Barnaby Woods

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » ледовое шоу 23.11.2011 [finished]


ледовое шоу 23.11.2011 [finished]

Сообщений 1 страница 40 из 62

1

Дата и время: 23.11.2011 (пятница). Начало в 16.00 и... а там как карта ляжет.
Место: СПОРТИВНЫЙ КОМПЛЕКС "TOYOTA CENTER" Обязательно читаем описание центра!
Участники:

.pic

.name

.gender

.age

.other

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/avatars/8d434814a877.jpg

Gabriella Thomas

female

21 y.o.

фигурное катание, одиночное

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/avatars/a35e3777.jpg

Demetri Selavri

male

36 y.o.

предприниматель

http://s3.uploads.ru/zhxVS.jpg

Pamela Sherri Swan

female

26 y.o.

секретарь спортивного врача

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/avatars/images_zpsc7a3fa85.jpg

Niko Fonteyn

male

35 y.o.

эксперт по безопасности в Exxon Mobil

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/avatars/6.jpg

Alicia Velazques

female

27 y.o.

тренер художественной гимнастики

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/avatars/f41ccac434e46f5c0f4be645de7_zps6eab4416.jpg

Olivia Lex

female

27 y.o.

Тренер одиночного катания, мужского и женскогo

А так же знаменитость Бейонсе Ноулз, другие фигуристы, работники клуба Деметрия, гости, и мноого-много других.
Краткое описание отыгрыша:
Благотворительное ледовое шоу, организованное администрацией города. Принимают участие фигуристы спортивного университета и много других людей - снабжающих вечер разными напитками, закусками и сувенирами. Выступает приглашённая звезда... В общем, вечер обещает быть весёлым и увлекательным. Тем более потом гости и участники могут самостяотельно попробовать встать на коньки.

Отредактировано Pamela Swan (20.04.2013 21:18)

0

2

На самом деле Памела не была фанаткой той самой звезды, ради которой это шоу  посетило восемьдесят процентов зрителей. Едва ли среди них были истинные ценители фигурного катания и танцев на льду. Это подтверждала суета, что царила в центре ещё за час до открытия шоу. И повсюду только одно: «Бейонсе… Бейонсе… Бейонсе…» и нескончаемы варианты этого имени в различных контекстах. Кто-то её ругал, кто-то хвалил и восторгался, а кто-то просто сплетничал и обсуждал поп-диву.

«Вот бы обо мне столько людей говорило!» – глаза молодой секретарши тут же загорелись от зависти и восторга одновременно. Она испытывала смешанные чувства, ели говорить о чьей-либо бешенной популярности. Всегда хотелось такой же или даже больше, но восторгала мысль о том, что по кому-то в этом мире так сильно грезят.  Так, где-то далеко, в тёмных уголках своей души она хотела такой же. Даже время от времени подсчитывала победы. - «Пока она выигрывает – на моём счету только один Роберто… Кстати, о Бобе, почему я его не видела с того дня? Даже, кажется на тренировках….»

Памела только пожала плечами – это она так молчаливо ответила на свой же вопрос и принялась выглядывать знакомые лица в толпе. Пока были одни чужаки. Памела впервые не опоздала и даже пришла раньше. Мисс Свон предстояло где-то коротать целый час. Она купила пару напитков и выбрала себе несколько изделий ручной работы, изготовленной школьниками. А ещё приобрела один белый кекс, который, якобы поможет белым детям сиротам.  Памела знала, что может быть, только часть пойдёт не благотворительность, но не смогла устоять перед жалостью к детям, она ведь тоже была сиротой, и купила десять белых кексов и десять чёрных.

- А какого цвета кексы для латиноамериканских детей? – девочка немного растерялась и озадаченно отдала сдачу, а Памела только рассмеялась и попросила всю сдачу отдать на благотворительность.

Потом она ещё блуждала вокруг арены, воспользовавшись рабочим удостоверением из университета, она прошла в комнату, где спортсмены готовились к выступлению. Она быстро собрала вокруг себя  большую часть фигуристов и танцоров на льду, и заигрывала и кокетничала с мальчиками до начала шоу, пока организатор, русская пара тренеров-фигуристов, не пришла и не прогнала её.

- Простите, но я только хотела их подбодрить – они такие бледные и испуганные!  – Памела улыбалась совсем кап провинившийся ребёнок, но  миссис Соболева объяснила, что так она только отвлекла молодых людей, что сейчас они должны думать о своих номерах, поддержках, а  мысли заняты не тем. Мисс Свон ещё раз извинилась и пообещала не подмигивать, не посылать воздушнее поцелуи ребятам во время их номеров. Сказала, что сделает всё после выступления. После обещаний она развернулась и тут же столкнулась лицом к лицу с тем самым человеком, которого она не могла забыть,  даже имея отношения с Алексом. Это был Нико Фонтейн.

«Высокий, плечистый, наглый итальянец… Чёрт! Он в несколько раз лучше Алекса!»

+2

3

Как он мог пропустить такое событие, которому готовился с самого утра? Скорее даже со вчерашнего дня.  Предупредил Саида, что уйдёт с работы сразу после обеда. Ведь у него есть очень важное дело. На расспросы он отвечал:  “Моя дочь участвует в благотворительном концерте”. Некоторые разводили руками -  это не похороны и не свадьба, можно пропустить. Но  в ответ слышали: “Я обещал”. И дело было не в Бейонсе, которая была звездой всего ледового шоу, посетив родной Хьюстон. Нико вообще не любил современную эстраду, тем более американскую. Любой итальянец пел гораздо лучше местной знаменитости. Будь она хоть трижды голливудская звезда. Поэтому причина столь страстного желания уйти раньше с работы была действительно не в Бейонсе. Бесспорно, она была редкой красоткой, одевалась со вкусом, но лучше бы она молча танцевала.
Ему нужно было забрать дочь из школы. Нельзя допустить, чтобы она ехала со всеми на школьном автобусе. Едва часовая стрелка доползла до отметки два часа, Нико попрощался с коллегами, предварительно уладил вопрос со своим ранним уходом, едва не забыл на посту охраны карманную библию  и отправился прямиком в школу, где его уже ждала единственная и любимая дочь. К слову, он с радостью подвозил её подруг-хохотушек, хотя они  мешали ему читать на светофорах.
Рейчел он решил не напоминать о ледовом шоу, с участием их дочери.  Она должна помнить такие вещи, а если забыла – ничего страшного. Главное, будет он, а Рейчел пусть лучше приготовит для них вкусный обед и уберёт дом. Нико были по душе итальянские порядки в семье  и он хотел придерживаться их у себя в семье. Это значило лишь то, что дочь воспитывал он – учил её ходить, говорить, делал уроки.  В обязанности Рейчел входила уборка дома и приготовление еды. Она и так была с дочерью неразлучно, целых девять месяцев. Остальное всё время -  для отца.  Нико нравилась такая позиция итальянцев.
Они приехали в Toyota Center раньше школьного автобуса и успели перекусить в кафетерии.  Безусловно он расспрашивал дочь о дне в школе. На самом деле, её участие в общем шоу было не велико. Школьники должны продавать изделия ручной работы, кексы и прочее, а вырученные деньги пойдут на благотворительность.  Нико знал, что его дочь будет продавать ванильные и шоколадные кексы, которые Рейчел пекла специально для этого случая.
Он добился того, чтобы дочурке дали такое место, откуда было хорошо видно ледовую арену. Ведь там должна появиться Бейонсе. Простился с ней лишь тогда, когда убедился, что всё в порядке. Конечно, он купил у неё один кекс. Прогуливаясь вокруг арены подальше от скопления народа, Нико жевал кекс и отметил, что Рейчел таки научилась прилично готовить, но не отлично для настоящей итальянской жены.
Препятствие возникло в виде хорошенькой девушки, которая оказалась знакомой.
”Памела”, - она была его бывшей любовницей. Правда расстались они не лучшим образом. Вернее никак. Он просто написал смс, чтобы та освободила его квартиру. Квартиру,которая предназначалась “для частных встреч”, иначе для любовниц.
Но Нико был приветлив и вежлив,  при том, что не был рад её видеть.
– Какая встреча! Приятно удивлён! – расплылся он в самой приветливой улыбке,  - Как поживаете, cara?  Я не видел вас с момента нашей последней встречи, но вы отлично выглядите!
Нико с интересом рассматривал наряд Памелы:
“Шифон, паетки  - дешёвый материал, но как смотрится! А декольте и разрез?!  Она станет звездой вечера”.
Что-что, а эта девушка всегда одевалась со вкусом. Чего было нельзя сказать о новой знакомой балерине из спортивного университета, к большому сожалению. Однако Нико подумывал о совместном шопинге с рыжеволосой балериной.

+1

4

- Caro, какая неожиданность! Никогда бы не подумала, что вы ходите на ледовое шоу! – Памела же была наоборот искренна. Она не кричала так громко как итальянец и не улыбалась так широко, словно увидела Санта-Клауса. Скорее она была просто приветливой и милой, а блеск в глазах – вот что свидетельствовало о том, что мисс Свон на самом деле рада встречи. - Благодарю, вы тоже выглядите великолепно. Что это? Бруно Бананни и новые часы? Ролекс? - Она взяла итальянца за левое запястье и внимательно посмотрела на часы.

«Да-да, за день до того сообщения, мы выбирали их вместе! Тогда Нико перемерил больше сотни часов, но одни не нравились мне, а другие – ему. Сколько прошло? Месяц? Нет, меньше, а, кажется, давно было. Ой, как же трудно вспоминать! И больно!» – пожалуй, она слишком долго смотрела на этот золотой Ролекс. Но просто нужно было как-нибудь совладать со своими чувствами и снова посмотреть мистеру Фонтейну в глаза.   Так,  Памела чуть слышно вздохнула и немного сжала запястье знакомого. Она решила оставить всё вопросы в стороне и не затрагивать эту тему именно сейчас, да и, вообще не говорить об этом.

- Хотите кекс? - «Как глупо так официально говорить друг с другом…» - Я купила больше десяти у вашей дочери. Но она, кажется, не узнала меня. Это благородно – собирать деньги для сирот! И я даже не смогла удержаться и купила сразу столько! .... А знаете что, они всё равно мне не нужны, вы, должно быть, помните о моей диете, верно? Возьмите. Юная мисс Фонтейн любит сладкое! Я помню! – Она весело рассмеялась и протянула пакет Нико.

В общем, она думала, что на этом они расстанутся, но мистер Фонтейн, не спешил уходить, даже когда шоу началось и на сцене в левом углу ледовой арены, появились организаторы вечера. Впрочем, Памела и не думала, что это из-за неё.

«Может быть, место удачное – немного людей и всё хорошо видно….» – она грустно улыбнулась своим мыслям и бросила мимолётный взгляд в сторону Нико. А ещё через минуту нарочно обошла с правого бока и встала впереди итальянца. Так можно было уже не заботиться о руках, которые сейчас нервно блуждали по ручке сумочки, да и потом, Нико мог получше разглядеть фигуру и декольте Памелы.  -  «Может быть, пожалеет хоть немного о нашем разрыве…» – Подумала она, плавно поводя плечами. - «Обернуться и поговорить? Нет, лучше не буду! Ещё решит, что я пережила разрыв тяжело. Да ведь это так и есть! До сих пор страшно перечитывать это смс и его номер я не удалила и сплю в его рубашке! Хм… а он её случайно оставил или чтобы меня посильнее помучить? Да нет... Он же не знал… А, может и знал…  Нико Фонтейн очень умён…. Но сейчас я, кажется, сделала всё хорошо: была приветлива! Чёрт, я и правда была рада его видеть! Даже вот, просто так стоять рядом приятно…»

Не оборачиваясь, Памела сделала маленький шаг назад. Нет! Не с каким-то умыслом, на самом деле просто хотелось ещё раз коснуться Нико и, да, она надеялась, что тот хоть что-то сейчас чувствует! Но главная причина:  мисс Свон не рассчитала: стоять возле ледовой арены так близко холодно. А платье из шифона не обладало никакими термо-свойствами, как костюмы фигуристов. Уходить в сторону? Не сейчас! Только после того как Нико отойдёт, а он пока стоял. Памеле очень хотелось посмотреть на него ещё раз. Для этого женщина достала из сумочки маленькое зеркальце и машинально принялась прихорашиваться, но смотрела она в тот угол, где отражалось лицо мистера Фонтейна.

«Лицо какое серьёзное! Он так внимательно слушает речь этих Соболевых? И…и…  даже не взглянет в мою сторону! Неужели, все, что между нами было это так неважно? Но да, я всегда знала, что любви никакой не было. С его стороны…. Заметил!»

В этот момент их взгляды встретились, кажется, Нико Фонтейн догадался, что за ним шпионят. Поначалу Памела растерялась, и даже руки затряслись, но потом взяла себя в руки и подмигнула, а затем, мило улыбнулась. Она не убирала зеркальце до тех пор, пока на льду не появились первые танцоры, только уже ни о чём не думала – в голове был полный хаос, и только наблюдала в зеркало за Нико. Но желание убрать его сейчас же было огромным!

«Нельзя… Уже заметил, а я не должна показывать, что боюсь!» – убеждала она себя. Правда дрожали руки, и Памела побледнела на глазах, но продолжала улыбаться. Когда же пара первокурсников вышла на лёд, мисс Свон медленно вернула зеркальце в сумочку и начала громко апплодировать. А далее не удержалась и помахала бедному парню. Фигурист споткнулся, а Пэм кокетливо опустила ресницы и рассмеялась. Это её отвлекало….

Отредактировано Pamela Swan (20.02.2013 19:45)

+1

5

- Нет-нет, только безалкогольные коктейли – это главное условие шоу. – пять человек в баре и ещё немного танцоров. Это немного людей, верно? Но вот управлять ими было сложно. Очень сложно. Они вели себя как маленькие дети.
И это ещё Бейонсе нет. – Деметрий устало покосился на взволнованные лица молодых работников и попробовал вежливо улыбнуться. Вышло не очень. Может потому что он с самого утра тут? Привезти всё необходимое, вплоть до посуды и мелочей для украшения бокалов.
У этих ребят только стаканы были и те не лучшего качества. – На это никто не рассчитывал. Им обещали, что тут всё есть: нужны только люди и напитки, но когда они оказались тут все вместе в десять, Деметрий повторил три раза, но половина опоздала больше чем на полчаса, условия работы никуда не годились.
Так пришлось попросить танцоров присоединиться и помочь коллегам в перевозке посуды и некоторой мебели. Они были недовольны. Да, Деметрий их хорошо понимал: танцевать всю ночь, потом короткий сон в несколько часов. Но и то не дали выспаться: в двенадцать мистер Селаври разбудил нужных людей и в час дня они были на месте. А, ведь изначально договаривались встретиться в три…
- Ну это неинтересно! Меню очень ограниченно. Не верю! От мартини ни у кого крышу не снесёт! Можно хоть его добавлять? – молодой бармен недовольно расставлял стаканы и сердито косился на пару Соболевых. Они несколько раз проверили бар и просто забрали все напитки, в которых было хоть немного алкоголя.
- Нет. Организаторы – СПОРТИВНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ. Так лучше? – пришлось немного повысить голос, но всё равно Деметрий не терял надежды на вежливую улыбку.
- Так в баре мог работать кто угодно… – Кэтрин, молодая официантка из клуба “New Wave” расположилась на краю барной стойки и закинула ногу на ногу.
- Переоденься. – сказал джинн, как только увидел, что девушка надела свою обычную форму. Кэт обиженно уставилась на шефа.  - Тут школьники. Иди и надень форму “Dilliger”’a. Я же говорил об этом вчера.
Девушка недовольно спустилась со стойки и медленной походкой пошла в сторону служебных помещений. Они ещё немного поспорили с Джимом, барменом и только после угрозы штрафа парень согласился убрать мартини в стойку.
С танцорами он успел перекинуться только парой слов. Во-первых, за стеной, в соседней комнате, сильно шумели фигуристы – разговаривать было невозможно, а во-вторых, за пятнадцать минут до начала, Соболевы выгнали всех посторонних и Деметрия в том числе.
- Тут школьники и спортсмены – не забывайте об этом. Снимать можно только рубашки, а вы, – он обратился к девушкам, - и этого не должны делать. Только танцы. Ясно?
Его танцоры должны будут выступить в середине, а пока Деметрию предстояло сражаться с работниками в баре, слушать их жалобы на организаторов и смотреть, как студенты пытаются покорить сердца зевак. Но джинн решил не занимать  лишнего места у арены и устроился в самом дальнем углу, у бара.

0

6

“Сказать, что  Рейчел готовила эти кексы весь вчерашний день, а юной  мисс Фонтейн они уже успели надоесть? Нет, не стоит. Жаль будет, если точёной фигурки не станет”, - подумал итальянец, принимая из рук девушки бумажный пакет со сладким. Он с восхищением рассматривал наряд Памелы.
“Эта девушка умеет одеваться. Пожалуй, я бы не отказался от того, чтобы такая красотка пришла со мной. Не в присутствии дочери, конечно”,  -  ему ещё вспоминалась та комедия, которую разыграла юная мисс Фонтейн перед своей бабушкой и дедушкой. Она говорила о том, что отец ей не уделяет внимания, найдя себе любовницу. Не удивительно,  мать Нико настоятельно попросила сына расстаться с девушкой, которой была Памела. Итальянец вернулся в квартиру, собрал вещи Пэм и написал смс.
”Если она увидит Памелу рядом со мной, снова начнётся трагедия в двух действиях, где Николо Роберт Фонтейн будет играть главного злодея; юная мисс Фонтейн – главную жертву маньяка-Нико, а бабушка Фонтейн станет  супергероем, уничтожив врага одним словом. Чёрт, мне было жаль с ней расставаться! Пэм была не плохая, ценила стильную одежду. Правда у ней хватало денег только на дешёвые американские подделки, но как она смотрелась в нарядах от Gucci и Джани Версаче”, - свою любимую и единственную дочь он не винил – о чём речь!  К чему обвинять  в том, чем сам грешен? Нико любил играть роли. Возможно, вся его жизнь была одним непрекращающимся театром. Далее, юная мисс Фонтейн ещё слишком молода и держать на неё обиду, даже не правильно.
Нико не спешил уходить. Он не только нашёл самое удачное место, но и рядом была подходящая компания. Памела всё же доставляла больше радости, чем отвращения.  Иначе бы Нико не расплылся при встрече в улыбке. Случайное столкновение с девушкой потом будет вспоминаться больше как приятное событие.  А этот едва различимый вздох? Её тонкие пальчики сжали  ему запястье? Что бы это значило?
“Ей грустно?  Из-за меня?” – с момента знакомства, Нико уже успел изучить девушку. Её романтичная и впечатлительная натура  выдавала все переживания Памелы. У ней плохо получалось скрывать. Быть эмоциональной  и  равнодушной – невозможно, а мисс Свон именно такой пыталась быть.
Нико устремил внимание на ледовую арену, прислушиваясь к речи организаторов шоу.  Женщина говорила скучно и монотонно. Вдобавок с акцентом. У той явно не было никаких ораторских способностей. Тихий голос , который  был слышен только через микрофон. Полное отсутствие мимики  и должной интонации.
Итальянец перевёл взгляд на Памелу. За её лицом было интересней наблюдать. И что же он увидел?!
“Шпионит?! Лестно, ничего не скажешь”, - он приветливо помахал девушке,  со смехом наблюдая, как изменилось её лицо.  Нико ожидал, что она поспешно спрячет зеркало, но на деле вышло иначе: Памела собралась и с мужеством “отразила атаку”. 
”Поступок достойный уважения. Находясь не в самом лучшем расположении духа,  так быстро собралась и держит себя в руках. Она изменилась или раньше я не замечал?”  - ему захотелось поощрить Памелу своим вниманием. Поэтому он без долгих раздумий, накинул на озябшие плечи девушки свой пиджак.
– Милая,  - у самого уха в полголоса  обратился к ней Нико, - если хочешь потренироваться во флирте – я в твоём распоряжении. Оставь бедных спортсменов. Им сейчас нужно думать о другом.
Он немного приобнял девушку за плечи и продолжил:
– Кстати, будет время, загляни ко мне, - “ко мне” означало в квартиру в пяти милях от “Gallery”. Там некоторое время жила Памела. Правда, Нико ещё не решил, зачем он её пригласил. То ли отдать оставшиеся вещи, то ли  отдать ей ключи от входной двери.

Отредактировано Niko Fonteyn (24.02.2013 00:02)

0

7

Пара фигуристов откататала свою программу и раздались скудные аплодисменты. Все хотели услышать Бейонсе, а не смотреть, как спотыкаются молодые люди. Но да, даже Памела должна была признать, что выступали они неважно. Когда молодые люди кланялись публике, мисс Свон бросила короткий взгляд на организаторов шоу. Её взгляд и взгляд мадам Соболевой встретились, и слова тут были не нужны. Пэм явно дали понять: «Я же просила!»

Мисс Свон растерянно потупила глаза, осознавая, что, может быть, поступила как-то скверно и эгоистично. Хотя, угрызения совести длились уже очень недолго – каких-то пару минут! А далее тот самый фигурист, что секунды назад закончил своё выступление, подобрал букет, брошенный на лёд, вероятней всего родственниками или друзьями и подъехал к тому краю арены, за которым стояла Памела.

- Это вам… – Парень тяжело дышал, и, по всей видимости, очень смущался. Может быть, оттого у него не вышло больше ничего из себя выдавить.
- Это так мило! – Маленький букетик из трёх роз смог заглушить все угрызения совести. Дело не в подарке. Внимание – вот что, можно сказать, «вернуло Памелу к жизни». Пусть даже на несколько минут. Она искренне улыбнулась молодому человеку и поцеловала того в щёку.
- Я… Я… – пробормотал фигурист, но на арене уже были новые танцоры – группа девушек, исполняющих танец под музыку из известного мюзикла «Кошки».

Памела вдохнула аромат цветов. Подарок от незнакомого человека – она и мечтать об этом не могла. Может, для кого-то и мелочь, некоторые женщины вообще говорят, что подарки, цветы и внимание посторонних мужчин  им не нужно, но, на самом деле, это всё не правда. Каждая расцветет, как английская роза, если незнакомец вдруг окажется милым. Для чего  тогда, скажите, лукавить?

«Ого!» – подобное восклицание Памела если и могла себе позволить, то только мысленно. В общем, она сильно не хотела, чтобы Нико догадался, что она без него страдает. Потому что будет лучше, если он бы считал, что мисс Свон не одинока и ей не грустно… - «Пусть меня ударит молния, если я ошибаюсь! Он догадался! Нико Фонтейн и вправду очень умён… Ну что? Надо что-нибудь с этим делать!»

Все догадки подтвердил жест итальянца. Роскошный пиджак от Бруно Бананни в долю секунды оказался на плечах Памелы. Женщина растерялась и смогла только поймать руку стоящего позади Нико и задержать её на несколько секунд у себя на плече.

- Благодарю, мистер Фонтейн! – произнесла Памела, кокетливо взмахнув ресницами. Она повернулась к Нико лицом только когда смогла совладать с собой и за улыбкой скрыть замешательство. Впрочем, за то время, пока женщина боролась с собой, итальянец сказал ещё несколько немаловажных вещей.

На самом деле, Памела и не знала, как расценивать подобные слова. «Что это? Попытка к примирению? Угрызения совести? Жалость? Всё не то… Но я думаю, мистер Фонтейн сам не знает ответа на этот вопрос…» – Ей хотелось ещё раз тайком взглянуть в глаза итальянцу, но фокус с зеркальцем уже не подойдёт, да и ещё уже один раз, как говориться, «застукали».

- Я обязательно приду. – Памела говорила спокойно. Только «бегающий» взгляд выдавал волнение. - Нам стоит договориться о дне. Ты же не всё время там проводишь! Так, когда у тебя есть свободное время?

Они как-то незаметно перешли на менее официальный стиль разговора. Даже нет, Нико перешёл. Но даже не это сейчас волновало мисс Свон. Хотелось узнать несколько вещей. Во-первых, для чего он пригласил её вновь в «ту самую квартиру»? Во-вторых, у него уже кто-то есть? Кроме жены, разумеется. В-третьих, что он чувствует к Памеле? А что испытывает сейчас, находясь с ней рядом?

И, надо сказать, она тщетно пыталась найти хоть какие-то подсказки. Даже вот тогда руку задержала на плече… Но от размышлений отвлекал сам итальянец. Без пиджака он смотрелся ещё лучше, и Памеле очень хотелось обнять его, хотя нет, чтобы он обнял мисс Свон. И сказал бы, что-нибудь милое или не слишком приличное… Да! Ей не хватало внимания Нико, именно его, а не какого-нибудь незнакомого спортсмена или Алекса. Сама Пэм до сих пор не понимала, почему связалась с этим престарелым богачом. Он не мог сравниться с Нико Фонтейном.

Памела Свон сделала один шаг вперёд, потом ещё один. Так она оказалась совсем рядом с итальянцем. Надо сказать, такое поведение не было ей свойственно. Она бы поцеловала хоть президента, но только если была бы уверена хотя бы на 50%, что она не будет выглядеть глупо. Но сейчас Пэм была совсем не уверенна в том, что делает. Она могла только опираться на слова Нико, и его щедрый жест в виде пиджака.

Но она растерялась в самый последний момент. Руки замерли на груди итальянца. А ещё поменялся взгляд и улыбка буквально «сползла» с лица.

- Тебе так идёт эта рубашка… – только и смогла пробормотать она. Первое, что пришло в голову. Больших усилий стоило не отступать назад и не убирать ладони с груди мистера Фонтейна. Хотя руки задрожали и Памела была готова вот-вот отступить.

+1

8

Она растерялась. В самый последний момент. Нико разочарованно взглянул на Памелу.  Он почти было поверил в то, что девушка способна на поступки, которые не подчиняются правилам. Итальянцу не нравилось, что её действия всегда были похожи на хорошо поставленный спектакль.  Он сам любил играть и строить из себя тем, кем совсем не является (как это было в мебельном салоне с  балериной), но Памела вела себя так, словно за ней наблюдает строгий режиссёр, который выписывает штраф при малейшем отступлении от сценария.  Памела не оправдала его надежд,  посему Нико воздержался от поцелуя – пока ещё не заслужила.
Вместе с тем, девушка не делала итальянцу ничего плохого. Даже когда он послал сообщение с текстом, который у любой должен был вызывать много вопросов, Памела не задала ни одного, а лишь молча сделала то, чего от неё требовалось. К слову, за это Нико до сих пор благодарен ей. Если бы она “отошла от сценария”, принявшись названивать и требовать объяснений, то семья не оценила бы поступка. Бабушка Фонтейн  в тот период приезжала погостить, а заодно навестить сына и лично убедиться в том, что её слова подействовали должным образом.
– Приходи в пятницу, в восемь, - ответил Нико, поймав её руки, которые были  готовы к побегу.
Так что, может, совсем неплохо, что Памела “следует сценарию”.  Одним словом, Нико в ней нравилось гораздо больше, чем не нравилось. Но он ещё не решил, как поступит в пятницу. Пустит ли на порог? Что скажет ей? Пригласит снова к себе или отдаст её вещи?
– Милая, не заставляй меня ревновать, –  продолжил Нико. – Твоё платье, одно из причин.
На самом деле,  итальянца всё же мучила ревность, но совсем не много, как он об этом говорил. Гораздо больше досаждало другое чувство.  Вина. Нико был не глуп и понимал, что в его присутствии она флиртовала с другими либо за тем, чтобы вызвать у него ревность, либо здесь должна быть ещё одна причина, но о ней итальянец не знал, но был уверен, что причастен.
Он привлёк совсем растерявшуюся Памелу к себе.  Если Нико отойдёт в сторону и в общем будет держать себя слишком отчуждённо, она снова будет строить глазки фигуристам, а те будут спотыкаться. Но, конечно, не в фигуристах дело. Ему самому было приятно обнимать девушку за плечи. Зачем же было лишать себя удовольствия.
Нико украдкой взглянул в сторону дочери. Она пожалуй была единственная, в ком Нико не подмечал недостатков. Более того,  юная мисс Фонтейн была почти не единственной, кто мог заставить итальянца поменять свои планы и  мириться с лишениями, к которым он не привык.  Его воспитали так, что он почти не знал, как звучит слово “нет”. Почему? Да потому, что  семья для Нико была святым. Здесь уже не зависело от его отношений с Рейчел.  У итальянцев это было делом второстепенным. Главное, чтобы каждый выполнял свои обязанности. Это не зависело от новой знакомой балерины или Памелы.
Большее с Памелой Нико не мог себе позволить из-за дочери. Всё-таки, здесь он для того, чтобы играть роль отца. Чтобы получилось удачно, не стоит обмениваться любезностями с бывшей любовницей слишком долго. Выступление “кошек” закончилось и для Нико это был повод отстраниться от девушки и поддержать фигуристок аплодисментами.
– Согрелась? – он подмигнул Памеле. – Сделай одолжение, убери подальше этот букет. Мне не по себе.
Нико указал на цветы подаренные спортсменом. К слову, тот юноша ничего не вызывал кроме смеха. Когда-то и он был таким молодым. Но нет, итальянец никогда не заикался при разговоре с девушками. Он тренировался на сёстрах. А с Ванессой они даже разыгрывали влюблённую пару, когда сестра была одержима мыслью “приручить” миллионера.

+2

9

Пока выступали неумелые первокурсники, Деметрий пил минеральную воду и с задумчивым видом рассматривал гостей шоу. Их пришло немало – даже если это начало вечера. Когда будет выступать звезда их должно стать вдвое больше…
Ему, конечно, хотелось пройтись вокруг арены и посмотреть, что ещё придумали организаторы. Например, он никак не мог взять в толк, для чего нужно было приглашать школьников. Они не профессионалы, да и ведут себя ужаснейшим образом. Его ребята уже имели несколько стычек с подростками. Конечно же, мистер Селаври каждый раз решал в пользу молодых людей, но должен быть признать, что они неправы.
- Мистер Селаври! Мистер Селаври! – к нему приближалась администратор «Дежавю». Он пригласил Лану помочь, ибо одновременно присматривать за баром и за танцорами невозможно. И как видимо, не зря.
- Я слушаю.
- Роберт разбил лоб. – упавшим голосом сообщила она, переводя дух.
- Как? – Деметрий отставил воду в сторону и внимательно посмотрел на Лану. Девушка ответила не сразу. Она допила воду, отчаянно жестикулируя с просьбой подождать, и когда дыхание восстановилось, администратор заговорила тоненьким голоском.
- Он споткнулся о ногу ученика какой-то школы. Знаете… – она откинула назад выбившиеся из прически пряди и продолжила. – Я думаю, что этот старшеклассник сделал это специально. До открытия шоу Боб поймал того с сигаретой… Они поспорили, в общем, я теперь не знаю как заменить его. Он точно не будет выступать с таким синяком. Я отправила его в госпиталь, пусть швы наложит. Но место пустое в центре….
- Да, да… Понимаю. Сдвинуть танцоров нельзя, как и поставить кого-нибудь из второго ряда. Теряется форма, а с ней невозможно будет сделать заключительный элемент. – теперь Лана сдвинув брови, наблюдала за мистером Селаври и ждала вразумительного ответа.
- Так, что мне делать? – перебила она шефа.
- Знаешь что, я думаю, что смогу выступить вместо Роберта, как думаешь? – девушка только рассмеялась и смущённо кивнула. - Надо только всё вспомнить. Я думаю у меня ещё хорошая форма для танцев. Там остался костюм Боба?
Лана кинула и, распрощавшись, ушла к танцорам. А Деметрий, наконец, мог пройтись вокруг арены, конечно, после того как убедился, что бармен больше не порывается долить алкоголь в коктейли школьникам.
Но его прогулка была недолгой. Очень быстро он услышал знакомый голос и заметил мисс Свон в компании какого-то человека.  В общем, лицо у того было ужасно знакомым. Но джинн никак не мог вспомнить, что видел того пару дней назад, когда заходил в Exxon Mobil по одному важному делу.
Деметрий сбавил шаг и  прислушался к их разговору. Очень может быть, что Памеле нужна помощь. Не в первый раз. – В самом деле, они уже так выручали друг друга.
Из короткого разговора он понял, что его участие тут не помешает. Поэтому он подошёл ближе и как только итальянец договорил, Деметрий изобразил большое удивление. После банального приветствия он привлёк Памелу к себе и тихо спросил:
- Брат или жених?
Времени особо не было, поэтому тратить драгоценные секунды на пустые разговоры не хотелось.

0

10

«Ммм… А, вот, интересно, он подумал о том, что у меня могут быть планы в пятницу вечером? Даже не спросил, удобно ли это мне? Но ладно! В этом весь Нико: самоуверенный и души не чает в собственной дочери. Жаль, что мы незнакомы… То есть официально нас никто не представлял друг другу…» – Памела внимательно смотрела в глаза итальянцу. Что она там хотела увидеть? Возможно, подсказку как ей поступить дальше. Она только это и делала, потому что была сильно растеряна и возле мистера Фонтейна, а уж тем более в его объятьях, никак не могла собраться с мыслями.

- Я… Я…. – она хотела сказать, что занята и скорее всего не сможет придти. В конце-концов, так все женщины делают, чтобы показать кому-то, что у него есть соперники. Но сделать это было очень трудно. Ещё сложнее стало, когда Нико поймал дрожащие руки Памелы. - Я не могу в восемь.

Да! Она это сделала! Даже дышать стало легче, и мисс Свон сделала глубокий вдох. От мужчины повеяло ароматом туалетной воды от Хьюго Босс. Памела улыбнулась.
- Бергамот, базилик, можжевельник, розовый перец, пачули, ветивер, пихтовый бальзам, роза, кедр, крем-брюле, ваниль и амбра…. Когда я тебе его подарила – ты сказал, что это дикая смесь, но я рада, что тебе он понравился. – в самом деле, узнать, что мистер Фонтейн пользуется её подарком, туалетной водой  Hugo Boss Strictly Private, было большой неожиданностью.

- Я должна провести весь вечер с одним человеком…  – Памела не была до конца искренней. На самом деле, Алекс звал её в ресторан именно в этот день, но ещё до того как мисс Свон отправилась на ледовое шоу. Но Пэм отказалась, планируя провести этот вечер с подругами, и они договорились о субботе. Она, правда, хотела устроить небольшую вечеринку для себя, Алисии и Ширин. Поэтому Памела решила недоговаривать до конца, позволив Нико самому всё додумывать.

- Да. Спасибо… – растерянно пробормотала Памела. Она была немного тронута заботой итальянца, да и тот факт, что Нико до сих пор ревнует ее, вернул румянец на бледные щёки, а так же улыбку. - Хорошо.

Мисс Свон кротко кивнула и когда «Кошки» закончили своё выступление, она бросила этот самый букетик им. 

- Твоя дочь тут? Ты нас познакомишь? – Памела улыбнулась и кокетливо опустила ресницы, чуть склонив голову. - Она не знает Памелу Свон в лицо, верно? Но я думаю, мы сможем найти общий язык.

На самом деле она очень любила детей. Да юная мисс Фонтейн была уже не ребёнком, но Памеле страсть как хотелось попробовать подружиться с ней. Только до сей поры не было подходящего случая.

Появление Деметрия принесло оживление в их неспешную беседу.
- Привет! – Пэм широко улыбнулась. - Ты пригласил меня в пятницу в ресторан.

Да-да! Её совсем не хотелось говорить, что сейчас она встречается с немолодым, но очень богатым человеком. Потому что Нико уж точно будет смеяться. О, да! Это его сильно позабавит.

- Деметрий, познакомься, это Нико Фонтейн. – мисс Свон совсем не учла, что пиджак Нико лучше отдать сейчас, ибо как-то это странно будет выглядеть… - Нико, это Деметрий Селаври.

Больше Пэм ничего не сказала, но было ясно, что они с Деметрием встречаются – объятия и всё такое…

+1

11

- Привет. -  они пожали руки. Деметрий внимательно посмотрел на нового знакомого. В тот день, когда джинну пришлось посетить компанию Exxon Mobil, он как-то избежал знакомства с экспертом по безопасности. Просто всё сложилось так, что нетрезвый клиент сломал руку администратору… В общем, сейчас следовало бы осознать, что прошло всё как нельзя удачно. Иначе, сейчас бы пришлось оправдываться и что-то выдумывать. Хотя Деметрию не в первый раз сочинять на ходу правдивую историю, но сейчас джинн думал совсем о другом.
Вступление и танец, а тут ещё Памела… Хорошо она ещё не сказала, кем я работаю. Директор? Разве директор будет танцевать? – мистер Селаври помолчал ещё немного и, наконец решил представиться.
- Деметрий Селаври, танцор ночного шоу. Я тут выступаю, а вы, я вижу, гость? И как вам шоу? – тут нужно было приобнять Памелу и чуть склонить голову в её сторону. Собственно, он всё это и сделал, а потом тихо, но так чтобы мистер Фонтейн смог услышать каждое слово, обратился уже к Памеле. – Мы идём в пятницу в ресторан? Знаешь, я подготовил для тебя один сюрприз. Тебе он понравиться. Так что после ресторана, ты не откажешься поехать ко мне?
Можно было сказать ещё очень много. Причём Деметрию даже показалось это забавным, особенно наблюдать за изменяющимся лицом Нико Фонтейна. Конечно, только ревность заставит человека так поменять в лице. Сочувствовал ли он итальянцу? Нисколько. Он не знал, за какие такие грехи несравненная Памела Свон захотела обречь его на муки ревности, но если Нико верит, то значит, Деметрий ещё в неплохой форме.
Зря я сомневался… – на лице джинна заиграла полуулыбка, а он сам наклонился к Пэм и протяжно поцеловал ту в губы. Впрочем, вышло не совсем как планировалось. Его отвлекли.
- Выступаем через три номера ш… – хлопнул по плечу один из танцоров. Конечно, выглядел он моложе Деметрия. Да все танцоры были моложе джинна лет на пять. Поэтому им всем оставалось надеяться на невнимательность зрителей, в общем, и Нико Фонтейна в частности.
- Ты видишь эту очаровательную девушку? – пришлось навести на себя тень недовольства. Деметрий смерил подчинённого недобрым взглядом.
- Да. – сухо ответил Марк.
- А ты видишь, что я с ней разговариваю?
- Да.
Тогда какого чёрта ты мне мешаешь?! Я скоро буду.
Нужно будет потом выписать премию бедняге Марку… – подумал Деметрий, глядя вслед уходящего танцора, который озадаченно оглядывался по сторонам. – Можно сказать, просто попал под раздачу…
- Извини милая, но мне надо готовиться. – они поцеловались ещё раз. Затем Деметрий выпустил мисс Свон из объятий и, уходя, как бы вспомнил про Нико. – Да, было приятно познакомиться.
Надо бы позже всё узнать у Пэм… – счастливая улыбка Памелы говорила лучше всяких слов. Со своей ролью он отлично справился!

0

12

Габриелла совсем не готовилась к этому дню, да и узнала об участии всего за неделю. Если бы не больница, её бы поставили в известность раньше, но всё вышло, как вышло… Честно – Бри сама не ожидала этого.
Она вроде как обычно тренировалась, хотя нет. Мисс Томас чувствовала, как ноги дрожат после каждой тренировки. Один раз даже провела на льду около восьми часов и подхватила простуду. Но на следующий день пошла на каток раньше обычного – в семь утра. Превозмогая боль, слабость и сонливость.
Думаете это у Бри тренер такой? Ха! Оливия Лекс наоборот урезала ей часты тренировок. Теперь Габриелла тренировалась только четыре часа в сутки. Всего какие-то четыре часа… А что ей делать всё остальное время?
Поначалу фигуристка послушно приняла изменения в расписании. Она тренировалась четыре часа, в свободное время ходила в тренажёрный зал и принялась вновь посещать лекции и дискуссионные клубы. Даже взялась за горы домашних заданий, что накопились за это время. Но через несколько дней на лекциях стало скучно, Крис больше не приходил в дискуссионные клубы и даже перестал посещать тренажёрный зал.
Да-да! Это Габриелла себя убеждала, что делает всё это от скуки, но на самом деле причина была одна - Кристофер О`Коннер. Так если бы Габриелла умела бы писать стихи, то у девушки, несомненно, бы вышло, что-нибудь вроде этого:
«Я умею смотреть на тебя бесконечно -
Как на древнюю медь и бегущую воду.
Я вдыхаю твой запах, когда больше нечем
Дышать. И уже ненавижу свободу.

Я могу каменеть, останавливать вечность,
Приникая губами к ознобу мурашек.
Я могу обгонять свое время по встречной,
Чтоб увидеть тебя хоть минутою раньше.

Я не помню других. Я уже не играю
В эти полутона отраженного света.
Я почти научился любить, не сгорая,
Но ещё не умею любить безответно…»
Но она не умела писать и поэтому, не встречая Криса и думая о том, что, скорее всего, Аманда Грегори уже давно ходит с ним по клубам, она стала ходить на тренировки. Поначалу были недовольные, но позже привыкли к тому, что Бри периодически появляется на льду, и поэтому позволяли ей тренироваться.
Ну, а потом, случился нервный срыв, когда тренер Лекс узнала, что её фигуристка с высокой температурой занимается. Тогда Бри разнесла тренерскую и побила всю посуду. Ни один стакан не уцелел.
Вечеринка у Евы Вексельберг, забавной немки, вернули Бри к жизни. Она восстановилась очень быстро. Третьего ноября её уже выписали. В тот же день она узнала, что записана выступать на благотворительном ледовом шоу. И если поначалу было недовольство, то оно прошло, стоило ей ступить на лёд и услышать музыку для выступления.
«Аллилуйя» просто очаровала Бри. Тем более нежный и мотив этой мелодии отражал её романтичный настрой, ведь сам Крис О`Коннер подошёл и спросил как она себя чувствует!
Так сейчас Габриелла стояла в костюме перед зеркалом, с закрытыми глазами и вспоминала выступление, тихо-тихо напевая мелодию себе под нос. Отвлёк ей какая-то суета вокруг неизвестной особы.
Сразу столпились вокруг! Кто она такая?! – Томас нахмурилась и посмотрела в сторону смеющийся мисс Свон. – Только этого ещё не хватало!
Это Бри позвала тренера Соболеву и попросила выдворить Памелу вон.
- И правильно… Я же выступаю первой! – победоносно сказала та, когда Пэм скрылась за дверью.
- Всё не так. Тренер Соболев сказал, что выступаем мы. Хокинс-Фаррелл.
- ДА?! И выступайте! – в сердцах сказала Бри и пулей вылетела из зала. Она оказалась по ту сторону катка. Где обычно стоят зрители. Конечно, баран птица гордая, но Габриелла вернулась, переобулась в кроссовки, натянула куртку и узнала у тренеров, когда она выступает. Ну а потом, потом она принялась гулять вокруг катка, даже разговорилась с одной девушкой, продававшей белые и чёрные кексы.

0

13

Сегодня Лили оставила своего верного железного коня и поехала на метро. Одной из причин была платная парковка, которая стоила целых 15 долларов. Конечно, это будет если найти парковочное место, а как быть если его не будет? Лили знала, на катке сегодня выступает Бейонсе, которая возвращается в родной город, чтобы помочь детям-сиротам. Женщина не была яростной фанаткой звезды R'N'B, но её поступок показался гимнастке милым.  Лили сама любила благотворительность, помогать сиротам и всё прочее. Женщина была убеждена, чтo на месте Бейонсе поступила бы так же. То есть, если бы она была знаменитой гимнасткой мирового масштаба. Или с удовольствием стала бы послом доброй воли в ООН. Иногда Алисия любила помечтать, но грёзы грёзами. А увлекаться ими ей не нравилось. Тем более сейчас.

Хотя этот месяц был весьма удачный на события. Шерон, кажется, становилось легче. Однако, Лили не оступалась от мысли, что  её подруга слишком болезненно переживает потерю мужа. Или же, что-то в этом не чисто. Касательно мистера Селаври, то всё повисло в воздухе. Лили забрала заявление, но это вовсе не значило, что с мужчины сняты все обвинения. Как только Шерон сможет снова вернуться к нормальной жизни, пусть сама решит, что ей делать со смертью мужа. Сама же Алисия думала – весьма странно, что опытный пожарник умер из-за несчастного случая, когда полез в горящую машину. Он ведь не идиот! К тому же,  поначалу говорили, что свидетелей было достаточно, а теперь все они куда-то подевались.

В общем, Алисия вышла из дома и отправилась к станции наземного метро.  Однако, пришлось ждать и гимнастка оценила в полной мере, как приходится людям без собственного авто. Дожидаясь транспорта, Алисия уже продумывала, куда бы доехала за это время. Наконец, ура, процесс пошёл. Но ехать в переполненном вагоне, было не очень приятно. Толкались люди, а порой дёргало так (особенно на остановках), что Лили едва не подвернула себе ногу несколько раз. Она чуть не пропустила собственную остановку.  Подходя к спортивному комплексу, она дала себе честное слово больше никогда не пользоваться общественным транспортом. Первый и последний раз. К тому же, было жарко, на небе ни облачка и Лили с тоской вспомнила о бутылке минеральной воды у себя в машине.

– Нет! Первый и последний раз! – выдохнула она, показывая билет, который приобрела ещё за неделю в университете.
Она опоздала. Однако первым делом, она купила в кафетерии воды, а только потом отправилась  к ледовой арене. Лили была ужасно расстроена что пропустила выступление Габриэллы. Одной её ученицы. Ведь она обещала!
-  Простите Габриэлла! Я пропустила ваше выступление. Вы, наверное, замечательно выступили, да? – Если бы в английском языке была вежливая форма (как в испанском), то Лили бы употребляла её.  Некоторые из студентов были старше неё и говорить им «ты» не поворачивался язык.

0

14

- I can see your halo...halo... halo.... – напевала песню, под которую в данный момент каталась пара старшекурсников. Их считали звёздами: ну ещё бы! Призёры Олимпийских игр! Бри же даже не хотела смотреть этот номер. Завидовала. - - I can see your halo...halo... halo....
Настроение было скверным. Никакого боевого настроя, оживления и радости, что она вновь выйдёт на лёд. Всё начало исчезать ещё когда её «джедайским тренировкам» помешал чей-то неприятный смех. Честно говоря, фигуристке до сих пор было невдомёк, что это за особа и почему создала вокруг себя так много шума.
- I can see your halo...halo... halo.... – подпевала она каждый раз, когда слышала припев. Попутно блуждая по просторам Интернета через свою верную Nokia Lumia 900. Первым делом – поверить почту.
Она редко получала письма, только редко присылали рассылку с сайта о здоровом образе жизни.
Но ничего нового, наверное. Рассылку я читала вчера, а кто мне напишет с утра? Я не та, что блуждает по страницам или переписывается с кем-то сутками. У меня есть куда более важные дела. – так она и считала. Честно, у Бри даже странички в Фейсбуке не было. Она только искала музыку для выступлений или тренировок, покупала через Интернет спортивную одежду и снаряды, пользовалась почтой, читала рассылку о здоров образе жизни и правильном питании. - Кто придумал Интернет? Был ли он гением? Или просто хотел таким образом уничтожить человечество? С одной стороны это хорошо, но с другой! Настоящее бедствие! Оружие массового поражения…
- I can see your halo… ЧТО?
Новое письмо прервало всякие размышления.
- важаемая, Габриелла Томас... В центральный госпиталь поступил молодой человек. В данный момент он находиться без сознания. При нём не нашли никаких документов. Только фотография (изображённый человек имеет с ним некоторые схожие черты) и ваш электронный адрес, написанный на салфетке. Просим вас внимательно посмотреть прикреплённую фотографию. Если вы узнаёте молодого человека - обязательно сообщите врачам.
Когда Бри открыла прикреплённое изображение, она не поверила собственным глазам. Девушка ещё раз перечитала письмо, но на этот раз громче, медленней и с верной интонацией. Но как письмо, ни читай – содержание то же.
- Кристофер О`Коннер…. Крис… Это он… В больнице… – шептала Габриелла вглядываясь в изображение. – Не верю. Это не он…
И надо было ей проверять почту именно сейчас?! До выхода на лёд – не больше двадцати минут. Том испуганно заметалась из стороны в сторону, сбила с ног одного маленького мальчика, разлила стакан какой-то юной леди…
- Тренер Веласкес! Скажите, кто это? – игнорируя вопросы Алисии, она сунула ей телефон, где было открыто прикреплённое к письму изображение. Она была уверена, что эти двое знают друг друга.

Отредактировано Gabriella Thomas (18.03.2013 20:06)

0

15

Сказать, что Нико был удивлён , когда на сцене появился новый актёр – Деметрий – не сказать ничего. Все отлично справлялись со своей ролью  и Нико поверил. Да, поверил том, что Памела действительно живёт счастливо. Скорее всего, живёт в квартире Деметрия и пользуется прочими дарами нового кавалера.
Эту девушку нельзя было прировнять к Рейчел. Рейчел вообще нельзя было ни с кем сравнить. Памела напоминала ему старшую дочь – такая не самостоятельная, которой необходима забота и покровительство. В некоторой степени он относился к ней как к дочери:  позволил жить в квартире, иногда давал советы . В целом Памела была слишком беззаботна и беспечна по его мнению.
– Рад встречи, - Нико пожал в ответ руку Деметрию и кинул мимолётный взгляд на Пэм, полный удивления и отчасти ревности. Итальянцу не часто приходиться чувствовать себя в шкуре собственной жены.  Бывшие любовницы не часто его знакомят со своими новыми пассиями.  К тому же, Нико всегда был убеждён и не отступает от мысли, что в мире существуют мало людей, которые могут сравниться с итальянцем, то есть с ним.
– Моя дочь принимает участие в празднике. Поэтому я здесь, - Нико смотрел, как Памела переметнулась в другую сторону и  обнимала танцора, который с большим удовольствием и очень громко напоминал её о вечере пятницы.
Но всё ещё в его пиджаке. Первое желание, которое возникло у Нико, сорвать с плеч девушки пиджак и потоптаться на нём ногами. Если бы он не был таким дорогим. Глупо так обращаться с хорошей одеждой.
Это знакомство не вызвало у него никаких приятных чувств и поддерживать разговор поэтому он не хотел. Итальянец уже почти подался желанию  оставить воркующих голубков одних и пойти поговорить с дочерью, скажем. Угостить её кексом. Он сделал несколько шагов в сторону прилавка с кексами, но вернулся.
Он широко улыбнулся и принялся сверлить Памелу взглядом. Слишком мало девушка говорила о своём возлюбленном. Вернее, она не сказала про него ничего за их короткий разговор.  Лучше было бы сказать, что не выдала себя и воспоминанием. Но что больше всего заинтересовало его -  вместе они создавали впечатление Бонни и Клайда, как любят выражаться американцы, но пока Памела была рядом с Нико, то из неё вырывались только воспоминания о нём, об итальянце.
Нико не сомневался, он производит сильное впечатление на женщин, но всё же. Почему же она сразу не похвасталась новым избранником? А её последние слова, перед тем как явился “он”? Неужели Памела обладает настолько хорошей памятью, что даже помнит запах его одеколона?
Нет, у неё была ужасная память. Нико приходилось всё время напоминать ей путём сообщений на мобильный и е-мейл, записок на холодильник и прочее. Итальянец прикрыл глаза, чтобы не видеть прощальный поцелуй Памелы и Деметрия, чтобы не раздражаться.
– Чего не могу сказать о себе, - пробормотал итальянец в ответ на последнюю фразу танцора, стоило тому отойти на несколько шагов.
Он обратил всё внимание на Памелу. Он ещё ни о чём не догадывался, но в душу уже закрались сомнения и мысли, от которых Нико не мог отделаться. Да и просто не хотел. Что может быть хуже, чем осознание того, что в мире есть кто-то ещё лучше тебя.
– Вижу у вас очень здоровые отношения: поцелуй при встрече, поцелуй на прощание… А чтобы он сказала, узнав о нашем, едва не состоявшемся поцелуе, - Нико улыбнулся. Он говорил мягко, медленно, не собираясь устраивать Памеле сцену,  - Я услышал от тебя так много воспоминаний о себе. Знаешь, я почти решил, что ты до сих пор не равнодушна ко мне.

+2

16

Вместо  ответа, Лили получила от студентки кучу вопросов. Причём тема была абсолютно отдалена от ледового шоу.  Тренер увидела перед собой изображение молодого парня, кстати довольно симпатичного. Но что самое интересное – Алисия  с лёгкостью узнала этого парня. Перед ней была фотография Кристофера О’Коннера, студента спортивного университета.  Очень странно, что о его личности спрашивает Габриелла, которая с таким упорством занималась фигурным катанием. В какой-то момент, Алисия поверила тому, что девушку не интересуют молодые люди, одежда, вечеринки и всё, что было с этим связано. Но кого Габи пыталась обмануть?!  Что ещё может занимать голову молодой двадцатилетней девушки? 
Алисия не читала письмо и видела перед собой лишь фотографию, а так же ужасно взволнованную девушку. Считая, что Габриэлла уже выступила, тренер не стала путать ей мысли. которые были наверняка и без того не в идеальном порядке.
Весь образ идеального и компетентного тренера разрушился на глазах. Лили с лёгкостью забыла про всякую субординацию и про то, что всех своих учеников она хотела называть на «вы».  Парадоксально, но Лили питавшая такую любовь к литературе, иногда вела себя так будто с трудом дотянула до конца старшей школы – действия, поступки, просто слова…
– Детка, я не уверена, - растерянно пробормотала Лили глядя то на девушку. то в телефон, - но, кажется, это Крис  О’Коннер.  Правда у него  сейчас немного иная причёска. Тут он выглядит моложе… Наверное, фотография не первой давности.
Подняв глаза, Лили поняла, что своими словами испугала девушку ещё больше. Нужно было догадаться.  Лили жалела, что не сообразила вовремя. Она почувствовала себя ещё хуже, когда подошла миссис Соболева и сообщила, что Бри скоро выступает. Однако женщина тоже заметила состояние Габриэллы:
– Что произошло?![/u}
Она подняла вопросительный взгляд на Алисию, под давлением которого испанка  в разы побледнела.
– Я только сказала, что… – Лили почувствовала, как сама разволновалась настолько, что начало колоть сердце.
[u] – Вы должны знать, что спортсменам перед выходом на лёд не надо ничего говорить!
– тренер говорила мягко, но с упрёком. Её спокойный уравновешенный голос действовал на Лили лучше крика, - Вы же тренер!
-  Я думала, что она уже выступила!... Простите!...
Миссис Соболева подняла вверх ладонь, призывая Алисию успокоиться. Испанка замолчала.
– Только не паникуйте! Я постараюсь отодвинуть выступление Габриеллы на самый конец.
Лили нервно закивала удаляющейся женщине и попыталась последовать её совету, но не получилось. У  неё тряслись руки. Она повернулась к студентке и сказала, настолько спокойно, насколько смогла:
– Я уверена, что всё будет хорошо! Хочешь кекса с кофе или минеральную воду?

0

17

- Разумеется… – Памела сладко улыбнулась и прижалась к Деметрию поближе. Украдкой она бросила мимолётный взгляд в сторону итальянца, собственно, ради него и был разыгран весь этот спектакль. Женщина испытала даже облегчение, когда увидела, как глаза Нико наливаются кровью, а руки сжимаются в кулаки. Образно, разумеется.  Итальянец был просто очень недоволен, и быстро сопоставив имеющиеся факты, она догадалась, что это ревность.

Одно она, правда, не учла. Как хорошая актриса она должна была снять пиджак Нико, вернуть его хозяину и начать сбивчиво объяснять, как и почему он оказался на обнажённых плечах мисс Свон. Потом нужно было бы улыбнуться и пококетничать и может быть, позволить Деметрию немного пораспускать руки и сделать вид, что оба ждут-недождутся вечера пятницы.

Её друг джинн, тоже не учёл этого. Он не спросил ни слова о пиджаке. Зато отлично дал понять итальянцу, как бы забавно это не звучало, что к Памеле он неравнодушен уж точно….

В общем, когда рука джинна скользнула вниз по спине, а женщина, смеясь, подняла её на пару сантиметров вверх и когда оба мило ворковали друг с другом несколько минут, мисс Свон надеялась, что это будет неплохой пыткой для Нико Фонтейна. Она очень на это надеялась, зная, что ревность – самое ужасное, что может испытывать человек.

- Я буду ждать! – озорно шепнула на ухо «возлюбленному» Памела и после, когда они уже поцеловались, звонко рассмеялась.  На самом деле она нервничала и очень сильно. А смех… Это только чтобы доказать итальянцу обратное. Однако ей было весело. Это было такое приятное волнение, которое не доводит до стресса, зато отлично тонизирует организм и способствует выработке гормона счастья.

В общем, это вышло довольно удачно. Получилось, как будто Памелу рассмешила фраза Нико о том, что он совсем не рад знакомству. Мисс Свон широко улыбнулась и кокетливо повела плечиком.

- Деметрий очень милый, правда? – она была почти уверена в том, что всё вышло как надо: Нико ревнует. Значит, у него есть ещё чувства к Памеле, значит, на всё ещё потеряно и, значит, он как минимум рассчитывает хотя бы ещё на одну встречу.

«А где одна, там и две….» – подбадривала себя Памела. Она вообще была доверчивой и верила всему, особенно, если это говорил мужчина. Нико, конечно, сказал не так много, но его взгляд был очень красноречив!

Последующие слова итальянца прозвучали как гром среди ясного неба. Он затронул очень интересные вопросы, ответы на которые Памела ещё не придумала, да она и не знала, что они понадобятся. Женщина быстро растерялась. Руки нервно затеребили ручку сумочки, улыбка уже не была такой искренней….

«Что мне делать? Что бы я сейчас не сказала, станет очевидно, что я обманула, а Деметрий Селаври был не более чем актёром! Тем более сказал, что обычный танцор! Дева Мария, если ты есть там, дай мне сил достойно вылезти из всего этого, чтобы Нико не решил, что я готова вешаться на шею каждому встречному….» – Как легко итальянцу это удалось, но мисс Свон была полностью раздавлена. Она уже не улыбалась, с трудом сдерживала слёзы, а нервы сдавали. Да и молчала она подозрительно долго.

-…..Мисс Свон… – словно из ниоткуда раздался голос. Памела подумала, что это дева Мария ответила, настолько она была погружена в себя. Очнувшись, она осознала, что голос у девы Марии уж слишком грубый и мужской, да и выглядит она как симпатичный латиноамериканец. 

- Роберто… – слабо улыбнулась она, обращая затуманенный взгляд на парня. – Ты… как я рада тебя видеть…

Она говорила тихим слабым голоском, даже неуверенно держалась на высоких каблуках, время от времени, отклоняя голову назад, словно собираясь падать в обморок. Слабыми дрожащими руками она придерживала пиджак Нико, потому что знала, как тот не любит пренебрежительного отношения к его одежде.

- Мисс Свон, вы в порядке?

Тишина. Только слабая улыбка, опущенные глаза и две капельки слезы, которые покатившись по щекам мисс Свон, упали прямо на пол.

- Что вы с ней сделали? – Боб, кажется, был спокоен, однако взгляд, который он бросил на Нико был полон злобы и ненависти. Хотя они были даже незнакомы.

- Роберто, я… – слабо пробормотала мисс Свон, поднимая голову и утирая щёки тыльной стороной ладони. -  Я так и не поцеловала тебя. Я же обещала поцеловать каждого из команды победителей, а была ничья…. Тебя не было среди них…

- Забудьте. Вас проводить до кофе-бара? Мой друг сегодня там. Нальёт вам бесплатного эспрессо, что скажете на это? – говорил он с большим энтузиазмом, а ещё заботливо придерживал секретаря за плечо, и с тех пор как Памела заговорила, даже не удостоил итальянца взглядом.

- Нико, прости… Я… я… – слова застряли комом в горле. Она стянула с плеч пиджак и протянула его итальянцу, осознавая, что голова начинает кружиться, а абсолютно отрешенный от  всего вид выдавал её физическое состояние с лихвой.

Она шагнула назад, но тут же оступилась и была подхвачена двумя или тремя неизвестно откуда взявшимися студентами. Они обступили мисс Свон и заботливо повели её к кофе-бару, негромко переговариваясь между собой на испанском.

+1

18

Не нужно слов. Он и так уже обо всём догадался. Нико надеялся лишь на то, что Памела сменит тему и спасёт его от пустых оправданий.  Да, она была великолепной актрисой, но врала отвратительно. Он улыбаясь смотрел прямо на девушку в ожидании её ответа. Но она молчала, едва сдерживая слёзы. Нико праздновал уже победу и раздумывал, как же он накажет Памелу? Может, пригласить в квартиру и не придти? Или сильно опоздать? Пусть она ждёт него и нервничает. Нет, она сама слишком не любила приходить вовремя. Скорее всего, она заставит его ждать.
Похоже пауза затянулась и Нико уже собирался нарушить молчание, как вдруг в их разговор вмешался посторонний парнишка. На вид он был моложе Памелы. То как он обратился к девушке подтвердило это. Затем перед Нико начало разворачиваться действие, которое он окрестил как “комедия”. А вот для другого зрителя это стало трагедией. Главную роль играла Памела, которая наконец придумала как выкрутиться из этой ситуации, не отвечая на вопрос Нико. Вероятно, девушка вспомнила то прекрасное время, когда барышни, туго затянутые в корсеты, лишались чувств на руках у кавалера. Чаще всего причиной тому  была не плохое здоровье, а желание завести знакомство или не отвечать на вопрос.  Итальянец так решил потому, что слишком вовремя Памеле стало плохо, а рядом оказались сразу две пары рук, которые были готовы подхватить слабую девушку.
Хотя в случае с итальянцем, он не спешил подхватывать несчастную и обеспокоенно расспрашивать о самочувствии. А вот парень, что подошёл к Памеле, поступил как истинный джентльмен и легко попался  к ней на крючок. Нико отвёл взгляд в сторону, на ледовую арену, чтобы не видеть этого напускного рыцарства. Хотя и дама была хороша, разыгрывать слабую, беспомощную женщину у Памелы получилось отлично.
– Эй, парень, остынь!  - ответил итальянец Роберто, который так участливо помогал мисс Свон. Потом подключились другие парни, которые повели Памелу к кофе-бару.  Ещё слова про поцелуй…
Всё это натолкнуло Нико на мысли о том, что она до сих пор без него страдает. Она окружает себя другими мужчинами, флиртует со всеми.  Деметрий, этот Роберто и ещё фигурист, который подарил девушке цветы. А как Памела пытается  всеми силами показать, что ей живётся прекрасно?  Театр с Деметрием? Нико очень льстило  это, но, вместе с тем, он чувствовал свою вину. Памела страдает. Иначе никак не скажешь. А кто знает, до чего её это может довести? Нико представлял на её месте Даниэллу или Ванессу (Эрику он считал ещё слишком молодой) и не хотел бы, чтобы одна из его сестёр оказалась в таком положении.
Поэтому итальянец таки принял участие в театре, который устроила Памела. В последний момент, подхватив свой пиджак, чтобы тот не упал под ноги. Правда сейчас итальянцу всё больше казался спектакль слишком натуральным.
“Ей и правда плохо?” – Нико с подозрением взглянул на бледное лицо Памелы.   Рядом шли испанцы, переговариваясь на своём языке. Итальнец несколько раз просил их говорить на английском. Имя Памелы в разговоре мелькало слишком часто.
Нет результата.
- Pensi che contribuirà a una tazza di caffè espresso? – тогда он тоже решил говорить так, чтобы его тоже не понимали.
Нико не знал испанского.  Считая итальянский единственно нужным языком во всём мире, он отказывался учить остальные. Даже испанский, который в Техасе был даже популярнее родного английского.
– Ристретто, пожалуйста, - кинул он баристу.
Нико заказал не для Памелы, а для себя. Обычно он пил ристретто даже без сахара и не запивал водой. Его кофе никто не выносил по вкусу.  Подали вместе с водой. Итальянец предложил Памеле воду со льдом.
- Non sopporta espresso, - ответил он Роберто, хотя сомневался, что он поймёт.

0

19

Словно из воздуха рядом с Памелой появилось ещё несколько молодых ребят помимо Роберто. Она, правда, не вглядывалась в их лица, сейчас мисс Свон видела всё как в тумане, но узнала сильную хватку одного латиноамериканца. Точно так же сильно за запястье её сжимали, когда Памела выпрыгнула из окна.

- Вы… вы… – Пэм попыталась найти глазами Нико, ведь она ушла, а точнее её увели так неожиданно, что ничего, кроме «Эй, парень, остынь» она не услышала. Но уже эти слова много чего могли сказать.

«Решил, что это спектакль… Нет! Это так не вовремя…» – Памела злилась на себя за то, что нервы сдали в самый неподходящий момент. Она не хотела, чтобы итальянец видел её такой: слабой, злой, беспомощной. Ещё больше не хотелось, что Нико понял, что Памеле без него плохо и только новые подруги, Алисия и Ширин немного поддерживали ей сами того не осознавая. На самом же деле, они просто принимали женщину такой, какая она есть, поддерживали, когда было грустно и таким образом вселяли надежду на то, что всё будет хорошо.

«Нико… он слишком умён, чтобы не заметить, что расставание с ним далось мне очень тяжёло. Я не могу остаться равнодушной, если услышу эту фамилию! Лучше бы я осталась дома, не встретилась бы с Нико сейчас. Он как призрак прошлого…. Теперь он всё узнает и будет ещё хуже. Так у меня было хоть немного независимости, а сейчас? Дьявол! А, ведь, это же правда, я готова на всё, если мистер Фонтейн предложит мне быть снова с ним. В качестве кого? Неважно! О, Боже…. » – депрессия Памелы росла как снежный ком, скатывающийся с горы. Она как будто вдали слышала испанский язык ребят, даже послушно выпила чашку кофе, которую дали и при этом даже не почувствовала вкуса. Пила Пэм быстро: несколько глотков и чашка была пуста.

Мисс Свон нашла в себе силы обратить внимание на ребят.

- Вам лучше? – быстро спросил Боб, как только они встретись взглядом.

- Точно лучше! Понравилось кофе? Ещё? – перед Памелой появилась ещё одна кружка. Кажется, на этот раз это было эспрессо. 

- Perfecto…. – она попыталась улыбнуться и повернула голову немного вбок, чтобы взглянуть на ледовую арену, а заодно найти глазами Нико Фонтейна. И каково же было удивление, когда итальянец оказался совсем рядом! Просто сидел на соседнем стуле и пил ристретто.

Памела вздрогнула и выронила чашку с эспрессо из рук. А потом растерянно посмотрела Нико в глаза, перевела взгляд на бариста, затем на Роберто и растерянно улыбнулась. Парень пустился в лёгкую перепалку со знакомым, что угощал Пэм кофе, а Нико, кажется, уже давно обо всё догадался и предложил воду мисс Свон.

Она хотела сделать глоток, но руки предательский дрожали, особенно она выдала своё волнение, когда подняла стакан, а часть воды расплескалась на барную стойку. Так и не выпив, Памела поставила стакан назад.

- Это так мило, мальчики... Простите. Простите меня… – негромко сказала она, и тихий голос Памелы привлёк внимание большинства испанцев. – Я приберу.

Действительно вышло скверно,  но они оказались такими любезными, что освободили женщину от этой обязанности и баристо убрал сам. Памела даже нарочно повернулась лицом к парню и сложила ногу на ногу так, чтобы разрез платья показал большую часть правой ноги. Надо сказать, что эффект был потрясающим! Футболисты прекратили разговоры и все как один оглядели мисс Свон с ног до головы. Как будто они только что увидели глубокое до неприличия декольте, разрез с правой стороны и кудри, которые кокетливо лежали на плечах….

0

20

Памела умела привлекать к себе внимание. Это Нико знал давно. Посему не удивился, чт девушка приковала к себе взгляды этого парнишки и его друзей. Даже баристо засмотрелся на Памелу вместо того, чтобы вытирать разлитую воду со стойки. Кстати, момент был идеальным, чтобы слинять не расплатившись. Правда Нико давно вырос из того возраста, что бы хулиганить таким образом. В его жизни также прошла пора и хватало денег, чтобы расплатиться за кофе.
Покончив с кофе, итальянец расплатился за него карточкой. Наличных он с собой не носил.  И обратился к Памеле.
– Раз ты в порядке, чему я рад, время отдавать долги. Ты так и не поцеловала парня. Так выполняй обещание!
Зачем Нико это? Во-первых, он был убеждён, что Памела откажется целовать парня под  давлением бывшего любовника. Да и тому не очень понравиться. Хотя нпсчёт парня Нико был не уверен, да и Памела могла в любой момент преподнести сюрприз. Однако, кто не рискует… Если всё сложиться по тому сценарию, что сложился в голове у итальянца, то он ещё раз убедиться в том, что Памеле без него худо. И заодно это потешит его самолюбие.
-  Нужно сдерживать своих обещаний, - добавил Нико.
Впрочем, он сам засмотрелся на Памелу и едва не забыл про то, что её ответ нынче осень важен.
“Допустим, всё произойдёт так, как я и предполагал – Памела без меня страдает. Что мне это даст? Лишние угрызения совести, что нужно было потрудиться объяснить, а не выставлять за дверь. А что я мог сказать? Вряд ли она поймёт вес матери в итальянской семье. Я не мог поступить иначе. А здесь это звучит так, будто я привязан к маминой юбке ”, - Нико представлял их встречу и думал, что ей скажет?
Пока ответов на вопросы не было и итальянец не стал истязать самого себя. К тому же, есть ещё Виктория. С ней проще, они познакомились пару месяцев назад, а вот с Памелой… 
”Может, посоветоваться с Ванессой? С Дани не стоит. Памела ей ещё со слов не понравилась. К тому же, она может всё рассказать Рейчел”.
Нико был более, чем уверен, что услышит отрицательный ответ или бурю негодования, но это ему и нужно было. Памеле никогда не хватало духа. Итальянец решил, что  возлагает на неё слишком большие надежды. Опасаться не стоит и девушка не подведёт. То есть, не удивит.  Она всегда  делает только то, что знает.  Рисковать она не будет.
Кажется, девушка слишком долго сомневалась и Нико уже решил, что дело сделано. Он самодовольно ухмыльнулся и повернулся к бармену заказать ещё кофе.
- Allora anche ho pensato, -  тихо сказал Нико, не сдерживая победной улыбки. В переводе это значило: “так я и думал”.
Просто он не ждал от Памелы сюрпризов. И может быть напрасно. Возможно он ещё слишком плохо знал её, считая, что она может только неудачно разыграть роль влюблённой девушки.  Одним словом, Нико переполняла радость и гордость за самого себя. Однако, он ещё не знал, что она пройдёт как весенняя гроза.

0

21

Памела никогда не была надменной. Она не требовала, чтобы все разговоры сводились только к ней любимой. Не была среди тех, кто в восторге от своей внешности и балует себя походами в салон и шопингом, потому что в мире нет ничего лучше и красивей ей самой. Она не считала себя Божиим даром, постланным на эту грешную землю, чтобы добавить красоты в наш бренный мир…. Всё это больше подходило к Нико.

Надо сказать, с первых минут их знакомства, Памела догадалась, что единственный, кого на самом деле любит Нико Фонтейн это он сам. Его ужимки, безупречный внешний вид, манеры, обходительность с дамами…. Не стоит продолжать дальше, но именно это и привлекало её в итальянце. Было безумно приятно даже просто находиться рядом с тем, кто уверен в себе, греться в лучах его славы и уже в который раз, становиться жертвой чертовского обаяния и шарма.

Памела же была очень неуверенна в себе.  У неё были огромные комплексы по поводу своей внешности, из-за чего женщина морила себя голодом, диетами, физическими упражнениями, тратила всю зарплату на обновки и салон. Но все усилия были напрасны. И только искусство флирта, которое открыла для себя мисс Свон пару лет назад, стало буквально секретом успеха. Она теперь могла побороть волнение или хотя бы тщательно скрыть его, потому что как только она начинала флиртовать, в Памеле Свон просыпалась актриса. И, надо сказать, довольно талантливая особа.

Именно поэтому она с охотой заигрывала со всеми друзьями Боба, а так же самим Роберто и лишь один мужчина, которому она не уделяла никакого внимания и старалась не замечать того, это был Нико.

- Знаете мальчики, я вам так благодарна… – Пэм поймала руку одного из ребят и крепко её пожала. – Даже не знаю, что нашло на меня! Роберто, кофе и встреча с тобой – это было великолепно!

Она кокетливо махнула ресницами и мило улыбнулась. Казалось, что всё шло довольно неплохо: если не считать того, что итальянец не торопился уходить и был довольно тихим. Но до поры до времени, до  поры до времени….

Вопрос, напоминание об обещании и настойчивая просьба выполнить его здесь и сейчас разрушило всё то, что так усердно создавала Памела, флиртуя со студентами. Она случайным образом встретилась с Роберто взглядом и заметила, что сам испанец не очень-то рад благотворительности Нико.

- Знаете, всё было иначе: я сам ушёл. Так что… – спортсмен пожал плечами. – Она не должна.

«Поддержать его? Нет…. Всё будет слишком просто. Нико этого и ждёт! Надо собраться и сделать это… Короткий поцелуй – не так страшно.»

- Тсс! – улыбнулась она Бобу. – Поцелую, раз обещала.

Она быстро приблизилась к парню, а тот замялся и не усел ничего ответить.

Памела рассчитывала на короткий поцелуй, поэтому очень быстро попыталась отстраниться, но Роберто вдруг проявил большую настойчивость. Стоило женщине отстраниться и попробовать повернуть голову в сторону Нико, как спортсмен прижал её сильней и поцеловал сам, так и не дав вымолвить не слова. В общем, сейчас, они жадно целовались, точнее, целовал её Роберто. А Памела, она очень быстро вошла во вкус. Настойчивые ласки и поцелуи показались приятными, даже мисс Свон забыла как то на время про итальянца, а рука сама собой, машинально скользнула вниз, к джинсам парня, где её ждал ещё один сюрприз…

0

22

Торжество быстро сменилось удивлением, когда за спиной раздался визг молодых парней.
“Неужели поцеловала? Вот так Памела! Не ожидал от неё такого” – тут же пронеслось в голове у итальянца, когда он медленно обернулся, даже забыв, что собирался заказать ещё кофе у бармена.  Но тот и сам был увлечён зрелищем. “Давай Боб!” – услышал Нико за своей спиной.
Он не любил слабых и бесцветных девушек. Они вызывали лишь скуку и чувство жалости. Рейчел никогда не была такой и потому их встреча пятнадцать лет назад закончился крепким браком. С кем бы итальянец не изменял, но непременно возвращался в семью, зная что семья – это не просто дом, где можно приклонить голову после трудового дня, а целая система со своими законами. Как-то не получалось жить “я-ты-и-наша-дочурка”. Во все их семейные разногласия подключались сёстры, соседи, родители.  Что поделать, если чужие истории привлекают многих? Так наверное в каждой семье. А Нико признавал себя откровенным глупцом, когда женившись, думал, что будет на самом деле самостоятелен. Даже за много километров от Флориды, контроль родителей не ослабевал. Каким же глупцом надо быть считая, что можно отрезать себя от всего мира и замкнуться в одном благоверном, не находите?
Вот таких женщин Нико не любил, а так же слабых. Памела, увы, не блистала силой. Порой она вела себя как капризная девчонка. В такие минуты Нико был наготове порвать с ней раз и навсегда, но ещё через минуту, она демонстрировала силу духа, благодаря которой итальянец начинал её уважать.
Какой бы блестящей куклой она не была, но не прибежала простить прощения, когда Нико выставил её за дверь. Или сейчас – поцеловала парнишку только лишь чтобы “выдержать удар”.  Итальянец наблюдал за поцелуем поначалу с выражением лица “ладно тебе ломать комедию, просто признай, что не хотела проигрывать”.
– Пэм, как-то не убедило, - с прежним торжеством проговорил Нико, всё ещё уверенный в том, что поставил свою бывшую любовницу на место.
“Изображай из себя то, что угодно. Но сперва научись это делать”, - подумал Нико и подхватив мобильный телефон медленно побрёл прочь из бара. Желание Памелы показать, что она не страдает – похвально, но она совсем не умела претворяться. Вместе с тем, ему грызла совесть за то, что он упивается тем, что из-за него кто-то несчастлив.
На этот раз за его спиной ребята подозрительно притихли. Итальянец с интересом обернулся и заметил, что они всё ещё целуются.
“Чего она добивается?! Это уже перебор!” – то что сейчас вытворяли эти двое, совсем не напоминало невинный, короткий поцелуй через силу (на который Нико рассчитывал).  Они ласкали друг друга так, будто были готовы заняться любовью прямо на кофейном столике.
– Ладно, верю, - с натянутым спокойствием произнёс Нико. Рука Пэм скользнула к джинсам парня, а итальянец от удивления даже моргнул. Девушка принялась за ремень? - Достаточно, слышишь? Хватит!
Итальянец не ожидал от себя, что будет ревновать Пэм, но девушка оказалась слишком уникальной, чтобы спокойно наблюдать за тем, как её развевает какой-то салага. Однако самолюбие не позволяло ему броситься на парня с кулаками. Иначе он сам себя выдаст, что ему без Памелы тоже не так весело.
– Ладно, детка, пошутили и хватит! – голос становился всё более раздражительным, а их поцелуи менее невинными.
И вот терпение Нико лопнуло. Ему хватало того, что правая нога Пэм была прижата к бедру Боба, а рука парнишки давно уже были под платьем (в  этом ему помогал разрез). Теперь он ещё и усадил девушку на ближайший столик, поднял ей юбку и принялся за молнию платья.
– Эй, а ну убери руки от неё! – не в себе прокричал Нико, оттаскивая парнишку за ворот футболки. Стоит упомянуть, что получилось удачно не сразу.
Как только Пэм и Боб оказались порознь, Нико выдохнул и уже спокойней добавил:
– Кругом дети, а моей дочери ещё нет шестнадцати. А если она зайдёт сюда, а ?

Отредактировано Niko Fonteyn (09.04.2013 19:49)

+1

23

- Какая разница, какая у него причёска?! Крис в больнице и я должна туда позвонить или что-то сделать… – её перебила Соболева и самая интересная часть плана осталась недосказанной.
Слишком резко? Да! Бри не могла по-другому. Только так. Вообще притворство давалось ей с трудом, и на льду игра никак не выходила. Она не понимала, как та же самая Эм Грегори может устраивать театр и забывать про технику, когда как безупречный прыжок оценивается лучше, чем искусственно-вызванные слёзы. Но не все так думали.
Алисия Веласкес, казалось, придерживалась другого мнения. Из-за чего поспорила с организаторами шоу. Габи же не принимала в этой действии никакого участия и тихонько стояла в сторонке, перечитывая сообщения ещё раз.
Уважаемая, Габриелла Томас... В центральный госпиталь поступил молодой человек. В данный момент он находиться без сознания. При нём не нашли никаких документов. Только фотография (изображённый человек имеет с ним некоторые схожие черты) и ваш электронный адрес, написанный на салфетке. Просим вас внимательно посмотреть прикреплённую фотографию. Если вы узнаёте молодого человека - обязательно сообщите врачам…. Уважаемая, Габриелла Томас... В центральный госпиталь поступил молодой человек. В данный момент он находиться без сознания. При нём не нашли никаких документов. Только фотография (изображённый человек имеет с ним некоторые схожие черты) и ваш электронный адрес, написанный на салфетке. Просим вас внимательно посмотреть прикреплённую фотографию. Если вы узнаёте молодого человека - обязательно сообщите врачам….
Она успела прочитать ещё трижды, прежде чем Алисия не вернулась к Габриелле и не заговорила о какой-то еде!
- Кекса с кофе?! – Бри сжалась и была похожа на кобру, которая вот-вот прыгнет и ужалит жертву. И всё закончиться смертью. А кобра не будет сожалеть об этом. Сейчас Томас думала только о Крисе. А замешательство тренера Веласкес было совсем не по душе. – Вы в своём уме предлагать это перед выступлением?!
Ха! Дело, конечно, не в выступлении, она и забыла, что была уже в концертном платье, а в раздевалке ждали конки и нужно вот-вот выступать. Бри даже не задумалась над этими словами и посему через мгновение вцепилась в руку сеньоры Веласкес.
- Знаете что?! Отвезите меня в госпиталь. Мои ключи в сумке, а Соболева не позволит. Я должна поговорить с врачами до номера. Это срочно! – Увы, Бри умела только собираться и концентрироваться, но не бороться с такой сильной тревогой.

+1

24

Когда нога мисс Свон была прижата к бедру студента, а руки юного Роберта давно бродили под юбкой, она не оставляла мысли о том, что возможно этот вызов не произведёт должного впечатления на Николо Роберта Фонтейна или произведёт, но не то, что нужно.

«Решит, что я sciatta  - так это у них! Что для американца шлюха или ещё чего-нибудь хуже…» – Да… Памела Свон больше всего на свете боялась общественного осуждения, когда говорят в лицо слова с подобным смыслом. И если быть совершенно откровенной, то страшно было просто допускать, что кто-то именно так думает. Мысли и слова в этом случае, не имели ни каких различий. В общем-то, поэтому женщина радовалась, что не может читать мысли, иначе бы просто сошла с ума! – «Конечно, а что ты хотела? О Боже…. Что же я делаю?!»

Она так безвольно позволила Роберто большее: усадить себя на стол, скинув сахарницу и салфетки и попробовать расстегнуть молнию на платье. В общем, оба были в шаге от того, чтобы не начать осквернять мебель из кофейни. Левая рука Памелы задержалась на плече Боба – слабый толчок, совершенно неспособный остановить прыть студента – это всё, на что была способна мисс Свон в данный момент.

«Нужно как-то… Что-то… Нико, похоже, что-то говорил или это не он?» – чем настойчивей были ласки Роберто, тем путаней мысли становились. Она сама не заметила, как закрыла, наконец, глаза и расстегнула рубашку тому. Когда, не без усилий итальянца, надо сказать, футболист оказался в стороне, Пэм только обратила внимание, что держит того, за один конец расстёгнутого ремня. Через секунду между Роберто и Памелой выросла плечистая фигура Нико Фонтейна. Он толкнул парня сильней, и весь ремень оказался в руке мисс Свон.

Она слушала слова Нико, вернее сказать нравоучения ревнивца, пытавшегося себя выдать за заботливого отца, но без сомнений он мог легко получить приз «Отец года», если бы проводили такие конкурсы, а сама вертела в руках ремень Боба, тяжело дышала и продолжала сидеть на этом злосчастном столике, закинув ногу на ногу.

«Так меня ещё никто не целовал…  Столько чувства в одном поцелуи, хватило на двоих! И почему я не задумалась над этим тогда после матча? Он же меня тоже поцеловал, позволил лишнего, как и сейчас, но от банальной страсти не творят подобного на людях… Тут нужно сильнее чувство, или так, или я ничего не смыслю в любви. А хотя, такое может быть…»

- Например, что её папа заставил мисс Свон поцеловать меня, так мистер-верный муж-и-замечательный отец? – тяжело прохрипел Боб, пытаясь застегнуть рубашку дрожащими руками, безрезультатно, увы! После шести неудачных попыток он бросил это дело и, заглушая глас совести, оглядел друзей и всех собравшихся вокруг. Никто уходить не собирался. Зрители поняли – шоу начнётся только сейчас. Один только баристо с немного ошарашенным видом обслуживал случайных клиентов и протянул воды Роберто, когда попробовал поднять упавшие стулья.

- Мисс Свон, – Памела обратила внимания на футболиста только сейчас. Стычку с Нико она как-то пропустила, будучи погружённой в собственные мысли, – Мне дико неудобно… простите, что… э… чуть не сломал вам молнию и… всё остальное тоже… Я не чаю чем думал…

- Точно не головой, Боб! -  ловко подметил баристо, возвращаясь на место с полным стаканом. Роберто даже не заметил этот дружеский жест и не взял воды. Тут зрители взорвались от смеха. Памела не смогла удержаться и расхохоталась вместе со всеми.

- Мда… не головой… – пробормотал спортсмен, но его никто не услышал, все ещё смеялись.

- Это было бы фееричным зрелищем… – разбавила традиционную паузу после общего хохота Памела. Она встала на ноги и подняла упавшую на пол сумочку, при этом продолжала невинно щебетать, пылая от стыда. Но конечно, она так хотела, чтобы румянец никто не заметил, поэтому и принялась прибирать в кофейне. – Спорим, что секс на кофейном столике заинтересовал бы прессу и подростков куда больше, чем долгожданное появление Бейонсе?!

Она подмигнула растерявшемуся парню и рассмеялась.

- И не волнуйся за молнию. – Она подошла совсем близко и быстро застегнула Роберто рубашку на все пуговицы, при этом повесив себе на шею его ремень. – Она давно перестала прилично работать. Каждый раз сражаюсь… Вот, это твоё, кажется…

Ремень оказался на шеи Боба. После чего она слабо похлопала его по щеке. Тянула время, чтобы набраться самообладания. Когда всё волнение оказалось замаскированным, она повернулась к Нико.

- До пятницы. Если нужно будет объяснить дочери, что мы тут делали – у тебя есть мой номер.

Воздушный поцелуй итальянцу напоследок и вот уже Памела отправилась на своё прежнее место – смотреть шоу.

+2

25

Причина, почему Оливия находилась в спортивном комплексе «Toyota Center» была до банальности проста. Нет, не потому, что там должна была выступить Бейонсе. Ну, на самом деле, американка была бы не против поприсутствовать на ее живом концерте. Даже с радостью выложила бы небольшую сумму за хорошее место, но судьба повернулась так, что Лекс все равно сможет на нее посмотреть, причем совершенно бесплатно. Все-таки, как ни крути, но помимо все еще не приехавшей звезды, здесь были и другие маленькие звездочки, будущие олимпийские чемпионы. За обучение многих из которых и была ответственна молодая женщина. Потому ее присутствие было жизненно необходимо: чтобы вовремя настроить молодых людей, чтобы успокоить или дать подзатыльник за то, что кто-то слишком развязно начал себя вести. Все же фигуристы парни видные, так что зачастую ловят на себя заинтересованные взгляды обычных девчонок и посылают им не менее зазывные. Да и фигуристки тоже девушки непромах. А останавливать их – это прямая обязанность тренера. Что бы кто не говорил, но американка свою работу любила и старалась ее выполнять ее на должном уровне. А это, так называемое, панибратство со студентами, так это ее личный стиль преподавания. Вы вот у кого-нибудь спросите, так ее ученики ответят, что на тренировкам им легко не приходится. Так что была тут Лекс в большей степени в связи с рабочими моментами, а не для того, чтобы расслабляться и отдыхать.
«А когда-то и я могла быть там…» - брюнетка устало вздохнула, смотря на открытие ледового шоу, облокотившись на отделяющий ледовую арену небольшой бортик. Бейдж у нее на груди давал ей право быть от катка на минимальном расстоянии. Не кстати вспомнилось, что в свое время нынешний тренер одиночного катания и сама выступала, только тогда так залажала на соревнованиях, что поняла – выход выступать для нее слишком большой стресс. Но и уйти из спорта тоже не смогла, решив переквалифицироваться в тренера. Так что теперь так и загоревшаяся ярчайшим светом звездочка готовила настоящих звезд в ее же альма-матер.
- Пора идти! – сама себя отдала приказ женщина и, хлопнув руками по краю бортика, отправилась в раздевалки. Открывать шоу было представлено ее ученице, Габриэлле Томас, а значит нужно было проследить, чтобы она об этом не забыла. Сколько же намучилась в свое время тренер Лекс с этой девчонкой, чуть ли не насильно гоня девушку с катка. Оливия, конечно, поощряла энтузиазм, но когда он был слишком большим, это становилось проблемой. В конце концов, вечно тренируясь, ты себя, скорее, в могилу загонишь раньше времени, нежели добьешься победы. Отдых – это тоже часть тренировки. Вот только Томас это понять толком не могла.
Придя в раздевалку, в которой разномастной толпой набились фигуристы – одиночники и парники – и сейчас взволнованно переговаривались, брюнетка ученицу не обнаружила. Зато ей подсказали, что та вышла. Лекс чуть гвалт не подняла «как? куда?» Благо кто-то из парников все же сообщил, что в расписание выступлений произошли изменения и Габриэлла теперь не открывает шоу.
- Чертовы изменения! Чертовы Соболевы! – Никто не удосужился сообщить американке о всех изменениях, так что она теперь во всю «оплевывала» коллег, которые и были ответственны за этот беспорядок. «Конечно, им же выгодно поставить своих в самое начало». В кармане завибрировал телефон, привлекай к себе внимание. "Легки на помине, - прокомментировала Оливия, смотря на высветившиеся на экране буквы.
Причиной, почему она не высказала все, что думает по поводу звонившей, стал взволнованный голос на другой конце, а еще новости о возможной истерике. Убедив, что поговорит с девушкой, Лекс отключилась. «От Габриэллы одни проблемы»
Удивительно, но Тосам нашлась практически сразу, правда, из далека уже было видно, что что-то все стряслось: девушка яро уговорила какую-то женщину. Стоило присмотреться, как в ней угадалась Алисия. Оливия вздохнула более расслабленно (все же вдвоем разобраться с проблемами студентки будет проще), но не сбавила темп, наоборот, ускорившись.
- Габриэлла! – прорезался командный голос, от которого студенты обычно леденели, а потом стремительно выполняли все то, что им сказали. – Что ты здесь делаешь? Тебе выступать скоро. – Подошла, присмотрелась и поняла, что что-то все же не ладно. – Что случилось? – голос смягчился, но все еще был далек от милого и спокойного.

+1

26

- В том-то и дело, что я настаивал отдать долг, а не раздевать её. Она тебе обещала один поцелуй, верно? Так какого чёрта ты хватал её за задницу?! – повысил голоса Нико, в упор глядя на Боба. Хотя он отлично понимал его – целовать Пэм по-другому нельзя. Если бы ему самому было не тридцать пять, а меньше, то, возможно, вёл бы себя так же.
Однако, он мог только посочувствовать Бобу, который видимо втрескался в неё по уши. И это клиника! А Пэм то ли действительно не догадывалась, то ли изображала неведение. Конечно, она ведь была увлечена им, Нико.
“Слава Богу, что моя дочь ещё не интересуется своими сверстниками и теми, кто старше, - выдохнул Нико под всеобщий смех, - Дьявол, надо было ещё что-нибудь сказать, а то Пэм догадается, что я её ревную. Иначе, она бы так не улыбалась”.
Итальянец вместе с Бобом и остальной частью мужчин в кофейне, проводили девушку взглядом. Нико бы, конечно же, хотел расспросить Пэм о новом поклоннике и с каких пор он так на неё бросается?  Он перевёл взгляд на Боба, который потирал щёку после прикосновения девушки. Друзья принялись расспрашивать его, но тот не желал с кем-то разговаривать и пулей вылетел из кофейни вслед за Пэм.
Итальянец не мог представить, чтобы сказал дочери, случись с ней нечто подобное. Во-первых, этот самый Боб плох в том, что не умеет сдерживать эмоции. Во-вторых, отказа он вряд ли примет. А в-третьих, что бы случилось, не мешай он им? Действительно ли Пэм так быстро отошла? Словом, он решил, что расставаться с Пэм рановато. Вернее, обрубать все концы.  Чёрт его знает, на что способен этот парень.
“Спрошу в пятницу”, - Нико пошёл в противоположную сторону от Памелы. Честно говоря, он не был любителем смотреть, как катаются молодые дарования, а голос той чернокожей певицы вызывал мигрень.
- Ciao,  – улыбнулся Нико дочери. Его взгляд сразу же упал на её руку, которую поглаживал незнакомый школьник, - не познакомишь наш?
– Papa, смотри, это наша соседка мисс Лекс? – нашлась девочка.
– Не переводи темы. Ладно, вечером поговорим, - он махнул дочери, решив поприветствовать Оливию, которая жила в доме напротив.
Нико надеялся, что вечером ему не придётся выслушивать откровения дочери о её первом парне. Чёрт, он считал, что она ещё слишком мала для свиданий!
– Привет, соседка! – он приблизился к Оливии, но тут же его остановила плачущая девушка.
Неудачный момент для приветствия. Рядом стояла женщина, лицо которой показалось знакомым. Кажется он её видел в мебельном салоне. Ему не стоило долгих усилий, чтобы понять что произошло. У ученицы Оливии – проблемы. Значит, надо было оставить их одних.
– Напомните мне ваше имя, - обратился он к Алисии, - Не хотите выпить кофе с кексами? Дочь постаралась.
Он показал бумажный пакет со сладким, которое оставила ему Памела. Придётся вернуться в кофейню, которую он покинул десять минут назад. Он надеялся, что страсти там уже улеглись.

Отредактировано Niko Fonteyn (23.04.2013 18:20)

0

27

Первый раз за час проведённый в общественном транспорте, затем поиск спортивного центра, Лили обрадовалась, что оставила машину на парковке у дома.

– Извини, но я не на машине, - пожала плечами Алисия. Она не любила врать и сейчас не отступила от принципа. Поэтому была счастлива. Но что ещё сказать? Габи была очень сильной личностью и не любила принимать отказы. Легче было делать, как она хочет, чем противостоять. Возможно, поэтому девушка выступала в одиночном катании, где была сама себе хозяйка.

Но девушка злилась, а это выматывало Алисию…  Она не могла терпеть прямых обвинений – начинала волноваться, благодаря стенокардии.  Гимнастка почувствовала, как ей самой скоро станет дурно. Пока ещё не было сжимающего чувства в груди.

Она устало смотрела на то, как злится фигуристка, борясь с желание бросить её одну, наедине со своими думами. Её в прямом смысле спасла Ливи. Потому, что ещё немного крика Бри, и снова бы случился приступ.

– Амур добрался и до неё, - шепнула она подруге так, что студентка не могла расслышать, - И как ты с ней говоришь?! Она же слушает только себя!
Женщина начинала чувствовать, будто ей кто-то зажимал нос и рот рукой и отпускали. Лили сама смотрела на подругу рассеянным взглядом. Пора было идти на свежий воздух, иначе…

Едва знакомый мужчина присоединился к их компании и обратился к Оливии. Лили надеялась убежать потихоньку на свежий воздух, чтобы никто не заметил, но не тут-то было! Он оказался внимательным и заметил, что Ливи сейчас лучше оставить с Бри наедине. Жаль, что об Алисии он так не подумал!

– Алисия, Алисия Веласкес, – пытаясь всё же дышать нормально, отвечала женщина, - Знаете, я…
Взволнованный голос Габи, желание уйти и всё же оставить подругу со студенткой наедине, победили. Алисия закончила фразу по-другому:
- … с большим удовольствием…
По правде говоря, ей совсем не хотелось лишаться чувств в компании мужчины и тем самым, показывать свою слабость, а просить о помощи – нет, мешала гордость.

+1

28

Габриелла чувствовала, что бессильна. Отрицательный и честный ответ Алисии – вот чего только не хватало для полного счастья! Конечно, она рассчитывала на другое, но этого «другого» не случилось, а вместо – ответ о том, что Алисия воспользовалась общественным транспортом.
- Бред какой-то… – негромко прошептала она, убирая мобильный телефон в карман спортивной куртки. - Кто сейчас пользуется общественным транспортом?
Томас была на распутье. С одной стороны была та Габриелла Томас, которая свято чтила слова тренеров и верила – они неправду не скажут, с другой стороны – сообщение на электронную почту и фотография Криса.
А теперь, скажите, не находите ли вы тут чего-то странного? Верно! В мыслях Бри напрочь отсутствовало фигурное катание. Может быть, призрачно она знала, что ей нужно выступать, но сейчас больше занимало сообщение врачей и слова тренера Веласкес, больше походившие на ложь, чем на правду.
Итак, когда появилась Оливия Лекс, Габриелла уже была близка к тому, чтобы отказаться от затеи поехать в госпиталь до выступления, но природное упрямство и так называемый «спортивный характер» не позволяли так легко отступить.
- Я выступаю где-то в середине или конце. Не знаю. – отрывисто произнесла Бри. В ней говорила обида. Да, девушка сама не догадывалась, как важно для неё было выступить первой, а сейчас… «Никакого смысла…»Я буду после этой звезды, и половина трибун уже будут пустыми и никому не будет интересно. Для этого я тренировалась?
Вопрос был адресован в общем-то обеим тренерам, но поскольку Алисия быстро дезертировала, то вся обида Бри досталась тренеру Лекс. А по сути – она тут совсем не причём. Ибо всё началось с того, как покой спортсменов нарушила какая-то дамочка. Она отвлекала фигуристов и именно из-за неё, считала Томас, и произошли изменения. Просто этот первокурсник захотел первым подарить той цветы.
«Не знаю, что он сказал Соболевым…» – Бри бросила мимолётный взгляд на лёд, где выступала группа старшекурсников. Может быть, будь её настрой чуть лучше, это зрелище могло увлечь мисс Томас, но только не сейчас. В данную минуту она всё больше и больше теряла желание выходить на лёд и вбивала в голову, что это уж точно никому не важно. Так что Оливии, как её тренеру предстояла сложная задача – убедить выступить и вернуть тот самый, уже известный на весь кампус, чемпионский настрой Габриеллы Томас.
- Я не хотела, чтобы вы знали, но раз уж вы тут… – только с секунду Бри поколебалась, но потом заговорила всё с той же решительностью. – Если всем всё равно, когда мне выходить на лёд – я поеду в больницу. Крис попал в больницу и я должна узнать что с ним, потому что не знаю он ли это. Не волнуйтесь – всё под контролем. Госпиталь рядом и я успею во время. Больше не могу слоняться от безделья.
Уходить, не дожидаясь ответа, Габриелла не стала. Она слишком сильно уважала тренера Лекс и поэтому совесть не позволяла так поступить. Другое дело, что сейчас спортсменка была настроена вскоре покинуть спортивный центр, и была уверена, что никто и ничто в этом мире не заставят остаться. Но ведь на это и есть тренера, верно?

Отредактировано Gabriella Thomas (26.04.2013 21:34)

0

29

– Очень рад знакомству, - последовал незамедлительный ответ, - Нико Фонтейн. Конечно, мы уже виделись, но тогда, в мебельном салоне, нас так и не представили друг друг другу.
Итальянец пропустил женщину вперёд и пошёл следом. Вспоминая тот самый день в мебельном салоне, Нико хотелось улыбаться. Рейчел совсем не была обижена тем, что он бросил её одну на произвол судьбы. Даже поблагодарила, что вовремя ретировался и дал  возможность самой всё обдумать. Он вспомнил, что видел Алисию в тот день. Она была вместе с женихом Виктории. Пожалуй, в тот день тот был слишком рассержен на Нико, а его невеста, по-видимому, на Алисию.
Встретились два “мальчика для битья”, если говорить языком итальянской мафии.
Они присели за кофейный столик (не за тот, на котором целовались Памела и Боб), а Нико кивком головы поприветствовал баристо, будто говоря: “Видимо, сегодня я буду частым гостем здесь”.
– Как вам шоу? – надо было с чего-нибудь начать разговор. Что же подойдёт лучше стандартного вопроса? Итальянец надеялся, что не получит похожий в ответ. Потому, что так и не видел ни одного выступления до конца. Разве что выступление того бедолаги, преподнёсший Памеле букет цветов.
“Как мило, что она благополучно забыла о подарке и где-то его потеряла”, - улыбнулся Нико и заказал себе крепкий американо, хотя и ненавидел его всей душой. Это не кофе – а пародия на него. Но у американо было одно преимущество – его подавали в больших чашках. Отличный повод потянуть время и позволить Оливии решить свои проблемы.
От его внимания ускользнуло, что Алисии нездоровиться. Она слишком хорошо умела скрывать или просто итальянец никак не мог придти в себя после того, что Памела устроила в кофейне. Вернее, то был Боб. Словом, виноваты оба, но не Нико. Он редко признавал себя виновным, а ещё больше – говорил это вслух.
“Ни к чему обвинять себя. За меня это сделают другие”, - Нико всегда думал именно так. Тому же учил свою дочь, а Рейчел поддерживала точку зрения мужа. Хоть в чём-то они были согласны. Порой Нико удивлялся – как они могли прожить целых четырнадцать лет? Ссоры, скандалы, диспуты, разногласия и даже измены – по всем правилам их браку дни сочтены. Но по странной закономерности, именно то, что разрушает о- укрепляло их отношения.
– Хотите кекса? – он развернул бумажный пакет и протянул один женщине, - Моя дочь продаёт их здесь, ради благотворительности. Но она здесь только, чтобы увидеть своего кумира. Вряд ли я смогу повторить имя ой самой звезды, и поёт она ужасно. Скорее даже кричит.
Нико отпил немного американо – вкус ужасный. Он взял кекс, чтобы отбить неприятный привкус и добавил:
– Вкусы у молодёжи нынче очень странные. Не находите?
Итальянец,  в самом деле, понимал свою дочь с каждым годом всё хуже. Не смотря на то, что у них были прекрасные отношения. А эта певица – её песни были вне понимания Нико. Как такое можно слушать?

0

30

Пятница. Долгожданный законный выходной, которого она так ждала. Здоровый сон, пробежка, поход по магазинам и долгожданная встреча с семьей в скайпе. Наверное так бы все и прошло, если бы не телефонный звонок разбудивший ее на самом интересном месте...
Яркий солнечный свет беспощадно щипал глаза, даже сквозь плотно зажмуренные веки. Решительно отказываясь просыпаться, Ширин отмахнулась от солнца рукой и попробовала перевернуться на другой бок, но от этого только окончательно проснулась и открыла глаза, от удивления уронив челюсть.
Она сидела на зелёной полянке в окружении розовых единорогов, которые нахально строили ей фиалковые глазки, серебристо хихикали и выражали абсолютное дружелюбие.
- Давай дружить? - ближайший единорог, говорящий голосом шефа, кокетливо взмахнул серебряным копытцем и многозначительно подмигнул.
- Нет, пожалуйста....- шокировано прошептала Ширин. - Неееет! - лениво потягиваясь она села на кровати и теперь уж проснулась по-настоящему. Реальность встретила её плотно задёрнутыми шторами и параноидальным порядком, а ещё нервно подергивающимся телефоном, неускользнувшим от ее рассеянного, со сна, внимания.
- Да, - чеканя каждый звук недовольно произнесла она. Однако, жаждущий ее общения абонент, столь односложным и недружелюбным приветствием не проникся. Впрочем так было всегда, когда звонили с работы, а из этого следовало, что на своей мечте о шоппинге и вечерних посиделках в сети можно поставить жирный крест.
Заметно подрагивающий голос администратора не терпящим возражения тоном вещал в трубке о благотворительном ледовом шоу, на обслуживание которого не вышла одна из официанток, и чести заменить ее удостаивается Ширин.
- Ладно... - без энтузиазма, - и когда у нас начало?
- Прямо сейчас,- прорезавшиеся в голосе ехидные нотки, окончательно развеяли сон и вынудили Ширин невольно поморщится, - у тебя пол часа. Ах, да, в случае неявки считай себя уволенной.
Именно на этой жизнеутверждающей ноте начался новый рабочий день в жизни Ширин, и сказать как она была этому "рада" - не сказать ничего.
Наскоро умывшись и одевшись, девушка прихватила с собой форму и сумку.
Разумеется в отведенный ей пол часа она не вложилась, поэтому оказавшись в Toyota Center, первое, что она услышала вместо приветствия и благодарности:
- Какого черта ты опаздываешь?, - вкрадчивое шипение напоминало предсмертный хрип гюрзы, но она и бровью не повела. Вместо этого ехидный внутренний голос бодро зазвенел в голове: добро пожаловать на работу, всеми любимая и многих раздражающая, Ширин Бергюзар
- Я вообще-то живу не на соседней улице. И где здесь можно переодеться?
Разобравшись с администратором и решив текущие проблемы с переодеванием, Ширин собрала волосы в высокий хвост и вышла к стойке. Оценив намечающийся фронт работы, она окончательно смирилась с тем, что работать придется по полной программе, а тихо свалить под шумок точно не получится.
Происходящее на ледовой арене совершенно ее не заботило. Приглашенная звезда в числе ее любимых никогда не числилась, а выступающие фигуристы были ей не знакомы и интереса к своим выступлениям не провоцировали.
Поэтому сосредоточившись на работе, она подошла к столику, за которым разместилась очередная компания подростков, и приняла заказ на пару коктейлей.

Отредактировано Shirin Bergüzar (03.05.2013 10:13)

+2

31

Всё самое интересное началось с тех самых пор, как Деметрий покинул Памелу Шерри Свон и, как он сам решил, с блеском отыграл свою роль возлюбленного или жениха – не столь важно! Их выступление приближалось, но ведущего танцора не было и все остальные не скрывали паники: громко обсуждали изменение танца в гримерной, гомон ненамного приутих, когда Деметрий обратился к Майку.
- Что вы уже решили? – тихо и монотонно сказал он. Такой тембр должен успокаивать, а душевное равновесие и здравый смысл – это то, чего сейчас им всем нехватало.
- К чёрту! Не танцуем. – это вызвало бурю негодования среди его коллег. Снова стало шумно. Все кричали на Майка, друг на друга и на «того самого придурка, что всё испортил».
- А что я должен сказать администрации? – пришлось повторить трижды, чтобы эти слова донеслись до адресата.   Его никто не хотел слушать, и даже статус шефа никак не мог угомонить ребят. Они все жутко волновались – их первое выступление вне стен клуба, ещё и на разогреве у Бейонсе, номер который они должны показать был премьерой. Специально готовили к этому дню.
Короче, Деметрий их прекрасно понимал. Самому хотелось сделать тоже: громко, обругать этого танцора, чтобы у него не случилось. Ни о каком понимании и речи нет. Он уже решил, что как только тот выйдет на работу лично побеседует с ним на эту тему.
- Эй ты! Мистер Селаври, не слушайте его… – вмешался самый младший в группе.  – Мы тут толковали, как номер поменять. Но чёрт, времени мало и комната тесная…
- Ну-ну… могли бы эти русские и больше дать… – сварливо пробормотал Остин, расположившийся в углу прямо на полу. Он рывком сорвал галстук с шеи, этот жест и послужил примером для остальных.
- Приготовьтесь, я пойду вместо него. – решительно заявил джинн и предупреждая дальнейшие расспросы поведал о своей карьере танцора и пообещал, что, несмотря на возраст, попробует не опозорить всех и даже спросил разрешения у остальных. - Только покажите движения…
- Шеф, боюсь, что это бесполезно. Мы выступаем через пару минут. Они сказали ровно в шесть. – покачал головой угрюмый Остин, но тут же получил подзатыльник о Майка.
- Пусть пока шеф готовиться кто-то развлечёт народ. Да?
Он вопросительно уставился на Деметрия, который уже натягивал не по размеру костюм. Брюки тесные, ботинки давили, а галстук, который не завязывался нормальным образом, душил в шеи.
Выживу…
- Шляпу… А, что ты сказал?- Майк повторил своё предложение. Вместо ответа мистер Селаври кивнул, нашёл клочок бумаги и наспех написал:

Выручишь ещё раз? Ровно в шесть выйди на сцену и проведи конкурс мокрых маек, пока мои танцоры будут готовиться. Только пару минут. Если справишься – обещаю повышение.

Деметрий


- Передай это Ширин. Турчанка из «Dillinger’a». – это он уже говорил, повторяя движения за другими танцорами. Сейчас они были наравне, и Деметрий не знал, хорошо ли он поступает. Шансов, что он с треском провалиться много – столько лет даже на дискотеках не танцевал. Ещё Ширин может отказаться и не выполнять поручения шефа, которые точно были слишком нестандартными.

0

32

Его имя ей сразу показалось знакомым, но Алисия долго не могла вспомнить, где же его слышала. Поэтому она задумалась, давая возможность поговорить новому собеседнику, который был очень словоохотлив.

«Может быть, бывший Сюзан, которого мы обсуждали на большой перемене? Нет, у того торчали уши, по словам Клэр и ещё он должен годиться Сью в сыновья… Нико Фонтейн… Нико… Итальянское имя… Мы с ним уже где-то виделись, он сам сказал. Значит, точно не бывший Сью… Может, друг Нэта? Нет, не припомню, чтобы он водил дружбу с итальянцами… Брат Ширин? Ох, она же турчанка! Тем более, что здесь у неё только дядя или другой дальний родственник… Ну а всё-таки, кто это? … Памела… Наверное тот самый, с которым я столкнулась в ванной нос к носу… Нет, он говорил без акцента… Так кто же это?!» – он сам ей напомнил про мебельный салон. Лили улыбнулась – вспомнила.

– Честно говоря, я толком не смотрела шоу. По ужасной глупости поехала на метро, боялась, что не найду парковочного места… – вежливой улыбкой ответила Лили. Она выбрала столик в кофе-баре прямо рядом с кондиционером и заказала зелёного чаю. От кекса пришлось отказаться – мучное не самое лучшее лекарство для сердца.

Потом вдруг Нико обронил слово о дочери и Лили вспомнилась утренняя ссора в квартире. Тогда они обе вспыли, а потом даже успели поговорить по душам, Памеле плакала и жаловалась. Лили хорошо помнила ту злость, которую она притаила для того, кто выгнал её подругу как маленького котёнка за дверь.  Тогда она подумала, что обязательно посмотрит этому человеку в глаза и вообще интересно было посмотреть на того, кто вначале пообещал Пэм шикарные апартаменты, а потом сделал бездомной. Как можно быть настолько жестоким?

И вот Лили пришла к осознаю того, что перед ней тот самый человек. Нико Фонтейн. Она вспомнила тот момент, когда Памела отчётливо назвала его имя. Лили откинулась назад на спинку стула и сложила руки на груди.  Несколько секунд она смотрела пристально на мужчину.

– Я просто пытаюсь понять, как такая вежливость может сочетаться с бессердечностью, - Лили начала спокойно, но, как обычно, во время речи раздражалась ещё больше, - Как вы могли так поступить с Памелой? Выбросить её как котёнка на улицу! Она вам игрушка? Как только надоела – сразу за дверь! … Да вы знаете, сколько слёз она из-за вас выплакала?! Вы могли бы хотя бы объяснить ей, прежде чем выставлять за дверь!

Наверное, не стоило бы говорить две последние фразы. Но, как обычно, об этом Лили подумала слишком поздно!

+1

33

Заказ. Заказ. Ещё заказ. Довольно однообразно, особенно когда эти заказы поступают  от одного и того же посетителя. В очередной раз поставив стакан перед холеным и до жути уверенным в себе парнишей, Ширин безмолвно откланялась, равнодушно игнорируя игру в гляделки, которую данный субъект так старался ей навязать.
Ширин так хотелось домой, где осталась мягкая удобная кровать и ноутбук, но вместо этого она должна была каждые десять минуть дергаться к этому столику и с неизменно вежливой улыбкой принимать заказ, а ещё игнорировать сальные взгляды сего юного дарования спортивного университета.
И вот в тот самый момент, когда до парня все-таки дошло, что ловить ему здесь особо нечего случилась ещё одна приятность...
Появившийся перед ней Майк, вложил ей в руку клочок бумаги и выдохнув загадочное:
-Жги, - удалился восвояси.
Развернув записку, она бегло пробежала ее глазами. Удивленно моргнув, она даже присела на стоявший рядом с пустым столиком отодвинутый стул и начала думать как все это провернуть.
Честно говоря, более неподходящего человека для этой роли найти было сложно. Если до сего момента Бергюзар просто хотелось пить, спать и свалить, то после записки шефа она буквально на глазах приободрилась. Обводя взглядом заполняющееся посетителями пространство, Ширин подмечала очередную жертву, вот только ее охоту бесцеремонно прервали.
- И долго ты здесь сидеть собираешься? – уже знакомое и порядком надоевшие шипения администратора застало ее врасплох, правда длилось это всего секунду.
Встав со стула и позволил отвести себя в сторону стойки, Ширин со спокойной невозмутимостью взглянула на негодующего админа и приготовилась слушать.
Отповедь была столь пламенной и содержательной, что турчанке даже стало неловко. Ощущать себя бездельницей даже на словах было не приятно, но перебивать она не стала выслушав все молча и до конца.
- Я все поняла, - виновато отпустила глаза Ширин и добавила, - и ещё мне нужна вся фурнитура для конкурса мокрых футболок.
Если говорить о дальнейшей реакции собеседника, то наиболее четко его опишет греческое слово «Космос». Изумление, недоверие, улыбка с безуминкой плавно перетекающая в ехидную ухмылку, после которой самое цензурное что летит в ответ это - иди работай. И самое главное в этой ситуации вовремя открыть рот и сказать ключевую фразу:
- Это распоряжение шефа , - сия реплика действует на мимические мышцы администратора как заклинание релаксации, лицо разглаживается и на нем появляется доброжелательное выражение, - и нам обоим придется потрудиться, чтобы он остался довольным, понимаете?
Душевные беседы получались у Ширин весьма посредственно, возможно именно поэтому наладить позитивные отношения с каждым, кто здесь работал было не просто. Но сейчас, мысль о том, чтобы кому-то из них понравится была в ее списке актуальных вещей где-то между прыжком с парашютом и полётом на Луну.
- У нас всего десять минут, так что особо раздумывать не получится.
Дальше все закрутилось само собой, пока администратор и бармен тащили две коробки к сцене, сама Ширин разговаривала с ди-джеем, объясняя что именно сейчас произойдет и какого плана музыка должна прозвучать. Не вгоняя  парня в какие-то жесткие рамки своих собственных предпочтений, она лишь ограничилась туманным:
- Поставь что-нибудь на свой вкус, задорное и ритмичное.
Минутная стрелка неумолимо подползала к цифре шесть, проводить конкурс в форме официантки было как-то совсем уж странно, но и переодеваться времени уже не было. Не долго думая, она снова позвала к себе администратора и сняв с себя фартук и жилет осталась в узких черных брюках и белой рубашке. Избавившись от характерных деталей униформы, Бергюзара стало как-то покомфортнее. Теперь вынужденный выход на сцену беспокоил ее куда больше, чем внешний вид.
Попросив стакан воды лично для себя, Ширин пыталась приблизиться в конструктивному состоянию, которое преспокойно себе теплилось в глубине ее душу. Спустя пять минут девушка поняла, что этот пресловутый конструктив сидит явно очень глубоко и вытащить его на свет божий будет стоить больших усилий с ее стороны.
Чем меньше минут оставалось до часа Х, тем сильнее ее все нервировало, а ведь надо было обязательно придти в норму и настроить себя хотя бы на пол часа радости.
Жесть… Главное не заикаться и не мямлить. А ещё этот дурацкий акцент! Лили, надеюсь все твои старания не прошли даром, с другой стороны посетители смогут здорово повеселиться увлекшись совершенно новой игрой: “Угадай, что сказала ведущая.”
Волновавшийся ничуть не меньше администратор взглянув на нее добил ее своим вопросом окончательно:
- Что, зубы болят?
Удивленно моргнув Ширин даже ответила:
- Ага, зубы. И голова. И чем ближе конкурс, тем больше болят, – вставив в ухо мини гарнитуру  и распустив хвост.
Бороться с малодушным желанием спихнуть все это на кого-нибудь другого становилось все сложнее. И единственным сдерживающим фактором, не позволявшим ей так поступить было желание не подвести Диметрия.
Ведь даже ежику понятно, что он прекрасно отдавал себе отчет в том, что делает и кого именно просит о подобном одолжении. А значит, он верил, что Ширин это по силам. Нежелание подводить его оказалось сильнее, поэтому пересилив себя турчанка глубоко вдохнула и шагнула в круг света загоревшийся на сцене.
- Добрый вечер! – с неожиданно прорезавшемся в голосе мажором начала Ширин…
Именно в этот момент мир навалился на Бергюзар неотвратимой безжалостной массой. Ну а чем ещё можно объяснить такого рода метаморфозы? Ширин с микрофоном  наизготовку - в качестве разогрева... Несколько растерявшийся администратор, исполняющий за турчанку ее непосредственные обязанности - в роли жертвы.
И толпа молодых студенток, сообразивших что к чему, и активно пытающихся выскочить на сцену и получить в руки белую майку и водяной пистолет.
Все что происходило далее, по скромным прикидкам Ширин, носило сочный оттенок психопатологии. Скачущие по сцене девицы в мокрых майках на босу грудь радовались жизни и выплясывали под задорную песенку Шакиры с тематичным названием Loca*.
Кажется ди-джей понял мою просьбу слишком буквально.
Сама же она продолжала улыбаться, глядя поверх голов находящихся вне сцены посетителей, подбадривающих ту, или иную участницу топаньем, хлопаньем  и прочили сомнительными воплями, которые самой Ширин, будь они адресованы в ее адрес, совершенно точно бы не понравились.
Подводя итог конкурса  и опираясь на зрительские симпатии присутствующих,  Ширин вручила победительнице пригласительный на ближайшую вечеринку в New Wave. Продолжая улыбаться и наблюдать за реакцией победительницы и ее соперниц, она окончательно утвердилась во мнении, что безумие заразно и передается воздушно-капельным путем! Барышни дружно выстроившись в ряд, на последок собирались обрадовать публику оголив  и без того, весьма выдающиеся части тела. Как только этот факт дошел до сознания зрителей легкое сумасшествие охватило всех присутствующих, приняв характер эпидемии.
Мистер Селаври убъет меня!.. О, да, ее мысль была более чем справедливой. Ведь здесь были дети, студенты, спортсмены, а значит игры на раздевание – это совершенно не то, чего от нее ждал шеф.
Лишь прозвучавший в ухе неприятный голос, волнующегося ничуть не меньше нее, администратора вернул ее к старту:
- Они готовы, закругляйся!
- Девочки, ещё раз вас поздравляю, каждая из вас достойна награды, поэтому в качестве утешительных призов майки вы можете оставить себя, - начала Ширин, - наблюдая за реакцией барышень,  подвиг которых она прервала речью о призах на самом интересном месте, - ещё раз всем спасибо, покиньте сцену  и наслаждайтесь предстоящим зрелищем, потому что сейчас сюда  выйдут они, те кого мы все с нетерпением так ждали, - говорила она приимущественно за себя, об ожиданиях  всех остальных не имея ни малейшего понятия.
Теперь стоило ретироваться со сцены и спрятаться куда-нибудь, где ее не найдет ни администратор, ни мистер Селаври, ни угрюмый здоровяк, стоящий рядом со сценой и явно опечаленный тем фактом, что раздеваться уже никто не будет.
Оказавшись рядом с ди-джейским пультом, Ширин похвалила парня за музыку и пристально глядя ему в глаза попросила:
- Спрячь меня, а? А если меня все-таки найдут не отдавай меня им, плиз.

* сумасшедшая (исп.)

Отредактировано Shirin Bergüzar (14.06.2013 03:21)

+2

34

Наверное, единственное, что напрягало Оливию в работе тренера, - этот тот факт, что ей нужно было следить не только за физическим состоянием своих студентов, смотря, чтобы те не перенапрягались на тренировках, но и поддерживать их морально. Она была готова раз за разом придумывать новую программу, но выводить их вот таких состояний, в котором сейчас Габриэлла – ох, это была сущая морока. Но как ни она должна этим заниматься.
- Я выступаю где-то в середине или конце. Не знаю. – Сейчас девушка напоминала маленького ребенка, который жалуется на свою судьбу. Лекс понимала, что для такой трудоголички, которая всю жизнь посвящает именно фигурному катанию, выступать первой, как и было прописано в первоначальной программе, было чем-то особо важном. А такие переносы больно били по гордости.
- Ты тренировалась для того, чтобы в будущем стать олимпийской чемпионкой. И ты одна из самых упорных фигуристок, которых я когда-либо встречала. Не думала, что какая-то смена порядка выступления так скажется на тебе. – Кричать на мисс Томас в присутствии посторонних молодая женщина не хотела: как ни крути а Алисия все же в некоторой степени могла к ним относится. Все же она была другим тренером, сама, наверное, устраивала подобные терки, но не выносить же сор из избы перед всеми? Потому Лекс решила действовать куда более тактично, да и само состояние ученицы, мягко сказать, пугало. «Вряд ли тут все дело в выступлении. По крайней мере, только в нем». Но с проблемами следовало разбираться по мере их поступления. – Разве ты не хочешь выступить? Разве не хочешь почувствовать себя так, будто ты на соревнованиях? Пусть здесь и нет судей. А если тебя так волнуют зрители, то почему бы не откатать так, чтобы они все вернулись?«Ну что ж попытаемся взять на слабо…»
Подоспевшая Алисия шепнула несколько слов, заставивших брюнетку удивленно вскинуть брови. «Амур?» Впрочем, всю ситуацию могла разъяснить только Габриэлла.   
- Сама не представляю, - снизила голос и американка. – Но я тут единственная, кого она хоть немного, но слушается. – Мысли, вместо того, чтобы задумываться об ученице, все же невольно метнулись в сторону этого самого упомянутого Амура. Стрела, похожая на ту, что сейчас, должно быть, оставила рану в сердце ее ученицы, несомненно, пробила и еще одно сердце. Как назло, ее ученика. Джонатан. Он почему-то решил, что должен непременно встречаться с ней, и теперь зачастую доставал своими ухаживаниями. Кстати, он тоже должен был сегодня выступать. «И где его только черти носят?»
– Привет, соседка! – на сцене появился еще один персонаж, который практически сразу ретировался, стоило ему понять, в чем заключается нынешняя ситуация. Лекс только и успела, что кивнуть ему, показывая, что она его заметила, и, как разберется с делами, сможет уже нормально его поприветсвовать. А пока в планах у нее была только Габриэлла. «Хорошо, что Алисия ушла. Да и вовремя». Мисс Томас все же решила высказать все, что ее гложило.
- И тебе тоже наплевать? – брюнетка сложила руки на груди, выжидающе смотря на девушку. – Не думала.
Тренер внимательно смотрела на Габриэллу. Ей уж точно не верилось, что именно эта девушка сможет отказаться от выступления, пусть сейчас она и говорила, что успеет вернуться: обычно, как ни крути, время играет против нас, так что можно было не сомневаться, что она опоздает, а второго шанса ей не дадут, да еще и характеристику испортят. А девочка-то надежда подавала. Вот Джо, да, он может устроить балаган…
- Я отпущу тебя, - все же решила сделать предложение, - но с одним условием: ты выступишь. Прямо сейчас. Готова?«Ох, сколько же криков будет от этих Соболевых…» - Ты же так хотела этого. С Соболевыми договорюсь. Ну так что? – женщина пожала плечами. – Впрочем, у тебя есть второй вариант: ты тоже можешь поехать сейчас, но твоя карьера полетит в тартарары. – Может быть слишком жестоко, но точно должно быть действенно. Похоже, этот Крис был дорог ученице. Что ж, тут Оливия похвастаться опытом не могла. Одинокая по жизни, пусть всегда и окруженная людьми, никого настолько близкого не было. И глядя на все переживания, появлялось желание никогда никого не находить.

0

35

Обычно удивляешься громким поступкам не тех, кто привлекает одним видом своё внимание, а от тех, кто поначалу совсем неприметен. Нико много раз бывал в Италии и не удивлялся никаким тамошним развлечениям так же сильно, как сейчас. Публичный стриптиз по телевизору или массовые гуляния мерки на фоне слов сеньорины, которую он едва знал.
Но она, как видимо, была наслышана о нём от Памелы. Больше его поразило, что бывшая возлюбленная принялась плакаться подруге в жилетку. Пожалуй, нет. Этому итальянец был совсем не удивлён потому, что Несса, Дани и Эрика одинаково любили жаловаться брату на свои неприятности. Вся женская натура состояла в том, чтобы плакаться мужчинам или подругам в жилетку. Кто-то может утешать, помогать словом или делом.
Но то, что высказала эта сеньорина, выходило за рамки разумного. Нико нечасто приходилось выслушивать нотации. Его редко ругали. Чаще хвалили или объясняли, как ненужно делать. Иногда отец решался на строгие замечания, но впервые итальянца обвиняли. Прямо и открыто.  Оказалось, что у детей совсем нелёгкая доля выслушивать лекции от старших. Нико ощутил на себе. Порадовался за дочь, которой не делал даже замечаний.
Но Алисия говорила много того, чего ему не решалась высказать собственная совесть. Итальянец словно слышал как она охотно поддакивает сквозь голос женщины. “Я поступил плохо с Пэм?! Да, отчасти она права. Ладно, права во всём. Стоило поговорить, но я не хотел видеть её слёзы… Пэм знает, что это моя слабость. Я же готов идти на любые уступки, если женщина плачет… Иногда она этим пользовалась. Несомненно”, - слова Алисии заставили Нико отвести глаза. Он уже забыл про мерзкий кофе, который успел немного остыть.
Но первое правило итальянца – отпирайся до последнего, но не признавай вины. Собравшись с мыслями, Нико снова обратил всё своё внимание на женщину. Размеренно, словно действительно не видит своей вины, итальянец с вежливой полуулыбкой на лице, проговорил:
– Я, верно, недостаточно ясно выразился. В тот период мои соседи сверху устроили потоп, из-за чего пострадала ванная и моя спальня. Когда ремонт закончился, я хотел позвонить Памеле, но наверное неправильно записал номера. Мне ответил совсем незнакомый мужчина.
Итальянец в очередной раз лишь “держал удар”. Непростительно признавать вины даже там, где она очевидна. Лучше играть роль человека, жертву обстоятельств. Его просто не правильно поняли. Он смотрел прямым честным взглядом на женщину в ожидании ответа.
– Не беспокойтесь так, - он едва заметно улыбнулся, - Памеле очень повезло с подругой. Мы уже всё выяснили и в пятницу я пригласил её на ужин, чтобы загладить вину.
А теперь можно было расслабиться и принимать извинения, но возможно и другое развитие действий. Женщина может смутиться и уйти, но вряд ли не поверит. Нико часто прибегал к подобному “честному методу”, чтобы снять с себя все подозрения Рейчел. Убедить её в своей правде, а чужую поставить под сомнения.
– Передадите ей, что я жду не раньше семи. Хочу побаловать  её лазанией, - добавил Нико для верности, чтобы Алисия считала, что между ним и Памелой действительно произошло большое недоразумение.
Но лазанию придётся приготовить. Вряд ли она умолчит об этом.
”Смогу подумать об окончании вечера за обедом”, - заключил Нико и машинально отпил кофе, едва не выплюнув обратно. Лучше эспрессо может быть только ристретто.

+1

36

- В чём дело, шеф? – танцоры обернулись на Деметрия. Все молчали и серьёзно посмотрели на того. Времени оставалось немного, зажигательная песня уже стихла и теперь Ширин определяла победителя и раздавала подарки.
- Не уверен, что осилю соло. Пусть Джастин идёт… – мистер Селаври уверенно шагнул назад, уступая место солирующего другому человеку. Тому, кто и показывал все движения, терпеливо исправлял ошибки и выполнял соло очень даже неплохо. Другим приходилось гнаться, танцевал он слишком быстро, но сейчас Деметрий вдруг решил, что в возрасте тридцати шести лет выходить во главе танцевальной группы не лучший выход. Он был уверен – ребята поймут, молча кивнут и ещё больше сосредоточенные пойдут справляться одни. Это должно было произойти, но так не случилось.
- Смеётесь? –тот самый Майк, что гулял где-то половину тренировки под предлогом «относил записку» остановил всех в самый последний момент. Он решительно пихнул, по-другому и не скажешь, Деметрия вперёд и едва ли не силой затащил его на место солиста. – Давай на своё старое! Короче, мистер Селаври, если хотите, выписывайте штраф, но а – он торопиться, б – его сто процентов занесёт и тогда мы должны делать тоже самое, в – Джастин просто обожает импровизировать. И если что, то движений он знает, на тридцать секунд, а дальше была сотня причин слинять с тренировки.
- А то… – растерянность видимо читалась в глазах. Ему так и не дали договорить.
- Время! – раздался чей-то резкий крик прямо над ухом. Майк же не стал особенно церемониться с мистером Селаври и, то ли от смелости, то ли от мандража, ещё раз от души толкнул Деметрия вперёд. Джинн же послушно шагнул вперёд, а потом сам не заметил, как оказался на сцене.
- Не волнуйтесь, мистер Селаври, мы под конец на коленях танцуем. Это Джас и забыл. Возвращаетесь назад и там дальше… потом… короче… давайте! – Бред, самый младший среди всех всегда отличался своей мудростью в такого рода инцидентах. Да, понял Деметрий не всё, но всё-таки согласился кивком головы, попробовал отделаться от чувства, что его согласие тут всё равно ничего не решало, и махнул ди-джею. На сцене погас свет, заиграла музыка, его снова кто-то толкнул в спину, аплодисментов было немного, но и этого оказалось достаточным, чтобы осознать смешную и вполне очевидную мелочь: Последний шанс выступить на публике.
Ну, а дальше.… Оставалось только выйти в самый центр, где был луч прожектора, потом поворот. Пара движений с зонтом…
- Не попадаете, слушайте музыку! – раздался всё тот же мягкий голос Бреда, в тот самый момент, когда все замерли оперевшись на зонты. - Не торопитесь.
- Знаю и… поднять в вверх… – повторял Деметрий. Улыбка была, а без неё никак. Ещё нужно было поймать взгляд хотя бы пяти девушек – так его в своё время учили поведению на сцене. Тренер – один из опытных танцоров ночного шоу чем-то напоминал Бреда. Может от этого Деметрий так быстро прислушался к приглушенному счёту «коллеги».
-  Пять, шесть, Медленно, в такт, восемь.
- Эй, вы сюда болтать пришли?
И тут началось всё самое сложное. Конечно, Деметрию было проще всего – он стоял во главе танцующих, восемьдесят процентов публики смотрело на него, сам он из-за прожекторов не видел ничего, кроме яркого света, а все остальные должны следовать за Деметрием. Это в реальности. В идеале же: все движение выполняются синхронно и никто ни на кого не смотрит. Но за весь опыт работы Деметрий ни разу не наблюдал подобное. Обычно все смотрят друг на друга, и так получается та самая синхронность.
Потом небольшая передышка перед соло – всего лишь надо повертеть раскрытым зонтом и не забыть подмигнуть паре зрительниц.
- Давайте. – напоминание Бреда было вовремя. За вспоминанием всех движений Деметрий почти не пропустил свой выход.
Затем ему предстояло не просто делать цепочку определённых движений, а танцевать так естественно, слово с рождения знал, как это нужно делать. И сейчас Деметрий понял, что пришёл момент «отпустить» себя и своё тело и пуститься в пляс. Он поймал два взгляда, полных восхищения и ожидания увидеть обнажённый мужской торс.
Как в старые добрые времена, – пронеслось в голове у танцора, вернее уже директора.
А спустя ещё какую-то долю секунды, Деметрий отплясывал соло с ощущением, что ему ещё двадцать и он совсем недавно приехал в Америку. Будто бы он первый раз танцует перед широкой публикой.
– Шеф, вас понесло, - шепнул Бред директору, снимая плавными движениями кожаную жилетку, - Вперёд! Последний кусок.. Четырё шага вперёд… присели…
Деметрий слушал наставления «тренера» вполуха, получая искреннее удовольствие от танца. В самом конце он позволил себе немного импровизации. И сорвав бурные овации, они раскланялись.
За кулисами Деметрий столкнулся с какой-то темнокожей девицей, не узнав в ней знаменитую и долгожданную всеми Бейонсе.
Прямо в концертном костюме он отравился на поиски Ширин. Надо было поблагодарить за конкурс мокрых маек.

+2

37

Кажется все прошло не так уж ужасно, раз за ближайшие две минуты ее гарнитура ласкала слух благостной тишиной. Но подобного рода ласки радуют почему-то только на первоначальном этапе, а потом заставляют нервничать и провоцируют некоторую неуверенность. Вот и сейчас Ширин прочувствовала все это на собственном опыте.
Теперь, идея прятаться именно здесь не казалась ей такой уж удачной. Ведь если ее кто-нибудь обнаружит, разглядев в очередной крутящейся рядом с ди-джеем дивице ее незабвенную персону, то вряд ли поверит, что она здесь прячется от праведного возмездия, скорее уж преследует какие-нибудь личные цели.
- Ширин! - недовольное шипение администратора резануло по ушам.
- Что? - невозмутимо ответила она, мысленно уже готовясь высказать все-все-все, что о нем думает и заявить, что она официантка, а не аниматор.
- Что? Погода хорошая! Ты собираешься выйти в зал или думаешь, что я весь вечер буду вместо тебя разбираться с заказами. Иди работать, - уже помягче велел он, а после добавил уже порезче, - живо!
А ведь если задуматься, то у Ширин вообще должен был быть выходной: погода была прекрасная. Принцесса была...
А вот с принцессами была напряжёнка. Зато были администратор, шеф, ледовое шоу и много напитоков, которые так и ждали, пока Бергюзар не разнесет их всем желающим!
Разумеется, Ширин старалась любить свою работу, но выходные все же  предпочитала серым будням. И если ориентироваться на сегодняшний день - видимо не напрасно.
Следовало разыскать администратора и забрать у того свои жилет и фартук, но эта ее потребность в миг потеряла остроту, когда ее взгляд зацепил сцену.
Теперь-то  все стало понятно.
Вселенная расширяется- видимо мы ее нагрели... - наблюдая за развернувшимся на сцене действом, про себя отметила Ширин.
Если ее конкурс расшевелил задремавшее либидо мужской половины аудитории, то сейчас шеф и его команда компенсировали эту же проблему уже у женской.
Казалось, что музыка заполнила собой все пространство. А Деметрию только и оставалось лишь найти в себе силы пойти на поводу у своего тела и растаять в звуках музыки. Разве это не лучший способ сделать то, за что взялся, на высшем уровне?
Именно в этот момент рядом появился администратор и с недовольным видом протянул ей: сначала жилетку, а потом фартук. Завершал образ протянутый напоследок пустой поднос и пожелание:
- Не тормози.
З-А-Ш-И-Б-И-С-Ь... Слушаюсь и повинуюсь.
И в то время, когда мистер Селаври отплясывает на сцене и коллекционирует восхищенные дамские взгляды, в коллекции Ширин ничего подобного не наблюдается, если не считать подмигивания какого-то невнятного посетителя, показавшего ей  два пальца, а другой рукой щелкая себя по горлу международным жестом алкоголиков всех стран.
Пришлось к нему подойти и объяснить, что сегодня здесь вечер трезвости и максимум, чем можно поживиться - безалкогольное пиво.
На сцене же дело шло к финалу, зрители были в восторге и Ширин готова была поспорить, что соло шефа нашло куда больший отклик в сердцах присутствующих, чем выступление именитой Бейонсе Ноулз.
Упершись локтем в гладкое ребро барной стойки и вяло улыбнувшись бармену, поставившему на ее поднос стакан с водой.
- Выпей и расслабься, а то вид у тебя какой-то болезненный, - будь Ширин повнимательнее, она бы заметила, что парень общается с ней весьма дружелюбно, чего рань за ним не замечалось.
- Спасибо, - присаживаясь и обхватывая рукой прохладное стекло стакана.
Возможно, весь ее мандраж - фигня, но это ощущение мгновенно улетучилось, когда она поняла, кто именно стоит за ее спиной.
Запах дорогого парфюма и резко сменившиеся выражение лица бармена, красноречивее любых слов дали понять, что мистер Селаври рядом и это не какой-то обонятельный глюк.
Поставив стакан и встав со стула, она повернулась лицом к шефу, чтобы воочию убедиться, что обоняние не обмануло.
Стоять и тупо смотреть на него было глупо, поэтому Ширин не придумала ничего лучше, чем сказать:
- Шикарно танцуете, мистер Селаври.

+1

38

C “мистером Селаври”, владельцем клубов и баров в Хьюстоне, серьёзным человеком и бизнесменом творилось что-то невообразимое. Это был драйв! Да, именно драйв! Обычно такие эмоции остаются после хорошего выступления.
Очень правильные эмоции у меня сейчас… Значит, хорошо танцевал! А я, ещё отказывался. Если честно, даже рад, что Роберт застукал того школьника с сигаретой, что они подрались и танцор, звезда шоу, получил огромный синяк и так всё вышло!
Для джинна, который считал себя уже стареющим холостяком, противно, но ничего не поделаешь, этот танец был как глоток свежего воздуха. Новые силы, новые надежды, даже мысли, что, может быть я не так уж и стар?
Эх, вот вернуть бы время, когда мне было двадцать… – частенько думал шеф, - Нет, двадцать не хочу. Тогда меня бросила девушка и исключили из университета. Вот, в двадцать пять я уже танцевал, а ещё через год был звездой шоу. Тогда было всё по-другому… И кровь кипела, и жить хотелось. А сейчас? Потерял форму, даже от Мишель никак отвязаться не могу, кстати, чего-то она стихла… Не к добру это…
Несмотря на тоскливые мысли о былых временах, на устах Деметрия играла самодовольная улыбка. Последнее время такую у него встретишь нечасто, но сейчас был как раз тот случай. Он был горд собой и очень глупо поддался иллюзии, что всё может стать хоть на миг старше.
На самом деле, ему просто очень хотелось в это верить и попробовать подумать как настоящий оптимист, хотя в жизни Деметрий Селаври был жутким пессимистом. Даже немного с примесью цинизма, но этого мало было, пока мало.
- Красавчик, возьми! – его поймала одна дамочка за брюки, но по сути на Деметрии были только они, да ещё пара подтяжек, а  всё остальное, плащ, галстук и зонт он бросил куда-то в угол за сценой. Она оттянула резинку и оставила чаевые.  Потом её подруга и ещё, и ещё… В зале создался ажиотаж, темнокожая певица не сцене попробовала привлечь всеобщее внимание, но  всё равно было слишком много возни в зале. Он смеялся и принимал чаевые пока организаторы шоу, пара русских, не попросили его уйти и не мешать Бейонсе выступать. На что  мистер Селаври только расхохотался найдя эту просьбу очень забавной.
И вот он стоял перед Ширин. Немного в непотребном виде: счастливый, с долларовыми купюрами в штанах и губной помаде. От него несло смесью его одеколона и женского парфюма.
- Это я просто удачно скрываю, что потянул плечо и кажется ногу… Короче, завтра мне не обойтись без массажа. – он  подмигнул Ширин, про себя отметил, что она какая-то уставшая и затем приобнял за плечи.
- Пошли, поговорим… – он повёл турчанку вслед за собой и оба вышли на улицу. Там было тише,  людей поменьше, хотя на странную парочку таращились не меньше. На самом деле, сейчас Деметрию было совестно, что Ширин  была такой уставшей. Может быть, из-за него, что конечно же, вероятно. А ведь, он ей многим обязан, эта девушка оказалась на редкость лёгкой на подъём и отзывчивой, что сейчас такая редкость!
- Слушай, я тебе очень благодарен, за тот вечер и сейчас. Ты давно доказала, что годна не только напитки разносить. Так, мне нужен личный секретарь и ты здорово годишься на эту должность. Назови своё жалование, идёт? После всего, что ты для меня сделала я, как порядочный человек, просто обязан согласиться. И я соглашусь на любые условия. Ну, так, как? Согласна?

+2

39

Алисия не привыкла краснеть за свои слова, считая, что всё сказанное ею собственная точка зрения, которая не подлежит осуждению и, тем более, чьей-то оценке. Так и сейчас. Она услышала совсем не то, на что рассчитывала, но не считала нужным извиниться.

«Может, я переборщила с «бессердечным»? Нет, нисколько! Так ему и надо! Он и правда виноват… Лучше ему не извиняться сейчас. Памела всё равно так страдала из-за него, что долнжа не простить… Я бы не простила…» – но что-то подсказывало Лили, что подруга его уже простила, забыла все обиды и снова счастлива, только услышав приглашение…

– Прекрасно, если так, – отвечала женщина уже по-другому, с меньшим напором, - Вы извините меня, мне пора. Спасибо за компанию.
Лили расплатилась с баристо за свой зелёный чай и пошла прочь из кофейни. Она уже и забыла про сердце! Сейчас её куда больше волновало другое.
«И куда катится мир?! Кто придумал эту пресловутую любовь?! Она же как наркотик. Все признаки:  ненормальная тяга к любимому, желание быть рядом, а потом, когда его нет – ломка…  Дева Мария, все влюблённые – обыкновенные наркоманы!» -  Лили очень хотела никогда не страдать так же, как мама, Шерон или Памела.

«Сколько слёз из-за мужчин! Нет, они точно не заслуживают этого!» – она была непреклонна в своей точке зрения, но и о ней почти никто не знал. Женщина предпочитала избегать разговоры о противоположном поле. Никогда не высказывалась вслух, если ей кто-то понравился, хотя, конечно, нравился!  Алисия предпочитала совсем исключить из своей жизни зависимость от мужчин. В том числе и эмоциональную.

Она хотела найти Памелу. Подруга должна быть здесь потому, что уже виделась с Нико. И потом, надо ей поведать о разговоре с итальянцем и передать его просьбу. В общем, девушку заметить было легко. Она выделялась из толпы, к тому же, Памела со вчерашнего вечера спрашивала её мнение и Ширин по поводу этого наряда на ледовый праздник.

– Привет, Пэм! – Лили обняла подругу, - Знаешь, кого я сейчас видела? Твоего Нико Фонтейна…
Тут её почти потянуло высказаться по поводу его внешнего вида, ведь видела она его первый раз, но одёрнула саму себя.

– Он сказал, чтобы ты приходила к нему не раньше восьми… – Лили выдохнула и огляделась. Только сейчас она заметила среди зрителей какой-то ажиотаж, - А что я пропустила?

0

40

Так приятно уходить, зная, что все как один провожают тебя взглядом! Как Пэм узнала? Ну, это всегда чувствуешь инстинктивно, спиной, так сказать. Тут самое главное не оборачиваться иначе момент может быть испорчен. Но, если честно, самое сложно, этот как раз не оборачиваться и, что немаловажно, не оступиться, иначе также можно всё испортить.

Памела с достоинством вынесла это непростое испытание. Гордая собой она вернулась к ледовой арене и пообещала себе, что досмотрит оставшиеся номера до конца, иначе она вновь рисковала столкнуться с Нико или Роберто. А сейчас не слишком хотелось с кем-нибудь говорить и больше тянуло побыть одной, помолчать и подумать  о случившемся.

Встреча с итальянцем была большой неожиданностью! Она и не знала, что его дочь тоже приглашена и никак не могла подумать, что встретятся они именно на таком шоу. Памела вообще хотела  остаться дома и пошла только лишь потому что  было интересно посмотреть наряды Бейонсе. «А чем в этот раз она удивит публику?» – вот что её волновало с самого начала.

Конечно, тут был и ещё один фактор. Хотелось посмотреть на фигуристов и больше того так и тянуло убедиться в правильности слухов об ухаживаниях Джонатана Райта за тренером Лекс. Но ещё больше хотелось просто посмотреть на эту саму Оливию, про неё столько говорили в стенах кампуса последнее время!

Так любопытство пересилило, и Памела оказалась здесь. Она пока не встретила Бейонсе, не познакомилась с Оливией Лекс и «тем самым» Джо, но зато она была приглашена на вечер в квартиру Нико. Что сие означало? Можно было только догадываться. А Памела любила погадать, ну это на тот случай, чтобы быть готовой ко всему. Один номер сменял другой и в то время, когда неожиданно начался конкурс мокрых маек, мисс Свон подобрала несколько вариантов.

«Может быть, он пригласил, чтобы прозаично, отдать вещи. Я ещё не всё забрала и скажем так, новая любовница нашла мою одежду, например, устроила скандал… Нико искал мой номер, но не нашёл или не успел позвонить. Вот мы встретились и он решил пригласить сейчас…» – Но Пэм эта версия не нравилась, потому что она была оптимисткой и любила верить в хорошее. Это, так сказать, поддерживало её существование в те минуты, когда кажется, что весь мир отвернулся. Таким образом, она быстро бросилась на поиски других версий. Там, где будет больше оптимизма. Мисс Свон не смогла ничего правдоподобного придумать, поэтому смело поверила в самую бредовую. “Он хочет, чтобы мы снова встречались!”

Пэм любила верить в чудеса и поэтому решила остановиться на втором варианте. Тем более, что на сцене начался танец. Поначалу Пэм даже не обратила внимания на танцора в центре, но после того как тот расстался со шляпой и плащом она вдруг осознала кто там.

- Деметрий!!! – выкрикнула Пэм.

Это была неожиданность, ведь он сам говорил, что давно не в том возрасте, чтобы танцевать. Она не знала, какая сила заставила выйти на эту сцену, но сильно обрадовалась, когда заметила довольный взгляд мистера Селаври. Стоило танцу закончиться, Памела поспешила к сцене, чтобы разузнать все подробности, но столпившиеся дамочки вокруг Деметрия не пропустили её ближе, чем на метр. Очень скоро всех разогнали и попросили дружелюбно поприветствовать Бейонсе, их соотечественницу. Она тоже из Техаса!
“Ещё одна приятна новость. Жаль только, что с Деметрием не смогла поговорить, но ничего, напишу ему на е-мейл!» – подумала Пэм, которая ещё до танца хотела побыть одна. Удивительно, что порой с нами творит музыка и красивый мужчина!

- Лили! Я думала ты не придёшь! – они обнялись. Ещё одна приятная новость. Теперь у неё и подруга рядом! Ширин она, к сожалению  не увидела, потому что во время конкурса была слишком погружена в собственные мысли. - О чём ты? Как ты его узнала? Почему так поздно?

Но Алисия опередила и задала свои вопросы. Пэм опомнилась и махнула рукой на сцену.

- Сейчас будет выступать Бейонсе! Смотри, она не может начать, потому что публика ещё заведена танцем Деметрия! Да-да! Танцевал «твой любимый» мистер Селаври! Представляешь?

Она весело рассмеялась.

0


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » ледовое шоу 23.11.2011 [finished]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC