переломаешь.
Ева не знала на кого злилась больше. Наверное, на Викторию, что она оказалась не такой дружелюбной, как про неё говорили. Или на себя, что слишком доверчивой оказалась. Опять. А говорила же мама!
Деметрий. Она меньше всего ожидала его увидеть, но он снова вёл себя очень странно. Как тогда в полицейском участке. Нет. Сейчас они не целовались и были взаправду знакомы.
– Эт…э…э…. –бормотала Ева, захлёбываясь в слезах, ровно до тех пор пока не почувствовала приятное тепло, окутавшее всё тело. Тут-то она поняла, что мистер Селаври приобнял её за плечи.  Немка густо покраснела и сделала шаг вперёд, высвобождаясь.
Зато она уже перестала плакать. Вернее, лить слёзы уже как-то не хотелось.
– Это мистер Хилл, а это миссис… мисс Веласкес -  мой тренер, - Ева проговорила фамилию испанки почти по слогам, - А это мистер Селаври, мой знакомый.
Вот так она представила всех на немецкий манер. Ведь в Германии считается дурным тоном называть имена. Так можно говорить лишь с друзьями. А Ева никого из присутствующих не могла назвать другом. А кто ей Деметрий она и вовсе затруднялась сказать…

0

25

- Мистер Селаври. – отрывисто представился Деметрий. Он остался крайне недоволен Евой: познакомила совсем не как надо! Ну, какой из меня «мистер»?! Меня даже на работе называют «Деметрий»... “Шеф”, слишком культурные и только новички всё «мистер» и «мистер»… А это кто?
Джинн совершенно искренне удивился, когда увидел перед собой Натана Джона Хилла. Он не смотрел Олимпиады, не был в курсе спортивных новостей и для него это был какой-то там новый знакомый Евы.
Небось знает первый день, или второй день его. Раз так же как меня назвала. Ну, вот правда, за что меня «мистером» назвали?! Не люблю, когда так зовут потому что в такие моменты чувствую себя стариком. А я ещё не стар! Не могу танцевать как раньше, да выбился в люди, но не старый же!
Они пожали друг другу руки.  Деметрий даже пересилил себя и обменялся рукопожатием с Алисией Веласкес, пришлось изобразить крайнее удивление, сказать все эти банальные слова: «Привет! Приятно познакомиться!»
Вообще-то, если уж и быть откровенным, то Деметрию вся эта концепция с равноправием полов была не по душе. Он не мог никак привыкнуть пожимать девушка руки, не платить за них в ресторане,  это при деньгах и желании, не провожать до дому и не дарить подарки, если это не свидание.
Для него Америка была страной формальностей. Он давно уже понял, что здешние женщины и не против всех этих прелестей, которыми свободно пользовались российские дамы, только, наверное, когда-то давно одной женщине не понравилось обращение, она захотела равноправия, её поддержали, а остальным оставалось присоединиться, потому что сулили совсем иное: свободу и независимость.
Но свобода им не нужна… – давно понял джинн. Это и не нравилось  в американских нравах, но в остальном – это была отличная страна, с богатой историей, хорошей экономикой и миллионами одиноких женщин. Класс! То что нужно!
- Простите все… Опоздал! Пробки, пробки… Весь матч пропустил… -  тут надо было опустить глаза, покачать головой, сделать вид, что ты устал и так старался приехать вовремя.
- Как игра? Наши выиграли? – ещё один «приём от Селаври»: если не в курсе кто играл, просто говори «наши» и тогда будешь выглядеть заядлым болельщиком. Он повнимательней оглядел лица, знакомые и не очень, заметил, что все какие невесёлые. – Судя по вашим лицам, проиграли. Я угадал?
Он дал возможность ответить и тем же бодрым голосом предложил.
- А как насчёт «зализывать раны»? Может пойдём куда-нибудь?

+1

26

- Нэт? Какого чёрта так вышло?! Должна быть ничья. Ты слышишь? НИ-ЧЬЯ! – Рей Джерминс, как любили называть его все на кафедре восточных единоборств,  встретился Натану совершенно случайно, как раз когда тот выходил из уборной. Но он затащил его назад. Оба заозирались,  чтобы никто не слышал разговора. Тогда только, убедившись, что никого нет, они заговорили наперебой.
- Мистер Джерминс, мы с эц Тюрком писали вместе… – Натан устало облился водой из под крана, тут забрызгал всю одежду и декана единоборств, но оба были так озадачены, что не  обратили на такую мелочь внимания.
- Значит, хрень всякую написали! – прикрикнул на тренера Джерминс и от души зарядил палкой по спине сенсея, которая, надо сказать,  в тот момент ещё болела, а потянутая мышца напряглась снова. Нэт скорчился от боли.
- Они ответили, что сами так хотели. –  сквозь зубы процедил Хилл, заметавшись по уборной, как зверь в клетке. Снова эта боль, опять надо перед сном прикладывать тонны льда и верить, что утром всё будет достаточно неплохо, чтобы хотя бы сделать разминку.
- Да ладно, ломаться! –  равнодушно сказал Рей и удалился в кабинку, чтобы осуществить то, ради чего, собственно, сюда и шёл.
Нэта взяла злость, захотелось врезать этому декану хорошенько.
Иногда и полезно даже!
Это он затеял договорной матч, он же заставлял продавать билеты и говорил на право и налево о том, что  будет на что посмотреть. Сенсей был просто уверен, что ребята Адила бы справились с этими «Горцами». Он сам видел тот момент, когда могли бы забить, но не стали, чтобы дать соперникам выровнять счёт. А если бы они не поддавались,  то  победителями бы были именно «Орлы».
- Это вы предложили, мистер Джерминс. – сказал Нэт больше  для себя, чем декану. Он, ведь, был замешан в этом, и поражение накладывало свой отпечаток, так и хотелось себя пообвинять, найти виноватых. Но нужно было отвлечься. Это Хилл проходил несколько раз. Иногда книги хватало, чтобы забыть о мелких неприятностях вроде спины или этого матча, будь он проклят!
Хилл вернулся к  друзьям в надежде, что немка уже не рыдает.  Но на стадионе его ждало большее: новый знакомый, дядя фрау Вексельберг и Алисия, какая-то бледная и уставшая. Он решил, что всем им нужно развеется и поэтому после стандартной процедуры знакомства предложил боулинг.

0

27

Всё, что хотела сейчас Лили, оказаться одной на маленькой просёлочной дороге, как маленький Дейви Копперфильд, пусть без денег и благ цивилизации  таких, как мобильный телефон. Но в будущем такого не привиделось. Во-первых, потому что в Хьюстоне тишиной после одиннадцати часов вечера славился лишь, пожалуй, пригород. Во-вторых, больше всего на свете (после воды, конечно же) Лили боялась показать свои слабости. Ещё хуже, признаться в собственной немощи.

В её жизни был тот период, когда она вела себя просто ужасно. В её понимании это значило, что Алисия постоянно хваталась за сердце, когда Шерон включала телевизор громче, чем обычно, жаловалась на своё дурное самочувствие и капризничала, если не получила желаемое.

Спасибо всем святым, что этот момент закончился, а Лили зареклась, что больше никогда не будет хныкать и жаловаться. «В конце концов, у всех нас что-то болит: печень, голова, рука, нога, спина… И я не единственная, кто страдает стенокардией… Совсем худо, когда начинают жалеть», - женщина всегда вспоминала обещание данное самой себе, когда становилось совсем худо и хотелось всё бросить к чёрту.

Деметрий появился очень вовремя. Слушать плачь Евы было уже невозможным, а вспомнить какие-нибудь слова, которые подбодрят девочку, совсем не получалось. И вот, лёгким движением руки и немка больше не рыдает.

«Ну почему я так не могу?!» – нахмурилась по-ребячески Лили, сложив руки на груди.
Тут же она получила ответ на свой вопрос.

«Так вот оно что?! Еве нравится наш мистер джинн? Интересно, а она знает, что не единственная у него девушка? А Деметрий-то знает об этом? Скорее да, чем нет… Надо будет поговорить с Евой. Только не сразу, а как у нас наладится контакт… Дьявол! К этому времени никто не знает, чем всё закончится!» – Лили так увлеклась посторонними мыслями, что совсем позабыла о стенокардии. В ней снова проснулось желание помочь, предотвратить что-то, не позволить чему-то случится.

Румянец на щеках Евы говорил больше слов. Вдруг она услышала то, из-за чего сама была готова побагроветь.
– Дядя?! – произнесла ошеломлённая Лили, едва не испортив всю игру Деметрию.

Она онемела от удивления и не произнесла ни слова вплоть до конца всех представлений.
– Увы, но проиграли, - развела руками Лили.

Натан предложил пойти в боулинг, женщина поддержала потому, что домой ей не хотелось. Там снова грязно, снова новая соседка и Ширин… Кажется эти обе барышни сдружились. А ещё громкие разговоры и никакой тишины. В боулинге хотя бы кеды смешные.

– Тогда встретимся у «Тойоты», да? – она оглядела присутствующих и остановила взгляд на Еве, - Ты, наверное, поедешь с дядей?

Она неловко улыбнулась, вспомнив свои нелепые, как казалось, мысли.

0

28

The End!

0


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » товарищеский матч 9.09.2011 [finished]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC