Barnaby Woods

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » Квартира Нико Фонтейна


Квартира Нико Фонтейна

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

План квартиры >>>

Находится в даунтауне Хьюстона и предназначена для частных встреч, не для семьи, конечно же.
Стены холла покрыты бежевато-оливковой штукатуркой с фактурой шелка, слегка играющей при разном освещении и в разных ракурсах. Особенную выразительность входной зоне придают обрамленные коричневыми багетами подсвеченные витражи.
Из входной зоны открывается вид на гостиную. Для ее оформления выбран редко используемый в интерьерах благородный теплый серый цвет. Стена за диваном отделана обоями линкрусты — натуральным материалом с рельефной фактурой. Покрытая несколькими слоями краски разных тонов линкруста подчеркнуто декоративна и элегантна. Прочие стены в гостиной оклеены обоями, имитирующими замшу. Их серый цвет в некоторых ракурсах отливает тоном какао. Пол выложен массивной доской из ореха.
Параллельно гостиной расположена кухня-столовая с расширенным проходом. Граница между помещениями обозначена, в частности, с помощью напольного покрытия — в кухне пол вымощен натуральным сланцем, играющим тонами от серого до коричневого. Простых геометрических форм минималистичная мебель отделана классическим орехом. Оттенок брутальности кухне придает столешница из натурального гранита с неровными краями. Обеденная зона меблирована столом из венге и кожаными стульями оранжевого цвета.

В приватной зоне квартиры размещены основная спальня и ещё две, куда Нико редко заходит. В спальне прежде всего обращает на себя внимание стена за изголовьем кровати. Она декорирована коричневой кожей с рельефным рисунком, слегка тронутым золотом. Изголовье кровати обтянуто шелком, гармонирующим по рисунку с кожей. Кожаный и тканевый декор в сочетании с шоколадно-сливовым — ночным — колоритом комнаты оставляет впечатление мягкости, создает атмосферу покоя, погружения в мир сна.

источник текста

http://www.houses.ru/i/fck/Image/KK/2010/88/sovr/04.jpg

другие фотографии

http://www.houses.ru/i/fck/Image/KK/2010/88/sovr/09.jpg
http://www.houses.ru/i/fck/Image/KK/2010/88/sovr/02.jpg
http://www.houses.ru/i/fck/Image/KK/2010/88/sovr/07.jpg
http://www.houses.ru/i/fck/Image/KK/2010/88/sovr/05.jpg
http://www.houses.ru/i/fck/Image/KK/2010/88/sovr/08.jpg
http://www.houses.ru/i/fck/Image/KK/2010/88/sovr/01.jpg
http://www.houses.ru/i/fck/Image/KK/2010/88/sovr/03.jpg

Отредактировано Niko Fonteyn (19.03.2013 20:47)

+1

2

Пятница. 25 ноября. Вечер.

Пятница. Хорошо знакомая квартира. Так называемая “для частных встреч”. Нико бегло оглядел  квартиру, всё что было доступно глазу. Не пыльно. Приходилось самому стирать и развешивать бельё, мыть полы и заниматься прочими домашними делами, чтобы квартира не заросла грязью. Когда Памела съехала, точнее ей пришлось так сделать, итальянец снова взялся за самое отвратительное из дел – уборку. Ему было удобно, чтобы здесь кто-то жил. Памела делала за него всю грязную работу.  Нанимать горничную Нико не хотел ни при каких обстоятельствах.  Итальянец лучше  умёт в грязи, чем в его доме появятся чужие.
Нико всё же взялся с большой неохотой за тряпку и смахнул поверхностно пыль с самых видных мест: подоконника, стола, телевизора. Потом  снял рубашку, которая стоила как половина этой квартиры и взялся за готовку. На черном квадратном столе уже стояло два фужера и бутылка итальянского вина. Другое он просто не пил. На ужин сегодня будет лазания, но не та, что делают безрукие американские повара в псевдо-итальянских ресторанах, а настоящая. Его собственного приготовления. Познания Пэм в его родной кухне были скудными. Она знала разве только спагетти и лазанию, но и те лишь пробовала по-американски. Стоять у плиты в фартуке и одних брюках было не холодно, а очень эффектно. Итальянец даже полюбовался на себя со сковородой в руках из наспех протёртого экрана телевизора. Понравилось. Жаль, что никто не видит.
Лазания будет готова через пару минут, а Нико снова занимался женским делом – собирал грязную посуду в посудомоечную машину. Хуже может быть только мыть те самые грязные тарелки вручную.
В дверь позвонили. Нико тихо выругался. На английском,  конечно. Он не осквернял родной язык матами.
”Пришла первый раз во время?! Не могла она опоздать?  Увидит меня таком виде?” – Нико шёл открывать дверь, снимая фартук и вытирая полотенцем руки. Но если это Памела – дело не исправишь. От него несло едой, как от чёртовой домохозяйки. Кстати, от Рейчел никогда не пахло едой. Она не готовила и не хотела учиться.
В квартиру влетела заплаканная Ванесса.  Отсутствие на ней даже упоминания о кофте или блузе лишило Нико на время дара речи. Затем он спросил у неё – откуда столь “чудесный” вид? Далее выслушивал сбивчивый рассказ о том, как она поссорилась с Дани из-за некого топа, который принадлежал старшей сестре. Весь сыр-бор закончился  стриптизом Ванессы на глазах у всех соседей. Она сняла с себя одежду Дани и ушла к нему.
- Одень, - Нико кинул сестре первую женскую одежду, что отыскал в своём шкафу. Воспоминание о Памеле кольнуло в сердце. – Я не хочу разбираться в этой нелепой ссоре, но, Ванесса, тебе не хватает красивой одежды?
Сестра принялась говорить что-то в своё оправдание, чего Нико даже не слушал. Он вынул из бумажника солидную пачку наличных и положил на колени к сестре.
– Купи себе одежду и не бери у Дани. Ты знаешь, она очень серьёзно относиться к своим вещам.
В этот момент прозвенел таймер, который напомнил Нико о лазании. Ванесса удивилась, что её брат готовит и решила, что это для неё. Итальянец торопился принять душ до прихода Памелы и поэтому оставил сестру одну в квартире.  Как только он смысл с себя отвратительный запах еды, Нико вышел из ванной в одном полотенце на бёдрах, чтобы проводить Ванессу, но та уже откупорила вино и предложила тост. Итальянец подчинился сестре, он сильно любил семью и не мог выпроводить родного из своей квартиры силой.
И вот, они стояли в круглом проходе между гостиной, прихожей и коридорам к спальням и пили вино. Ванесса в блузе Памелы, которая ей была немного мала, Нико в полотенце. Пили вино и разговаривали.  Разумеется, на итальянском, но не знающий вряд ли что-то поймёт.

Отредактировано Niko Fonteyn (07.04.2013 16:29)

0

3

Пятница девятнадцатого ноября не была судным днём, но приближение этой даты пугало Памелу даже больше, чем огромный счёт в ресторане, по которому нужно самостоятельно платить. Второго с мисс Свон, к счастью, пока не было, но сей факт всё равно не помогал. Накануне Пэм даже спала очень плохо. Да она вообще была «какая-то не своя» с шестнадцатого ноября и с того самого времени как встретила Нико Фонтейна опять.

«Не забыть перезвонить Алексу… Не забыть перезвонить Алексу… Не забыть перезвонить Алексу… Не забыть перезвонить Алексу… Не забыть перезвонить Алексу… Не забыть перезвонить Алексу…»  - повторяла себе Пэм всё утро. Но всё равно забыла!

А Алекс звонил, когда Памела устроила в гостиной косметический салон: маникюр, депиляция, маска на лицо… Как будто говорилась к международному конкурсу красоты. Но на деле, это было обычное свидание. Конечно, Алисия и Ширин не понимали её, хотя последняя с радостью помогла Пэм с маникюром и выполнила его просто волшебно. Мисс Свон ещё долго благодарила сожительницу. В тот же вечер позвонил Алекс, ответила хозяйка квартиры, но Памела жестами попросила сказать тому, что она спит. Утро, конечно, нужно было бы перезвонить, но…

Памела выглядела на все сто процентов. Так она сказала сама о себе, когда увидела себя в зеркале. Жаль, что подруг-сожительниц не было: Ширин отдыхала перед ночной сменой, а Алисия была ещё в университете. Памела же прямо после обеда отпросилась у Стивена. Док отпустил её, но с условием, что она согласиться на ужин с ним. Мисс Свон горячо пообещала с ним поужинать и тут же исчезла. Макияж скрывал тёмные круги под глазами, поэтому она выглядела хорошо, даже отлично.

Немного воодушевлённая увиденным в зеркале, она спустилась вниз. Восторженные взгляды случайных прохожих очень скоро поспособствовали частичному исчезновению волнения. Она уже не так сильно боялась и даже немного пококетничала с молодым офицером, который подошёл выписывать ей штраф за неправильную парковку.

- Вы припарковались на месте для инвалидов.
- Я смотрела только на вас и не увидела знак. – Пэм махнула ресницами и кокетливо улыбнулась.
- Эм… ну… – растерянно пробормотал он и всё-таки протянул мисс Свон штрафную квитанцию.

Это была перовая неудача. Вторая случилась, когда дверь нужно квартиры оказалась не запертой. Дрожащей рукой, а Пэм стала ещё больше волноваться, когда переступила порог, она толкнула дверь. В гостиной кто-то переговаривался на итальянском….

«Жена?» – второй голос - очевидно женский. Это так сбило её с толку, что мисс Свон забыла оставить обувь и на цыпочках стала пробираться поближе. Но сделать это тихо не удалось. Пэм оступилась и рухнула на пол. Больше она ничего не видела. Но слышала чьи-то шаги и голос Нико.

0

4

Ванесса рассказывала о последней фотосессии, где дизайнер требовал от неё нечто, чего она не понимала.
– Он говорил: покажи мне нежную пантеру и строптивую лань! Я будто снималась для рекламы животных!
Нико непременно спросил, получила ли она работу. Ответ был нет. Он допил вино и, наслаждаясь тонким вкусом итальянского напитка , продолжал слушать рассказ сестры:
– Я одела блузку Дани, чтобы выглядеть старше!  Меня первый раз пригласили на собеседование в солидную фирму… Неужели ей жаль вещи для сестры?!
Итальянец любил своих сестёр, но Даниэлла и Ванесса друг друга – нет. Они были настолько разными, что не находили (или же не пытались) найти общих точек соприкосновения. Дани не любила Италию, а каждая поездка к семье в bel paese  -  для неё подобно мучениям. Ванесса обожала родину оперной музыки и моды, как и Нико. Наверное, поэтому с ней получалось ладить лучше всего.
Его словам помешал грохот в  зоне прихожей. Оба повернули голову и увидели фигуру женщины в красном платье, которое первым бросалось в глаза.
“Памела…” – Нико улыбнулся своим мыслям.  О вероятности ошибки – он не думал. Кто ещё мог так мило помешать его беседе с сестрой? Другая бы на её месте, вероятно, сразу перешла к сцене ревности.  Подумать “не то” было от чего – Нико стоял в одном полотенце с бокалом вина, рядом стоит девушка не в своей кофте, тоже с вином и они мило беседуют.
Но Памела порой удивляла Нико. Сегодня был такой случай. Итальянец подал упавшей девушке руку, а Ванесса, сдерживая смех наблюдала за сценой.
– Я буду считать себя виновным, если выясниться, что упала потому что так спешила ко мне, - улыбнулся Нико. Предупреждая истинную причину, он подозвал на итальянском сестру подойти поближе, - Познакомься Памела, это моя сестра Ванесса.
– Очень приятно, - та пожала руку в честь знакомства, - Нико много о вас рассказывал…
Ванесса хитро улыбнувшись, посмотрела на брата и обратилась к нему:
– Значит вино и лазания не для меня? Какая досада!
Хуже всего, что она говорила это на английском. Нико не хотел, чтобы Памела узнала о том, что он сам готовил и заказывал вино специально к их встрече. Было поздно.
Далее Ванесса перекинулась с гостьей ещё парой слов на диване в гостиной, пока Нико переодевался в одежду, затем распрощалась и быстро ушла. Пригрозив брату, что ещё позвонит.
Итальянец  неохотно провожал Ванессу. Оставшись с Памелой наедине, он не знал, что и говорить. К тому же, он не имел понятия, зачем пригласил её. Сначала он хотел просто отдать оставшуюся одежду бывшей пассии и коротко распрощаться, но приготовил лазанию и купил вино…
На всякий случай, неизвестно куда может зайти эта встреча. Поэтому после минутного молчания, Нико наконец обратился к гостье с вопросом:
– Хочешь вина?
Не было нужды объяснять, что оно итальянское. Другое Нико не пил. Возможно, хорошо было и французское, но французы – снобы, а их вино – кислое.

0

5

«Не вовремя! Я им помешала!» – лёжа на полу, много не увидишь, но уже того, что женщина увидела краем глаза, было достаточно. Блондинка была в её блузке! И даже этого мало, сам Нико был мало одет: полотенце и у обоих вино. – «И правда, не вовремя…»

Если бы сейчас можно было провалиться сквозь землю или исчезнуть, Памела бы с превеликим удовольствием сделала одно из двух. Так её ещё никто не унижал! “Пригласить вечером, чтобы познакомить с новой любовницей? А, может, это жена?!” – глупо было бы полагать последнее, однако, злость и ревность, плохие советчики. Именно эти подружки быстро, в считанные секунды, лишили Памелу возможности здраво мыслить, так когда она поднялась на ноги и тихо вздохнула, сомнений, что Ванесса это новая девушка Нико не оставалось. Был только вопрос: почему её пригласили?

- Я упала лишь потому, что не ожидала, что этот вечер мы проведём втроём…. – произнесла в ответ мисс Свон первое, что пришло в голову. Да, подумать она точно не успела, да и не смогла бы сейчас размышлять здраво. – Но знаешь, это будет даже интересно! Не угостишь и меня вином?

Через секунду всё стало ясно. “Сестра?! Сестра…. Сестра!” – это слово больше десятка раз прозвучало в голове Пэм прежде чем, удалось вникнуть во весь смысл происходящего. Оставалось только наедятся, что мистер Фонтейн не уловил весь смысл её слов.

- Очень приятно. – Памела призвала на помощь всё своё самообладание и пожала Ванессе руку. – Я и не подозревала, что обо мне говорят! Это так неожиданно. И честно говоря, я не знала, что у него есть…. такая сестра. Вы не похожи.

Слабая попытка оправдать тот бред, что сказала она в самом начале.

- Вино и лазания? Я и не знала, что у нас будет праздник. На самом деле, он пригласил меня просто забрать оставшиеся вещи… – женщина присела на диван и покосилась на собственную блузку. – В том числе и это… Она от Armani, однажды у нас был совместный шопинг. Знаешь, Нико отличная компания!

- Да, мы любим ходить по магазинам вместе! Он советует лучше подружки! – Несса допила вино и поставила фужер на кофейный столик у дивана. – Как это смотреться…

- Сведёт с ума мужчин или нет… – подхватила Пэм.

Они дружно рассмеялись. В этот момент вошёл сам предмет разговор и поэтому все сплетни о хозяине квартиры они прекратили, да и блондинка засобиралась. На самом деле, Памеле было даже жаль, что та уходит. По ужимкам Нико мисс Свон уловила, что и он неохотно прощается с сестрой. Они оба боялись остаться наедине, может быть от этого когда Ванесса ушла в квартире стало очень тихо.  Нико предложил вина. Пэм кивнула и тут же рассмеялась, когда увидела серьёзное выражение лица у итальянца.

- Я не ожидала, что вещи обязательно нужно отдавать вот так… Вечером и угощать бокалом вина… – Она сделала несколько глотков. – Какой точный выбор, мистер Фонтейн!

Она вновь звонко рассмеялась.

- Мы его пили третьего сентября…. На твою рубашку я случайно пролила вино. она была испорчена, а ты сказал, что это самая большая жертва?

Правда Памела ещё хотела сказать о том, что это была самая прекрасная ночь, но духу как-то не хватило…

0

6

– Рубашка была новой и я её купил пару часов назад не для того, чтобы ты полил вином, - смеясь, поддержал разговор Нико.
Ему не хотелось переходить на официальную манеру или начинать выяснять отношения. Итальянец особенно обходил стороной все вопросы, типа: “Что тебе от меня нужно?”, “Какие у тебя намерения?”, “Как ты ко мне относишься”, “Ты меня любишь?”. Наверное, все девушки когда-то задают их своим мужьям и женихам для того, чтобы им жёстко отомстить . Попробуйте ответить “да”  на два последних – сразу же сочтут за ложь, а отрицательный ответ их серьёзно обидеть.  А первые три вопроса?  На них сложно ответить в принципе. Одним словом, вы уже поняли, что Нико не был любителем выяснения отношений.
В разговоре что-то осталось недосказанное и Нико почувствовал это. А между тем в квартире снова повисла неловкая пауза. Итальянец держал наготове фразу о вещах, но не знал, в какой части разговора ей место.  Не хочется сразу выпроваживать Памелу с вещами. Тем более, что одна из её блузок осталась на Ванессе. Нико затруднялся над объяснением этого явления и решил пока не трогать тему с одеждой совсем.
– Я всё обещал приготовить лазанию и вот, подвернулся удачный случай. В этих “итальянских” ресторанах её готовят отвратительно: забывают про чеснок и зачем-то добавляют паприку. А ещё куриное мясо – мерзость! Я забыл… ты ведь не вегетарианка? – он направился к кухне, но остановился на пороге гостиной и обернулся к Пэм, - Не желаешь отведать моего кулинарного  шедевра?
Затем он пригласил Памелу на кухню. В гостиной был маленький столик и не очень удобно есть. Впрочем Памела и без того знала. Ведь жила здесь некоторое время. Он разложил лазанию по тарелкам и открыл окно, чтобы исчез запах после готовки Нико. 
Звонок телефона  - совсем неожиданно. Голосовое сообщение. Итальянец удивился и испугался.  Обычно Рейчел звонила, а дочка посылала смс-ки. Была ещё Виктория, но она не пока не давала знать о себе первой. К тому же, итальянец был не уверен, дал ли ей  номер телефона или же нет.
Оказалась – соседка по этажу. Пожилая мисс Гринберг, которая жила в квартире со своим мужем. Они давно вырастили детей и продали большой дом в пригороде. Сейчас купили двухкомнатную квартирку, чему они рады. Она иногда заходила  к Нико с пирогом или десертом. Хотя она не была итальянкой, но являлась славной женщиной. А её муж любил говорить “о девчёнках”.  Сердце было его ахилессовой пятой. Он перенёс уже два инфаркта. Третий может быть последний.  Поэтому её сообщение было чересчур официальным и сухим.
– Почему она решила, что у меня кошка?! – развёл он руками перед Памелой, когда прослушал сообщение, - То-то сегодня она  извинялась, что не кормила кошку…
Итальянец взглянул на девушку. Ей наверное было интересно кто это, какая кошка и почему пожилая женщина знает номер его мобильного.
– Что бы ты там не подумала, это не правильно.  Мисс Гринберг -  моя соседка. Я ей дал свой номер телефона. Знаешь ли, её сын уехал в Россию и она с мужем в штатах одна. Иногда ей или мистеру Гринберг нужна моя помощь – отвезти в больницу, помочь подняться, купить таблетки. Сама понимаешь. А вот причём тут кошка я и сам не знаю.
Он убрал лазанию обратно в духовку и посмотрел на Пэм, пытаясь угадать – удивлена ли она?
Ведь она видит первый раз Нико, который заботиться о ком-то и совсем не напоминает самовлюблённого выскочку.  А кто сказал, что он именно такой?
– Ладно, Пэм. Придётся отложить ужин. Пойдём достанем эту чёртову кошку иначе мистера Гринберг снова шарахнет, - Нико направился в сторону двери.
К слову, он не поинтересовался поможет ли ему в этом Памела? А это не помешает потому, что итальянец не имел понятия как обращаться с животными.

Отредактировано Niko Fonteyn (07.04.2013 19:38)

0

7

- Случай, замечательный как никогда! – Конечно, это был сарказм, но Памела улыбнулась и повернула свои слова в шутку. Только потом она несколько минут смотрела на дно бокала с вином и приходила в себя, чтобы потому снова улыбнуться и продолжить беседу.

Ей, конечно, хотелось узнать сегодня всё, но если бы существовало лекарство, заставляющее итальянцев говорить правду, то она бы обязательно использовала его. Но задавать прямые вопросы и выбивать ответ… Она знала, что это не метод. Поэтому оставалась запастись терпением, не пить много и быть внимательной как никогда.

- Я…? – она даже растерялась. Нико был слишком дружелюбен и гостеприимен, а приглашение, лишнее доказательство того, что готовил он всё-таки специально и для неё. – С большим удовольствием!

И снова тишина. Как это странно? Несмотря на то, что оба из шкуры вон лезли, чтобы поддержать беседу и старались быть дружелюбными.

«Козни его жены или дочери! Ни больше, ни меньше!» – Размышляла женщина, следуя вслед за мистером Фонтейном. Озадачивало, что беседа шла именно таким образом. “Тут попахивает мистикой… И чем-то ещё… Чёрт! отличной лазанией! Как же я голодна!”

- Спасибо. – Мисс Свон совершенно искренне улыбнулась Нико. Он как будто знал, что Памела от суматохи и волнения устроит себе ненароком разгрузочный день и съест только яблоко с утра…. - Это… Очень, очень мило!

Пэм была впечатлена настолько, что даже на мгновение позабыла всё свои планы и того, что обещала себе не показывать истинных чувств к итальянцу. Она улыбалась, и смотрела в глаза Фонтейна, и так хотелось, чтобы этот момент длился вечно! Уже очень давно никто так за ней не ухаживал. Не кормил ужином просто так, не поил дорогим вином, без намерения затащить в койку. А Нико того явно не замышлял. Почему? Если бы хотел, думала Памела, давно бы попытался, знает же, что она к нему неравнодушна и до сих пор не удаётся забыть даже самого мелкого и незначительного эпизода их совместной жизни, пусть она и была такой недолгой.

Как показалось Пэм, их беседа, как бы это парадоксально не звучало, наладилась, и для этого нужно было только поблагодарить за обед, хотя нет, ценны были те усилия, которые Нико вложил в этот ужин и очень здорово, что готовил сам. Вот, это то, что хотела сказать мисс Свон, но то ли не успела, то ли не смогла. Их прервали, и сообщение о кошке просто выбило почву из под ног. Памела присела на край стула и одним махом допила всё вино, что оставалось у неё в бокале.

- Кошка…? Кошка? – чуть слышно повторяла она, пока Нико пытался оправдаться и, кажется, не заметил её замешательства. Впрочем, она так же не обратила внимания на тот факт, что наглый и самоуверенный Нико Фонтейн вдруг решил отчитываться перед ней, той, которая даже ещё не жена и по сути, никто. – Всё нормально. Неважно кто это был, это твоя жизнь, совсем не обязательно мне всё это объяснять…

Она сказала что-то ещё, относительно того, что приглашение и ужин это было всё большим сюрпризом, и извинилась за поведение на ледовом шоу. Одним словом, Пэм была не в себе и наговорила в ту минуту многое из того, что ни под каким соусом не хотела преподносить итальянцу. Желание поскорее достать кошку подогревало отчаяние, словно если это животное не замолчит, то никакого ужина не будет.

«Мой последний шанс наладить отношения и я позволю какой-то кошке всё перечеркнуть?!» – она почувствовала, что сейчас, казалось бы, могла и убить ради итальянца. Да! Из окна по карнизу к другому балкону Памела полезла только ради Нико.

- Подержи, пожалуйста. – Она протянула сумочку Фонтейну, мило улыбнулась своей фирменной улыбкой, что тренировала перед зеркалом несколько месяцев и не проронив больше ни слова, на каблуках, полезла по карнизу к злополучной кошке.

Наверное, мисс Свон лишилась разума в тот момент.  Она не думала о безопасности, о том, что пусть даже карниз не самый узкий, но  ползти по нему в такой обуви и шёлковом платье не лучший вариант. Однако, отчаянная женщина способна на многое. В этом Пэм убедилась сама, когда очнулась у открытого окна с кошкой в руках. Путь туда и обратно был словно сном, кошмаром, где уже у финиша начали сдавать нервы, и Памела разговаривала сама с собой. А  потом был новый всплеск адреналина, второе дыхание и пять шагов, казавшие секунду назад невозможными, Памела преодолела в миг.

И снова было тихо, но эта тишина была иная…

0

8

– Я бы мог и сам… – успел только пожать плечами Нико, когда Пэм отважно отправилась за кошкой. Он и вправду думал, что девушка пошутила.  Не возникло даже мысли, что она действительно полезет по карнизу в платье и в туфлях. Тогда когда ни кошка, ни пожилая соседка не имела к ней никакого отношения.
– Ладно, Пэм, слезай!  Я польёт твоей заботой, но… – итальянец затих потому что Памела действительно шагала по карнизу смело и бесстрашно. Они не думал, что девушка  решиться на что-то подобное, но после ледового шоу он понял, что совсем не знает её.
Да, Нико беспокоился за Памелу и не сводил с неё взгляда, пока та шагала по карнизу.  И дело было не в том, что открывался вид на её прехорошенькую попку в узком платье яркого цвета.  Дабы побороть беспокойство, Нико барабанил пальцами по подоконнику, но опасение, что Памела вот-вот сорвётся и полетит вниз,  не исчезало.
Кошка была напугана так же как девушка, которая принялась разговаривать сама с собой или с животным. Хотя и это хвостатое создание интересовало Нико в последнюю очередь. От себя он не ожидал такой обеспокоенности за сохранность Памелы. Да и её поступок внушал восхищение. Эта была поистине бесстрашная и смелая женщина, которая легко преодолевает трудности на каблуках и в вечернем платье.
Поэтому он встретил Памелу как королеву. Обнял за талию и оттащил на руках от окна. Она повисла на нём, держа кошку в руках. А итальянец  всё ещё не мог придти в себя  и молчал. Животное тоже притихло. Было слышно только частое дыхание их обоих. А потом робкое “мяу” разрушило тишину, которая в этот раз не показалась неловкой паузой.
– Cara, не ожидал, что ты такая бесстрашная! – засмеялся Нико. Перехватив девушку, он теперь держал её так, как новобрачную на руках. Итальянец смотрел на неё с удивлением. Потому что никогда не видел в жизни ничего подобного, - Ты превзошла саму себя!
Обычно итальянец любил чувствовать себя на месте героя и спасителя. Это было приятно, особенно когда имеешь дело с девушкой. А потом можно будет попросить услугу за чудесное спасение. Да, то был хороший поступок для того, чтобы добиться своего. Однако Нико впервые был в такой ситуации, когда должен он. Даже если ему кто-то дарил подарок, он отвечал на него. С услугами – тоже самое. Поэтому Нико в первые минуты растерялся, чувствуя, что никак достойно не сможет ответить  на этот жест Памелы. Он бы сам не решился лезть по карнизу за кошкой, а вызвал бы пожарных.
– Ну?  Как поступим со спасённой душой? – шутя спросил итальянец, подбросив девушку на руках, - Хочешь оставить его себе?
А кошка, вернее котёнок, был и, правда, милый. Только немного грязный и лохматый. А так – белая шерсть без единого пятнышка и  жёлтые глаза. Да, он ещё был голодный. Потому как, учуяв запах вкусной лазании, выпрыгнул из рук Памелы и побежал на кухню. А Нико не спешил опускать девушку на пол. До лазании котёнку всё равно было не достать.
– Продолжим ужин? – улыбнулся Нико.
Сам он уже решил, что таки отдаст вещи девушке и распрощается с ней опять, но на этот раз по-хорошему. Памела была великолепной,  но потому и не хотелось держать её долго.  Она была слишком хороша для Нико.
– Бежала бы ты отсюда. Спасалась бы от меня, -  прошептал итальянец.
Всех своих девушек, включая сестёр, Рейчел и дочь, он любил по-разному. Памелу и Викторию тоже. Но если второй общество Нико шло на пользу, то первой оно вредило. Из-за того, что он был к ней слишком несерьёзен.

+2

9

Почувствовать себя королевой – это как бальзам на душу. Ради подобного обращения Памела была готова каждый день покорять высоты и совершать подвиги. Женщина даже удивилась: «Почему я не делала ничего подобного раньше?» Но ответ она уже знала: «Потому, что не было достойных…» Но была и ещё причина: мисс Свон боялась показаться слишком сильной. А всем мужчинам нравятся другие: очаровательные и немного беспомощные женщины, рядом с которыми они чувствую себя героями из сказок или любовных романов. У кого как!

Но на Нико Фонтейна подвиг Памелы произвёл впечатление и эффект был такой сильный, что тот и не пытался скрыть восторга и даже с какой-то заботой взял её на руки. И она растаяла… Смотрела на Нико, глупо улыбалась и так хотела чтобы этот момент длился вечно. Но ничто не вечно. «Мяу», такое неожиданное для Памелы развеяло все иллюзии и заставило вернуться к действительности и не строить слишком больших воздушных замков, чтобы потом так больно не было, как в прошлый раз.

Тем не менее, услышать похвалу было очень приятно. Может быть, даже слишком, и на несколько мгновений, Пэм потеряла контроль над собой. Этого хватило, чтобы сказать то, чего, она, возможно, сказала бы, только находясь под сильным наркозом, ну или в состоянии алкогольного опьянения. Но, ни того, ни другого и быть не могло: Памела Шерри Свон, несмотря на внешнюю легкомысленность, была очень осторожна. 

- Это всё для тебя, caro... – Но потом она быстро опомнилась, сделала вид, что и не говорила этого, взвизгнула, когда её подбросили, сделала вид, что перепугалась и, конечно же, рассмеялась. – Это подарок?! С огромным удовольствием приму его, только имя, чур, выбирать вместе!

Она хотела рассмеяться ещё раз, но поймала взгляд Нико и смогла выдавить натренированную за годы улыбку во все тридцать два зуба. А ещё Памела растерялась – сама не заметила, как выпустила котёнка из рук. «Убежал?» – через плечо глянула на скрывающееся за поворотом животное, - «Главное, чтобы меня не выпускали из рук подольше….»

И, конечно, она не торопилась оказаться на земле. Ей нравилась такая забота и мисс Свон всегда считала, что это очень приятно, когда тебя держат на руках. И как оказалось, это просто удивительно! Так незаметно для самой себя она запрокинула голову назад и улыбнулась, покачивая туфелькой на левой ноге.

- Бежать? Это невозможно… – прошептала Пэм. Губы растянулись в непроизвольной, но совершенно искренней улыбке. – Не уйду, пока не попробую твою пасту.… Не хочу жаловаться, но мне никогда не научиться так же готовить! Да и Алекс любит суши, а в итальянской кухне для него слишком много специй….

А Памела ненавидела суши. Она любила еду с острым вкусом, но не стала всё это говорить и надеялась, что Нико не знает её вкусовых пристрастий так хорошо. Ей не хотелось подтверждать слова итальянца. Она поняла всю горечь той брошенной фразы, но обратила её в шутку, потому что так от его слова веяло безысходностью, а мисс Свон, всё же, оставалась оптимисткой.

Женщина ещё что-то весело щебетала, не сильно вдумываясь в смысл сказанных слов. И, надо сказать, сама не заметила, как запустила свободную руку в волосы Нико, приподняла пряди на затылке, оттянула их немного назад... Далее скользнула ладонью по щеке и, подавшись вперёд, коснулась его губ, чуть-чуть прикусила нижнюю губу. Но как только кончики языков коснулись друг друга, Памела вдруг сильно заробела, быстро покрылась румянцем и медленно отпрянула назад, неохотно открывая глаза.

+1

10

– Лазанию, bella, лазанию, – исправил он девушку, - Пасту готовят для спагетти… А впрочем, пора бы уже попробовать, что я там приготовил. Я устал слушать мелодию твоего желудка.
На кухне, тем временем раздалось мяуканье их нового гостя, а Памела даже не спешила спуститься на землю. С её стороны не было видно никаких попыток. Так ведь она пришла сюда не ради лазании или хорошего итальянского вина. По-видимому, девушка здесь из-за Нико. Итальянцу это ужасно льстило!
Девушка что-то беззаботно щебетала, раскачивая ногой, а итальянец раздумывал над тем, что произошло на ледовом шоу. Они встретились спустя столько времени! Но гораздо больше его волновал тот самый Роберто, или как его было звать. Тот парень слишком вызывающе себя вёл. Нико боялся за Памелу. Ведь она казалась ему абсолютно беззащитной, немного трусливой, неспособной ответить так, чтобы больше не захотелось обращаться.
“Кого я обманываю? Я никогда не стану относиться к ней как к сестре, но и не хочу, чтобы она была мне обыкновенной любовницей. Памела слишком хороша для этой роли”, - Нико решил, что отпустит девушку пока не сделает ей доброе дело. Потому что подпортил ей жизнь уже изрядно. Надо сделать что-то и хорошее.
Итальянец уже хотел спустить девушку на пол, как она предприняла попытку поцеловать его, совсем как на ледовом шоу. Исход был такой же – она отвела глаза и покраснела, а Нико просто не успел поймать её губы. В итоге, момент был упущен. А быть может, итальянца удерживало от поцелуя то, что случись ему, их бы роман начался заново. Не хотелось давать Памеле надежды. Нужно её как-то подготовить к разрыву и во второй раз уже не делать это так резко.
– Спустишься или мне внести тебя в спальню на руках как новобрачную? – рассмеялся Нико, - Увы, не получиться.
И вот они сидели на кухне за прямоугольным столом рядом друг с другом. Котёнок уже наелся лазании и спал где-то в комнате или на диване. А с Памелой они уже пили четвёртый бокал вина. Итальянец наслаждался и едой и компанией, признаваясь самом себе, что давно не проводил вечера приятней, чем этот.
Его могла переплюнуть разве что годовщина их с Рейчел свадьбы, которая всегда преподносила сюрпризы. В те минуты Нико вспоминал свою свадьбы и слова родителей. Отец жены ставил на пять лет брака, но вот прошло уже четырнадцать и итальянец надеялся, что впереди их ждёт ещё столько же и больше.
– А скажи-ка Пэм, что у тебя с тем малолетним Дон Жуаном? – спросил он, допивая бокал вина и расстёгивая верхние пуговицы рубашки, - Он набросился на тебя как голодный зверь на мясо, ух!
Расслабленная и непринуждённая обстановка позволяли перейти на прямые вопросы. Тот самый котёнок спас их вечер, прогнав натянутые разговоры вежливости.
– К слову, прости, что отдал Нессе твою блузку. Она явилась ко мне вся в слезах и почти топлесс. Я как порядочный брат должен был чем-то прикрыть её достоинства. Она обязательно вернёт тебе постиранную, - добавил итальянец, расправляясь с куском лазании.
В квартире стало душно. Итальянец осторожно снял с себя пиджак и включил сильнее кондиционер.

0

11

- Вот видишь, как хорошо, что ты приготовил ужин? – она подмигнула ему. - Совсем забыла итальянские блюда!

Памела звонко рассмеялась. За что ей нравился Нико? Почему она не могла забыть этого итальянца столько времени? В общем-то, не слишком сложные вопросы, но, тем не менее, мисс Свон нашла ответы совсем недавно. И несколько минут назад осознала, насколько сильно она всё ещё привязана к мистеру Фонтейну. Ещё ни один мужчина не мог её заставить вылезти в окно! И тем более, ещё никогда так не держали на руках. Оказывается, это слишком приятно, чтобы быть правдой. Но, как говорят умные люди: всё хорошее, когда-нибудь заканчивается. Нико прозрачно намекнул на то, что Памела то же что-то весит. Женщине этого хватило, чтобы поспешно встать на ноги, оправиться и начать извиняться.

- Мне жаль, что заставила тебя так долго держать такой «нелёгкий» груз! – она улыбнулась, иронизируя факт излишнего веса. Да, и Пэм были комплексы! Скажем, она считала, что бока слишком толстые или живот не такой плоский, как у танцовщиц в университете. – После сегодняшнего ужина обязательно сяду на диету и возобновлю занятия йоги.

Под смущённой улыбкой она попробовала спрятать своё волнение по поводу своей фигуры, так как намёк Нико Фонтейна она расценила как упрёк в лишнем весе. Потому было сложно удержаться, когда на кухне она увидела новый холодильник. В нём всё отражалось как в зеркале. Памела, тайком, пока Нико доставал лазанию из духового шкафа, покрутилась, высматривая лишние килограммы. И нашла-таки!

Впрочем, она как всегда немного не рассчитала и итальянец её застал как раз в тот момент, когда мисс Свон пыталась понять действительно ли она раздалась в боках или просто так кажется?

- Какой запах! Я думаю…. – Памела, чтобы избежать дальнейших расспросов в духе «Что ты там пыталась увидеть, cara?», крепко уцепилась за нового жителя квартиры Фонтейна.  - Кстати, как мы его назовём? Ты обещал придумать имя…

Вот так беззаботно они болтали, пока не выпили половину вина, да и лазания порядком опустела. Что же до котёнка, имя которого они так и не решили, то тот сытый уполз в другую комнату. Спать, наверное.

Вечер действительно выдался приятным, даже Памела не ожидала такого, хотя была большой оптимисткой и верила в лучшее, но вот таких откровений от итальянца она не ожидала и уж тем более извинений за блузку!  Женщина сделал над собой усилие: не нужно было так открыто демонстрировать удивление, не выкатывать глаза, открывать рот и просить повторить последнюю реплику.

«Ах, Нико! Мне же как жаль, что я подумал совсем не то, что нужно! Она была сестрой! Не любовницей, а именно сестрой!» – всё же были сомнения, стоит ли говорить всё это? Но решила оставить свою тайну при себе и лишь мило улыбнулась.

- Никаких проблем, – в американском стиле сказала она. - Передай Нессе мой номер мобильного и мы договоримся о встрече…

Это выглядело, как будто она нарочно тянула время. На самом же деле Памела надеялась, что Нико заговорит о другом, но тот продолжал молчать, как будто говоря ей «не переводи тему». Да, пристального взгляда мистера Фонтейна хватило. Пэм тяжело вздохнула, залпом допила всё вино и… сдалась…

- Я не знаю точно, но, похоже, что видела его трижды. Первый раз: несколько месяцев назад, в свои первые дни в качестве секретаря Стива я оказывала ему первую медицинскую помощь, но тогда он был больше на школьника похож! Никак не игрок сборной. А второй раз… М… пару месяцев назад ребята устроили матч из-за меня, и команда победителей получала мои поцелуи…

Она сбилась, хорошо, что ещё щёки были покрыты румянцем от вина, и сложно заметить как ей неловко. Добром или силой надо было продолжать. Она принялась за аутотренинг: «Давай Пэм! Расскажи ему всё! Это твой последний шанс! Если это всё испортит, значит не судьба вам быть вместе!»

-… Но сначала, я просто выглянула в окно. Один поймал мой взгляд и – обычный воздушный поцелуй! Но потом мальчики столпились у окна и стали звать вниз. Клялись, что поймают и я прыгнула. Они поймали, а Роберто поцеловал ещё и немного позволил себе лишнее. – она коснулась правой груди, чтобы показать, как именно Боб распускал руки. – Кому-то это не понравилось и они решили решать этот вопрос матчем, а я пообещала поцелуи победителям. Ну, а третий раз – это на ледовом шоу. Больше я ничего не знаю.

На душе стало легко и захотелось улыбнуться, что Памела с радостью сделала, затем налила себе и Нико ещё вина и подняла тост за европейский футбол и Адила эц Тюрка.

+1

12

Перекладывая лазанию из формы на блюдо, Нико краем глазом глянул на гостью, на удивление притихшую. Она действительно разглядывала себя в отражении холодильника?! У него было три сестры, но Памела, видимо, имела талант удивлять его больше других. “О, Дева Мария! Смотреть на себя даже на кухне?! Несса упоминала, что  женщины зависимы от зеркал, но не думал, что настолько. ”
Итальянец улыбнулся своим мыслям, поворачиваясь к Памеле.
- Что ты там пыталась увидеть, cara? Ну да, забыл сказать, что ты как всегда очаровательна, - но девушка ловко перевела разговор на котёнка, - Пусть будет Лаки. Ему же повезло, что ты его спасла.
Теперь надо было избавиться от нового жителя квартиры, подарив Памеле. К животным Нико ничего не питал кроме отвращения. Особенно, если они просят есть или больны. Поэтому, слава Богу, что котёнок исчез из кухни сразу после того, как наелся. Ради этого, итальянец даже пожертвовал щедрый кусок лазании, чтобы не слышать эти мольбы голодного.
Памела рассказала и не врала, а говорила правду. Она не умела притворятся и Нико знал. Он не часто слышал от неё честный рассказ, но сейчас был именно такой случай.  А может быть, просто подействовало вино? Возможно, для американцев оно было слишком крепкое. Ведь итальянский кофе ещё никто не выпил не поморщившись, кроме Нико. Он был всего лишь на половину итальянцем, но усердно отрицал в себе американца. Благо, что в паспорте не нужно было указывать национальность, иначе бы Нико настоял на “итальянце”.
– Пэм, Пэм, Пэм… – нараспев протянул Нико, допивая ещё один стакан, - В моей жизни постоянно возникают сразу пять… нет, шесть… женщин, но ни одна из них не удивляла меня так, как ты. Парень хватает тебя за грудь и едва не раздевает посреди дня, а ты так спокойна! … Нет, я не верю, что ты даже ничего не попыталась узнать о нём. Я уже молчу о том, чтобы поговорить… Ты сексуальная, нет слов, но когда у парнишки выскакивают глаза из орбит при виде тебя, как в тому мультфильме, это слегка ненормально, понимаешь?
Нико встал. Прошёлся по кухне и плеснул себе ещё вина, немного брызнув на лазанию. 
– Но, – итальянец замер с поднятым бокалом в театральном жесте, - не беспокойся! Я позабочусь об этом. Скоро ты будешь знать всё про своего ухажёра.
Он снова сделал круг по кухне и остановился, взглянув на Памелу сверху вниз:
– И если у тебя проблемы с жильём, перебирайся ко мне. Только позвони накануне, как соберёшься. Мне стоит здесь чаще прибираться.
Широкий жест, иначе не назовёшь. А всё благодаря той сеньорине, которая с таким жаром защищала свою подругу. Таким образом он наделся заглушить угрызения совести и чувство стыда заодно. Но всё же не стоит понимать Памеле его просьбу слишком буквально.
Он замолчал. сквозь открытое окно были слышны голоса, смех и музыка. Кажется, на крыше что-то праздновали.
– А знаешь, давай продолжим вечер на крыше. Там сейчас празднует некий профессор защиту своей диссертации. Я заплатил за это сорок баксов, хотя и в лицо не видел его… Пойдём разбавим их скучную вечеринку, - Нико нравилось, как они смотрелись с Памелой вместе. Оба яркие, красивые. Им всегда все завидуют.

+1

13

Подперев голову рукой она в полуха слушала слова Нико о каком-то там Бобе.

«Я поправилась, да? Поэтому этот вечер не такой как все остальные, да? Почему ты не пытаешься соблазнить меня? Зачем нужно было готовить лазанию, покупать такое дорогое вино?! За весь ужин – ни разу даже не попытался меня поцеловать! Что же ты, Нико Фонтейн, делаешь? Я знаю… После этого шоу на льду и разговора с Лили ты всё понял обо мне и теперь специально делаешь так, чтобы моё чувство стало просто огромным и я влюбилась в тебя без памяти! За что, интересно, а больше, чем я заслужила такую немилость Господа? Влюбляться, знать, что с каждым днём моя любовь только сильней… И в кого?! В женатого мужчину, отца. Но главное, он  так любит Рейчел. Ох, как же я хотела бы оказаться на месте этой американской журналистки!» – крик души, всё оставался не услышанным. Наружу рвались эмоции, те самые, что заставили лезть в окно, надевать это ярко-красное шёлковое платье, не устраивать сцену ревности. В общем-то всё это Памела Свон делала ради Нико и только с одной целью: чтобы всё было как раньше. Внимание, встречи втайне от жены, байки про неожиданные взрывы на местах добычи нефти, необходимость изображать семейного доктора Фонтейнов, адвоката, коллегу по работе – Пэм скучала по всему этому. Но главное, ей очень сильно не хватало Никто. И чем больше она находилась в этой кухне с бокалом великолепного итальянского вина, тем ясней она понимала, что Алекс – это всего лишь попытка найти «второго» Нико Фонтейна. А если немножко углубиться в размышления, то легко можно понять, что Памела уже была согласна терпеть этот крепкий кофе, жену и дочь, только чтобы всё было как раньше. И дальше больше: она вдруг поняла, что Николо Роберт Фонтейн – это тот мужчина, которого искала Пэм.

- Uomo del mio sogno... [перевод: «Мужчина моей мечты»] – прозвучал полупьяный лепет мисс Свон. Она готовила эту фразу давно, но вот никак не решалась сказать. Уж тем более изречь всё это на чистом итальянском и почти без акцента. Да, Памела сама от себя такого не ожидала. Посему можно легко предположить, как удивиться тот, кому послание было адресовано. 

«Дьявол… вино! Нико точно выбрал полусухое и, да, оно на порядок крепче американского аналога. Нет, он не должен это слышать. Может быть, не понял? Глупо, мисс Свон! Очень глупо. Он хорошо знает итальянский лучше тебя и знаешь, что ещё: ты вляпалась. » – тревога и испуг лишь на миг задержались в глазах Пэм, а потом она просто непонимающе улыбнулась и, заикаясь, изрекла ещё большую чушь.

- Я знаю, что он играет в европейский футбол. И ещё тренера. Адил ец Тюрк. Отличный турок: консервативен и не даст Роберто спуску. – первое, что пришло в голову. Но Памела была уверена, что сказать глупость лучше, чем откровенно задать волнующие её вопросы. Как обычно бывает у Пэм – сдали нервы. Она ругала себя, что была слишком честной с Нико, что дала шанс, узнать какие же мысли на самом деле забивают её голову (ясное дело, это был совсем не Роберто). Даже обвиняла себя в том, что так сильно волнуется сейчас и что её понесло после седьмого бокала.

- Обязательно, обязательно подумаю. – Памела встала, испуганно пробормотала слова и дрожащими руками взяла блюдо с итальянской едой (причём сама не знала, для чего это сделала). Но как оказалось чуть позже, жест оказался очень кстати. Нико предложил подняться наверх и присоединится к какой-то вечеринке. Она согласилась даже недослушав рассказ о диссертации и сорока баксов.  - Пошли.

Она натянуто улыбнулась, а потом быстро вышла на лестничную площадку, не дожидаясь Нико, забыла сумочку, даже макияж не поправила, и попробовала вызвать лифт. Блюдо опасно качнулось, наклонилось влево, и лазания медленно поползла вниз. Был крик. Кричала Памела. Нет, не потому что вся еда упала, насекомым на радость, а она просто заметила это и вернула тарелку в устойчивое положение в самый последний момент. Лазания была спасена и, значит, самое время облегчённо выдохнуть. Что Пэм и сделала, облокотившись о стену многоквартирного дома.

Сейчас вопросов стало ещё больше, в частности волновало, как Нико расценил её лингвистический изыск.

“Лучшее, если решит, что я шутила. Или была нетрезвой. Может, и впрямь несли всякую чушь, и быть «пьяной»?” – Отчаяние. Самое время, чтобы и Пэм во всех красках ощутила это «прекрасное» чувство. “- Неет! Нико Фонтейн очень умён и его просто так не обманешь…. О, Боже! Он предложил мне переехать назад, обещал всё узнать о Роберто, боится за мою безопасность! Всё ещё сложней, чем я думала…”

Лифт уже давно приехал, но Памела даже не двинулась с места, когда двери в очередной раз закрылись – просто не заметила этого! Точно так же она упустила тот факт, что вот-вот появится объект её страданий и, воспользовавшись тем, что немного была наедине с собой, приглушённо застонала, выразив в этом стоне всю ту гамму чувств, что испытывала в данный момент.

Отредактировано Pamela Swan (14.05.2013 20:31)

+1

14

Итальянец не часто слышал изречения от Памелы на своём родном языке. Здесь вообще его скверно знали и даже дочь считала родным языком английский. Для итальянской части семьи Фонтейн это было сродни позору, а другая сторона разводила руками и говорила, что не из-за чего переживать. Если быть более точным, от девушки он впервые слышал тот язык, который считал родным. Английский тоже, но итальянский  - роднее.
И пусть сказанная фраза прозвучала с сильным акцентом, а Нико только поразмыслив понял всю его суть… Зато ЧТО она сказала! Мужчина не ждал подобного от Памелы. Приглашая на вечер, он в глубине души не хотел, чтобы он стал последним. Ещё хуже, что за кажущимся спокойствием Нико скрывал страх о том, что девушка сама сожжёт мосты. Потому, что он ещё не был готов сказать Памеле последний раз “Сiao!” , а при встрече просто махать рукой.
”Мужчина мечты?! … Значит, до расставания ещё далеко”, - с радостью заверил самого себя итальянец, чувствуя приятное тепло по всему телу. То было спокойствие или вино?
Памела быстро засобиралась, даже не дослушав рассказ о виновнике вечеринки. Оставшись один, Нико огляделся: бутылка вина закупорена, а выпитые стояли под столом, кот спал на диване, поджав под себя лапы, лазанию уже взяла Памела и оставила сумочку.
Итальянец подхватил забытую вещицу  и направился вслед за девушкой. Закрывать квартиру он не имел привычки, да и не зачем. Охрана была достаточно хорошей. Не нужно было запирать замок, чтобы подняться на пару этажей вверх.
– Идём, – кивнул Нико Памеле, ударив по кнопке вызова лифта, - ты сразишь наповал всех ботаников и не только…
Он шагнул в лифт, потянув за собой девушку.
… так и быть, можешь сказать, что сама готовила лазанию. Путь к сердцу мужчины лежит через его рот… – он привлёк Памелу совсем близко к себе, сделав то, на что у неё не хватало духу. Поцелуй был не продолжительный, но крепкий, - … вернее желудок…
Нико подался вперёд и снова поцеловал Памелу.
– Может, поможешь, кое-что приготовить? В спальне? Сковородка уже нагрета до нужной температуры, – шепнул он девушке на самое ухо.
Обычно за Нико не наблюдалось подобного поведения. Он был со всеми вежлив, галантен с дамами, дружелюбен и любезен с друзьями. А вот грязные намёки итальянец говорил лишь в нетерезвом состоянии. Сколько бутылок вина они выпили вдвоём? Уже не важно, поскольку даже его самого покачивало.  Но обычно итальянские напитки в два раза крепче, чем принято обычно.  Чего и скрывать, но порой и Нико хмелел от вина очень быстро, хотя и упорно утверждал, что совсем неподвластен алкоголю. Именно поэтому он если пил вино, то маленькими порциями или “закусывал” блюдами, где много мяса и теста. К примеру, лазанией.
– Так что ты там говорила насчёт мечты? Можешь ещё раз повторить? – с улыбкой спросил Нико девушку, не отпуская из объятий.
Раздался звук, сродни звону колокольчика. Значило, что лифт подъехал и вот-вот откроются двери на крыше. Вернее, не совсем там. То был последний этаж, а нужно было ещё преодолеть два пролёта по лестнице, чтобы добраться до места вечеринки. 
В их случае это лишь значило, что надо дойти не уронив блюда.

+2

15

За размышлениями о смысле бытия, поиске ответа на вопрос  «что же делать» и прошли те несколько минут, пока не появился  объект  размышлений,  в тоже самое время больше походящих на страдания, ибо Памела была близка к тому, чтобы разрыдаться и бросить блюдо прямо в  стену. А потом, гляди и легче станет. Однако, за мисс Свон столь бурные проявления чувств никогда не замечались. Может быть, оно и хорошо, потому что истеричные женщины не вызывают никаких чувств, кроме жалости или отвращения. И то, и другое очень плохо. Пэм не хотела бы, чтобы к ней кто-нибудь так  относился и оттого до последнего держала себя в руках, в надежде, что рано или поздно, Его Величество, господин Случай всё расставит по своим местам.

Как ни странно, ей обычно везло и случайности складывались таким образом, что на горизонте появлялись новые события, увлекающие её куда сильней, нежели собственные чувства. В данный момент, это был Нико. Появившийся слишком неожиданно, а, может быть, Памела просто была слишком невнимательной, он  напугал Пэм. Она вздрогнула и несколько сердито взглянула на итальянца.

«И всё-таки, слышал он или нет?» – внезапное, такое же, как и появление Николо Роберта Фонтейна, воспоминание об итальянском высказывании и взгляд изменился. Теперь она смотрела испуганно. Но, похоже, Нико не торопился об этом вспоминать и говорил совершенно о посторонних вещах. Впрочем, внешний вид Пэм, тема куда приятней. Тем более услышать такой комплимент! Всегда приятно…

Мисс Свон расцвела: широко улыбнулась и сладко пробормотала:
- Красота – это страшная сила! Посмотрим, что будет. Ой!

От неожиданности Памела вскрикнула, а после громко рассмеялась, но послушно последовала вслед за Нико в лифт, подворачивая ноги. Отчего-то итальянец слишком спешил.

«Это на вечеринку?» – пронеслось в голове у женщины, прежде чем она оказалась  в объятиях Нико. Ещё один сюрприз, приятный или же нет – Памела решит позже, потому что сейчас на подобные размышления просто не было времени. Она поспешно сунула блюда с лазанией в чьи-то руки. Оказалось, что они не одни. Сосед Нико, человек средних лет презрительно глянул в сторону   влюблённых, или кем там они с Фонтейном были, крепко сжал  фарфоровые края  тарелки и отошёл в противоположный угол.

- Я всегда считал, что красное носят только проститутки. – раздался звонкий голос незнакомца.  сказанные им слова, смешались с мелодичным голосом Нико. И хотя Памела услышала обе реплики, ответить она не успела, так как последовавший после поцелуй, так же как  обычно и целовал итальянец, просто не оставил ей никаких шансов для ответа.

А она очень хотела ответить, ибо слова человека в очках звучали  как оскорбление.  Да, это и было самое настоящее оскорбление! Конечно, прежде её никто так не унижал, и при всей своей беспечности и любви к флирту она умудрялась каким-то волшебным образом избегать подобных эпитетов в свой адрес, но сейчас…  Совершенно очевидно, что Памела тут же вспыхнула как свеча, зарделась и подумала о том, что  это Нико ведёт себя вызывающе, а почему-то досталось именно ей.

В тот самый момент атаки Фонтейна продолжались, тем более он как будто не собирался выпускать мисс Свон из своих объятий и даже поцелуи повторялись с завидной частотой, что хватало только дух перевести, не то, чтобы отвечать на реплики незнакомца который, безусловно, не остановился только на одном платье.
- Тебя, смею я полагать, заказали как подарок Арни, что так трудился над диссертацией? Можешь не отвечать,  всё равно это так и есть. И уже начала работать. Браво, браво! Ну что, все в этом мире зарабатывают как могут. А что делать, если умеешь только мужской пол ублажать. Но, может быть и женский! Сейчас всё возможно… – свободной рукой он поправил очки и громко кашлянул. Привлекал внимания.

Ему это удалось: Памела повернула голову, встретилась с незнакомцем взглядом. На вид ему было не больше сорока, немного седины волосах, а так же жёлтая рубашка с коротким рукавом поверх чёрной футболки делали его старше на парочку годков. Его телосложение,  рост, сутулость говорили о многом: что он   трудится  за письменным столом,  не любит свой слишком высокий рост  и скорее всего, неженатый. Пэм смогла углядеть отсутствие обручального кольца на безымянном пальце.

Тем временем ещё одна реплика Нико, на самое ухо заставило  её вздрогнуть и в то же самое время уловить запах вина. Но это была не новость. Они же вместе выпили сразу несколько бутылок! Тут не нужно быть дегустатором, чтобы понять, что с итальянцем случилось тоже самое, как и с  Пэм тогда на кухне - вино ударило в голову.

“Может быть, он, как и я тогда, сказал что думал. Кто знает! А если и так – приятно. Я же думала, что уже всё кончено, но нет… Здорово! Вот почему он весь вечер говорил про Роберто!” – конечно, женщина не знала насколько права, но даже так думать уже было радостно, и хотелось в это верить, тем более Памела всегда была оптимисткой. Её оптимизм омрачал один факт, точнее субъект стоящий сейчас в углу лифта с их лазанией в руках. Она понимала, что хватит одной пощечины, чтобы остановить Нико, и опровергнуть  каждое обидно слово, сказанное в её адрес.  Но тут было одно обстоятельство.

Она любила этого итальянца, даже не могла на того разозлиться за столь вызывающее поведение, во-первых, потому что  обниматься слишком приятно. А потом, она знала, что её пощёчина не только  обидит Нико, но и опозорит в первую очередь перед зрителем. А Пэм уже успела уяснить для себя, что  самоуважение и репутация в его жизни на первом месте.

Тут оставалось только одно: «Я должна поддержать Нико. Надеюсь, что потом он будет мне за это благодарен. Не хочу выставить его на посмешище. Ведь, в конце-концов, так и надо делать с теми кого любишь – всегда поддерживать! А я не пострадаю от того, что кучка людей подумает, что я проститутка…»

Она выдохнула и решительно поцеловала Нико ничего не объясняя ему.

- Uomo del mio sogno... [перевод: «Мужчина моей мечты»]   - повторила она. Рука скользнула вниз по спине Фонтейна и остановилась на ягодицах. Небольшой щипок и Пэм повернулась к незнакомцу. Он, как будто тоже не заметил, что лифт оказался на месте и продолжал высказывать эпитеты в адрес Пэм. Мисс Свон перебила его резко, заговорив не своим голосом. – Эй, мистер! Я беру тысячу долларов час днём, а после заката цена удваивается. Если хотите поразвлечься со мной, свяжитесь с моим сутенёром и обсудите детали с ним. И не обижайтесь, если во время секса назову вас другим именем, с мозгами у меня туго. Всех и не запомнишь!

Она обвила шею Нико руками,  немного эротично подышала ему на ухо, что-то нашёптывая, затем взяла у растерянного соседа лазанию.

- Пойдём, милый! Разбавим этот скучный вечер! –  сладко протянула она и пошла вперёд, потянув за собой Нико.

Отредактировано Pamela Swan (19.05.2013 15:27)

+1

16

Нико очень не любил умалчивать в те минуты, когда есть, что сказать. Не для него были писаны правила хорошего тона, о такте он совсем не ведал, хотя вежливости в нём было достаточно. Итальянец был учтив лишь в те мгновения, когда его устраивало то, что про него говорят. Любое недовольство он выражал громогласно, со всем пафосом и понтами, которыми располагал.
Но в лифте он был слишком увлечён Памелой. Вино помутило рассудок, слегка звенело в ушах. Что именно говорил очкарик, служивший подставкой для лазании, итальянец понял слишком поздно, когда дверь лифта за ними уже закрылась, а незнакомый сосед обогнул их и пошёл вперёд на крышу.
– Пэм, – протянул Нико, остановившись. Он потянул девушку на себя и слегка покачнулся, - Пэм!... Пэм? Подожди-подожди! Что он тебе сказал? Этот прыщ в очках? Пойдём! Надо найти и объяснить, что обижать подругу итальянца не хорошо.
Разумеется, он не имел в виду вежливого разговора. Мужчина скорее подумывал бросить того лицом к обуви Памелы и заставить извинятся. И вот он полный решимости направился к крыше с явным намерением вздуть тому мужчине.
Одно его смущало: он не запомнил его лица, вычислить среди профессоров и доцентов лингвистики и антропологии человека в очках с видом праведного грешника, оказалось делом сложным.
– Возрадуйтесь, грешники! Вас посетил Иисус Христос, божий дар, миряне!!! – закричал итальянец, открывая ногой дверь.
Он действительно иногда считал себя божиим даром для своих сестёр, семьи и для всех своих женщин. Слишком самонадеянно, но в этом был весь Нико.
– Пэм, детка, покажешь, как выглядел тот прыщ в очках? – достаточно громко спросил он у своей спутнице, все ещё не оставляя надежды найти того самого, кто позволил себе обидные слова в адрес Памелы.
В общем-то неважно было кого именно обидел случайный “попутчик” в лифте. Будь на месте девушки кто-нибудь из сестёр или Рейчел, или его дочь, он бы поступил так же.
- А мы не с пустыми руками, - итальянец похлопал по плечу виновника торжества и сунул ему в руки тарелку с лазанией, - Собственного приготовления, caro.
– О, Нико, не ожидал, что ты придёшь, - мужчина средних лет пожал руку нежданному гостю, вежливо улыбаясь. Но при пристальном взгляде можно было легко заметить, что сам-то он был не сколько удивлён, сколько опечален присутствием мистера Фонтейн, - Не представишь свою спутницу?
– Эта девушка не нуждается в представлении, - громогласно заявил Нико, отправившись к бару с напитками. Там нашёл пунш, шампанское и креплённое французское вино, - И нет ничего крепче пойла, которые французы называют “вином”?!
Нико отодвинул в сторону бутылку и направился к выходу. С театральным жестом он остановился на пороге и выкрикнул:
– Ждите здесь! Я принесу настоящее вино!
И Нико направился в свою квартиру за оставшимися бутылками.
Как только за ним закрылась дверь, среди гостей возобновились разговоры. “Иисус Христос?! Вы слышали, как он себя назвал? Вот это самомнение!” – говорила одна женщина невысокая и слегка полноватая.

+2

17

- Сказал, что меня заказали для этого Арни. – Быстро ответила Памела и даже сама удивилась своей откровенности. Обычно это на неё не похоже. Не то чтобы мисс Свон была патологической лгуньей, просто предпочитала не говорить всей правда, веря в закон жизни: «кто владеет информацией, тот владеет миром». Но итальянец спросил резко и очень настойчиво. Памела растерялась и сказала первое попавшееся в голову, а это оказалась правдой. Разумеется, ещё можно было отмахнуться, но это ещё хуже удавалось Пэм. – Решил, что я проститутка…

Ей не очень хотелось жаловаться, но как оказалось, даже немножко приятно, когда за тебя заступаются. По телу разливается такое приятное тепло, чувствуешь себя нужным, понимаешь, что всё-таки кому-то не всё равно что с тобой происходит…  Но в этот же самый момент Памела вспоминает слова подруги. Они разоткровенничались тогда, и она ей дала один совет, стоящий совет. Алисия всегда говорит очень умные вещи.

«Я вот что думаю, Памела, тебе нужно перестать принимать подарки от мужчин. Или хотя бы снять свою квартиру.  И тогда у тебя будет то место, куда ты сможешь вернуться в любое время. Пусть не пентхаус, но за свои деньги, понимаешь?» – вспомнились слова Лили. Памела задумчиво положила руку на плечо итальянца и передала тому блюдо с едой. «Она это имела в виду? Она хотела мне сказать, чтоб я была самостоятельной и независимой от мужчин? Престать принимать подарки? А помощь? Она про это не говорила ни слова!»

Если бы была возможность, мисс Свон бы набрала Алисию. Телефон был в сумочке, а её так любезно вернул Нико, но уже было поздно, а Лили рано ложилась спать и потом, не самое подходящее время для звонка. Нужно было решаться: принимать помощь мистера Фонтейна или же нет.

Другой давящий фактор – время. Пэм понимала, что слишком затянула с ответом, без видимых причин. Чтобы хоть как-то оправдаться она принялась стирать с лица и шеи Нико собственную помаду. Она поймала взгляд итальянца и весело улыбнулась ему.

- Ну вот, так лучше, caro... – сказала она, поправляя смятый ворот рубашки. Её всё ещё терзали сомнения, поэтому в голос зазвучал тихо. – А теперь, можно идти.

Они всё-таки дошли, два пролёта оказались безопасной зоной, и Пэм только пару раз подвернула ногу лишь о того, что не сразу ступала на ступеньку. Блюдо нёс Нико, а он был стоек и подхватывал женщину, каждый раз вовремя. Мисс Свон только смеялась и с улыбкой пожимала плечами.

Впрочем, дальше, Памела уже была почти готова к тому, что их появление нарушит размеренный ход вечеринки. Нико лёгким движением ноги и парой слов привлёк внимание к своей персоне. Звучало это надменно, но окружающие с таким удивлением смотрели на итальянца, будто действительно перед ними был сын Господа. Памела подумала о том, что хорошо бы и ей чего-нибудь этакое сказать, чтобы поддержать Нико, однако взгляды, прикованные к незваным костям, сковывали движения. Она только и смогла, что улыбнуться. Да и та больше была похожа на оскал. Так уж случилось, что после одного случаю из прошлого Пэм она стала сильно нервничать, если на неё смотрело больше трёх пар глаз. Причем, в зависимости от числа глаз волнение росло в геометрической прогрессии. Единственное, что спасало её в подобных ситуациях, это флирт. Увидеть смущение в чьих-то других глазах – лучшая вакцина, пускай действие её недолговечно.

- Тот, что стоит в дальнем углу и болтает с девушкой. – пробормотала Памела и снова улыбнулась всем присутствующим. На этот раз улыбка получилась в какой-то степени игривой, но даже так Пэм была довольна собой, так как знала, что очень скоро волнение должно пройти, да и выпитое вино очень помогало.

- Памела Шерри Свон. – Они пожали друг другу руки, Пэм нарочно сделала, чтобы рукопожатие с её стороны был слабым: лишь слегка пальчиками сжала ладонь Арни и тут же убрала руку. – Для тебя я просто «Пэм», красавчик.

Она подмигнула виновнику торжества, но ответная реакция оказалась самой непредсказуемой. Обычно случалось так: мужчина начинал сам флиртовать с Памелой, те кто не страдал низкой самооценкой быстренько распускал руки, но в этот раз Арнольд безо всяких объяснений развернулся и ушел.  Пэм даже моргнула от удивления.

“Ну ладно…” – сказала она и направилась в другую сторону. Но и там ещё ждало разочарование: собеседники, двое мужчин с сигаретами в руках, скомкано отвечали на её вопросы и разговаривали о чём-то своём. Как ей показалось, даже на другом языке! На деле же они просто обсуждали диссертацию Арнольда. Памела быстро заскучала и отправилась на поиски новых собеседников, но и в этот раз ничего не удалось, а потом ещё и ещё раз.

Так Пэм оказалась в тот самом углу, где курил её старый знакомый из лифта. Она слабо улыбнулась ему и встала рядом.

- Маркус Бехштейн. – Первым представился он.

- Памела… – Слабо отозвалась она, зная, что в этот раз получиться так же: он быстро распрощается и уйдёт. Она вообще начинала думать, что с этими ребятами что-нибудь не так и, может быть, противоположный пол их всего-навсего, не интересует? Не может же быть такое, чтобы никому не приглянулась Пэм, так чтобы даже отказаться флиртовать с ней? Именно такие мысли одолевали молодую женщину, но было это ровно до тех пор, пока «Подставка для лазании» грузно не навалилась на неё, а в правую руку он сунул тысячедолларовую купюру.  - Ах!

Памела сдавленно вскрикнула и, прогнувшись назад через перилла удивленно посмотрела на него.

- Чего? Ещё не закат! – спокойно ответил он.

0

18

- Io mi sono un poveretto senza casa e senza letto.
Io mi sono un poveretto senza casa e senza letto.
Venderei i miei canzoni per un sol piatto da maccheroni.
Venderei i miei canzoni per un sol piatto da maccheroni1
, - напевал Нико, спускаясь за вином.
Ему вспомнилась эта песенка из детства, хотя ничего не предвещало тех самых макарон. Однако он понимал того парнишку. Сам до сей поры готов отдать душу за бабушкины макароны, а если с пастой, то уже и не только дом с балконом, но свой любимый Альфа Ромео.
В квартире выяснилось, что они на пару с Памелой раздавили не много ни мало четыре бутылки вина. Нико два раза пересчитал количество пустых бутылок и залпом допил пятую прямо из горла. Подхватив, оставшиеся две бутылки, он направился к выходу. По пути он споткнулся о котёнка, который уже видно выспался и с любопытством шарил по квартире.
Итальянец ругнулся на него или на неё (до сих пор было неизвестно какого пола это чудо), отодвинул ногой в сторону и продолжил путь. По дороге ничего не случилось, если не считать того, что ему пришлось слишком долго ждать лифта и он едва ли не разбил одну из бутылок о перила, когда миновал последний пролёт.
– А вот и настоящая выпивка!!! – закричал Нико, поднимая вверх руки. Он направился к бару, одновременно пробегая глазами вокруг гостей. Итальянец искал Памелу. Хотел поделится открытием сколько они выпили вина и просто поболтать о жизни, о тех снобах, которые скверно умеют развлекаться.
Когда он обнаружил Памелу, то замер на месте, так и не отдав бутылки бармену. Если бы она была не одна, Нико проглотил. Но на девушку навалился тот самый прыщ в очках, который им любезно подержал лазанию в лифте. Видимо хотел получить услугу за услугу, но явно, что наличные ему были не нужны.
Он не ревновал, а не любил, когда кто-то пытался занять его место. Нико называл это так. Если бы он увидел Рейчел в компании некого блестящего от лоска богатея или кто-нибудь бы стал опекать одну из его сестёр, итальянцу это бы не понравилось так же как и сия картина.
А причём здесь Памела? Хороший вопрос. Оказывается она тоже стала частью его жизни. Пока он не знал, какую роль она займёт, но очевидно – значимую. Потому, что ему не жалко было даже бутылки любимого итальянского вина, которая с шумом разбилась у ног Памелы и очкарика.
– А следующая может случайно попасть по голове, - негромко добавил Нико, делая не мало шуму.
Он всё сделал в своём стиле – громко, ярко и с пафосом. Правда пришлось пожертвовать бутылку вина и собственные брюки. Вряд ли можно вывести красные пятна. Гости прервали свои разговоры о политике, науке и обратили взгляд к углу площадки.
Нико сжал Памеле запястье, вырывая её из объятий незнакомца.
- Идём, - бросил он ей, напряжённо наблюдая за каждым действием соперника. Кем же он ещё был? – Нам не зачем оставаться там, где хозяева настолько негостеприимны.


1Я живу среди развалин. Чаще весел, чем  печален.
Я живу среди развалин. Чаще весел, чем  печален.
Стол,  кровать и дом с балконом отдал охотно б за макароны.
Стол,  кровать и дом с балконом отдал охотно б за макароны.

0

19

«У всех, конечно, разное воспитание и образование. А ещё чувство юмора… Так мы отличаемся друг от друга…. Просто учёные все эти – они другие, не хуже, просто другие!» – так Памела Свон, пыталась убедить себя в том, что поведение Маркуса было нормальным. Но на самом деле она пыталась убедить себя в том, что слова учёного были шуткой или неудачным комплиментом. - «Это же не может быть правдой?! Он серьёзно решил, что я профессионалка в этом деле?!»

Как уже говорилось ранее, Пэм была оптимисткой и верила в то, что мир состоит больше из хороших людей, нежели из плохих. Таким образом, она и искала в каждом событии, особенно в самом неприятном, нечто хорошее. Удавалось не всегда. Сегодня как раз был один из таких случаев: никак не находились аргументы в пользу того, что это была шутка. Тысячедолларовая банкнота жгла ладонь, и от этого становилось только хуже.

Громкое появление Нико на арене только усугубило положение. Если честно, Памела не очень-то хотела, чтобы итальянец знал, за кого её приняли  на этой вечеринке. Она сама до сих пор не понимала, задавала себе вопросы: «Но почему?», «За что?» и не находила ответов.

Разумеется, в таком положении, стоя перегнувшись через перила, наблюдать эффектное появление было не очень удобно, да и потом, она была слишком удивленна и никак не могла принять сей факт, что оказалась вдруг в глазах других мужчин проституткой. Сейчас её это больше заботило, чем яркий жест со стороны Нико, когда он увидит их вместе.

- Что-то не так? – переспросил удивлённый Марк. Памела отметила про себя, что тот слишком спокойно отнёсся к тому, что на вечеринку пригласили девушку лёгкого поведения. «А как же, мораль? Этика?»

- Слушай, Марк… – осторожно произнесла Пэм и смогла высвободиться из объятий учёного. Немного поправила завивку, растрепавшуюся после поездки в лифте и других приключений, и хотела объяснить, что она шутила, тогда, в лифте. Но бутылка, разлетевшаяся вдребезги  у ног Бехштейна, лишили дара речи. Да, слишком громко, ярко и так, чтобы заметили другие – Нико Фонтейн как всегда в своём стиле. Когда он подошёл, Пэм почувствовала запах вина, впрочем, и она сама выпила немало. Только всегда такое бывает: если немного перебрать – настроение становиться скверным, потому что уже невозможно себя контролировать. Разумеется, мисс Свон даже не задумывалась о том, что это значит. Не трудно, ведь догадаться, так?

- Нико, он… он… случайно, совершенно случайно решил, и всерьёз так решил, что я проститутка. Вот мой первый гонорар! - Она рассмеялась и помахала тысячью долларов перед глазами Нико. Но очень скоро поняла  - шутка неудачная, да и никто не оценил этого. Пэм сунула, деньги назад их обладателю, Маркусу и отвела его в сторонку.

- Слушай…. – выражение лица изменилось. Памела побоялась, что всё испортит и поэтому задумалась над тем, что хотела сказать. А хотела она сказать следующее: «Зачем ты это делаешь?! Я пытаюсь забыть тебя хоть как-то, но, наверное, тебе нравиться меня мучить! Зачем ревновать меня, если между нами всё в прошлом?!»
Тут главное не испугаться и всё высказать, но Пэм испугалась. Она натянуто улыбнулась и произнесла совершенно другое, а то, что её действительно тревожило, спрятала в дебрях своей души и пообещала разобраться в этом позже. Тем не менее, изображать радость сейчас было сложно, а нервы у Памелы были уже не такими прочными. Она спрятала дрожащие руки за спиной и ещё раз улыбнулась, отметив про себя:
«Жаль, тут не с кем пофлитовать – это бы мне живо помогло!»

Она ещё раз подумала, что вечер получился хорошим и, значит, его остаток надо провести достойно.

- Нико, забудь ты про него! Мне не стоило так наряжаться! И я не хочу уходить, если честно, я никогда не тусовалась среди профессоров и учёных, а ты? Давай просто веселиться, и разбавим этот скучный вечер! – мисс Свон боялась, что не убедила итальянца этими словами, всё-таки он был слишком упрямым и чтобы хоть как-то подтвердить всё на деле, она налила в свободный фужер еще вина и взобралась на пустой стул.

Традиционный при тостах звон хрусталя  привлёк внимание. Она откашлялась, улыбнулась и…
- Я поздравляю Арни! Диссертация стоящая вещь! Ты должен собой гордиться – это круто! Поднимем бокалы за это! Чин-Чин!
Когда Пэм вернулась к Нико, она не была уверена ни в правильности сказанного, ни в эффективности призыва к веселью. Но «чин-чин» повторило большинство и некоторые даже рискнули попробовать стряпни Нико и вина. Что же, может быть всё не так-то и плохо?!

Памелу всегда отличал неиссякаемый оптимизм.

0

20

Нико не мог назвать своё поведение ревностью. В отличие от мнения большинства, он не считал своё поведение ревностью. Скорее всего, сюда больше подойдёт такое слово как «забота». Конечно же, о Памеле. Большинство присутствующих решили, что пока Нико ходил за вином, Маркус подбивал клинья к чужой девушки. И вот вернулся ревнивый жених, парень муж, кто угодно и не заставил себя ждать.
Итальянец же не считал Памелу своей девушкой, даже если бы его кто-то спросил сейчас. Да, всё в прошлом и они расстались. Но он не мог в односчастье  обрубить все концы, сжечь мосты и распрощаться. На память нужно сделать девушке хороший подарок и убедиться, что она будет в достатке после разрыва и не станет переживать серьёзного кризиса.
Единственное, не учёл с Нико, что его так называемая “забота” только больше дарила Памеле надежду. Возможно, девушка и сама бы рада расстаться, но внимание итальянца всё портило и дарило ей лишь надежду, которая не оправдается.
Наверное, он перегнул палку. Потому, что даже Памела удивилась тому, что Нико за неё вступился. Она была в своём репертуаре.
“Пэм, как можно быть настолько наивной? Неужели, это и есть тот самый самообман, к которому склонны все дамы, по словам Нессы?” – думал итальянец слушая девушку в пол уха.
Он смотрел по сторонам, рассматривал гостей. Вот так его вспышка гнева прошла. Да, в подвыпившем состоянии он был довольно импульсивен. Памела в этом убедилась дважды. Нико решил остаться. Потому, что если уйдёт, выставит себя снобом. А в данном случае, в не слишком трезвом состоянии, его это волновало не меньше.
- Да, Арни, ты чертовски крут! – вставил слово Нико в тост своей бывшей любовницы.
Страсти утихали. Даже Маркус больше не пыжился и не изображал из себя обиженного. По мнению Нико, он последние двадцать минут только этим и занимался. Итальянец тоже решил забыть неприятный инцидент, признавая, что громковато всё вышло. Можно было бы и потише.
Но оба, не смотря на молчаливый мирный договор, избегали общества друг друга, словно до сих пор обида ещё не прошла. Оно и ясно. Кому же хотелось извиняться? Оба были слишком гордыми для этого.
– Вы теперь работаете секретарём у дипломата, bella? – с улыбкой спросил Нико, обнимая Памелу за плечи, - Я что-то пропустил? Когда ты успела стать миротворцем?
Он поцеловал девушку в щёку, рассмеялся и осушил очередной бокал. Потом он решил пойти в бар за добавкой, хотя уже и так изрядно выпил.
По пути он столкнулся с группой людей и решил вклиниться в разговор. Обнаружит приятное открытие. Эти заучки оказались отнюдь не занудами. Один из них писал диссертацию об итальянском фольклоре. Нико с большим удовольствием поговорил с ним на родном языке.
Но никак не давалось имя. Нико переспрашивал три раза  в течении всего разговора.
– Как тебя ещё раз зовут?
– Ян, – в который раз повторял новый знакомый.
– Ян… ты – молодец, что учишь итальянский. Весь мир должен гордиться Италией за наше вино, Пикассо, Рим и Венецию!
Потом Нико похлопал его по плечу и таки дошёл до бара.
Тем временем некоторые из гостей решили играть в покер и среди них был Ян, Маркус и Арни.
– Как насчёт покера? – спросил Ян у Нико на чистом итальянском.
– На что играем? – он охотно занял свободный стул и взял в руки карты, уже по-английски.
Кто-то сказал, что можно поставить по пять долларов, но Нико не хотел связываться с деньгами. Отчасти потому, что все остались в квартире.
– Давайте лучше на раздевание! Деньги – это зло. Никто же не хочет, чтобы наш чудесный праздник закончился дракой, верно? – пришлось немного поуговаривать дам, но всё же желающие нашлись.
– Cara, играешь с нами? – обернулся Нико и поинтересовался у своей спутницы.

+1

21

Что делала Памела после того, как спустилась со стула? Улыбалась, попивая «Монтегуэлфо». Красное полусухое вино пришлось по душе и этот факт сильно удивил мисс Свон, она всегда предпочитала полусладкое, но сейчас, настроение было слишком хорошим. Пэм была в центре внимания и выпила достаточное количество вина, а ещё Нико домогался до неё в лифте…. Как оказалось, для счастья нужно очень мало. Сейчас её переполняла какая-то глупая радость, когда просто невозможно не рассмеяться. Конечно, Памела должна была признать, что всё это призрачно, в итоге, мужчина её мечты рано или поздно расстанется с ней и вот тогда будет плохо. Но осознание этого неприятного факта придёт утром, а сейчас…

Сейчас ей было просто весело, и Памела ощущала некую лёгкость о того, что проболталась о мечте на кухне у Фонтейна. Как истинная оптимистка она решила, что тут есть и положительная сторона: “Ведь недаром же говорят, что степень болезни человека определяется количеством его секретов?”

А в её случае на один секрет меньше. Мисс Свон вздохнула и радостно улыбнулась. Поистине, редко кому удаётся застать эту искреннюю улыбку, которая совершенно точно отличается от других её улыбок, которые были отрепетированы ещё в юности перед зеркалом.

- Я просто хотела поздравить Арни! – Она весело рассмеялась вместе с ним и пожала плечами. После ухода Нико в бар ей оставалось только улыбнуться, оглядеться по сторонам и заметить, что сейчас всё иначе, как-то лучше, радостней и веселей. Улыбка не желала идти с лица, Пэм перестала пытаться скрыть свои истинные эмоции. Не с умыслом. Ей было комфортней, если искренность остаётся твоей тайной, но вино делала вещи проще.

С другой стороны, Памеле стоило подумать о том, что, может быть, вещи всегда были такими простыми, может быть, это она сама настойчиво осложняла себе жизнь и находила в этот смысл? Но, неважно! Ей уж точно сейчас было не до размышлений о смысле жизни, тем более, когда один из гостей предложил Пэм выпить на брудершафт.

- А тебе уже можно пить вино? – протянула Памела, разглядывая своего нового знакомого. Ник, как  тот представился, был сыном одного из гостей вечеринки и хорошо знал того, кто её устроил. Учась в выпускном классе, он говорил, что мечтает отправиться в путешествие по Европе,  но родители, полагала Пэм, хотят, чтобы он пошёл учиться в колледж. Долговязый, выше Пэм на несколько дюймов, он выглядел старше своих лет и, в общем, держался слишком свободно среди людей, старше его на десяток, и более, лет.

- Эй! Мне уже восемнадцать, и это только вино! – Его лучезарная улыбка безо всяких сомнений затмила Пэм, которая считала себя пару минут назад абсолютно счастливой.

- Извини, но одной бутылки для вечера довольно… – грустно сказала она и ободряюще похлопала Ника по плечу. Сама же невольно посмотрела в сторону Нико Фонтейна.

“Отказаться пить на брудершафт…” – да, оставалось признать, что сделала она это отчасти из-за вопроса, который мисс Свон задавала себе не один раз: «Что он подумает обо мне?»

В ту самую минуту, когда она наблюдала за тем, как мужчина её мечты безмятежно беседует с парой профессоров из университета и вслушивалась в обрывки фраз, звучащих на итальянском, она вспомнила Алисию Веласкес и её речи о независимости. К сожалению, не слишком трезвый ум Пэм истолковал их себе иначе и она решила, что имеет полное право делать всё что захочет.

«Мне стоит поговорить с Ником. Он единственный, кто обращает на меня хоть какое-то внимание! Кстати, где он? Надо его найти…» – думала Пэм, осушая очередной бокал. Как раз в этот момент прозвучало приглашение сыграть в покер. Безусловно, Нико Фонтейн в своём репертуаре: на деньги не интересно, а без ставок скучно!

- Мне плохо удается блеф… – растерянно пробормотала она, всё ещё отыскивая глазами этого парня, с которым распрощалась больше десяти минут назад. - Я пас. Могу только подсказывать тебе, caro.

Последние слова она произнесла совсем шёпотом, чтобы были слышны только мистеру Фонтейну. И да, она ещё пыталась найти глазами Ника, хотя сама с трудом могла себе объяснить, зачем это делает. Она же хотела совсем иного!

0

22

– Я буду вам очень признателен, – так же шепотом отвечал мистер Фонтейн своей очаровательной спутнице, которая мистическим образом угадывала его идеи.
Нико не хотел проигрывать. В нём говорили итальянские корни. Лучше быть во всём правым, всегда на коне, чем допустить поражение. Пусть даже в картах. Причины для беспокойства были и не маленькие – кругом собрались интеллектуалы, которым, скорее всего, были знакомы все приёмы блефа благодаря своей любознательности. При Нико оставалось только актёрское обаяние, которое всегда его выручало. Но будет ли этого достаточно с такими сильными соперниками?
Нико редко играл в покер потому, что всё свободное время уходило на свидания и футбол. Однако, покер на раздевание – обещает быть весёлым. Один из игроков, некий молодой парнишка, имя которого итальянец не знал, предложил писать на кусочке салфетку тот предмет одежды, который нужно снять проигравшему. Это будет вместо ставок, а победитель выбирает из предложенных вариантов и проигравшего.
Идею приняли на ура, а Нико тем временем пытался вспомнить комбинации, считая их основными в игре:
“ Стрит-флеш - пять карт одной масти подряд, то есть – три, четыре, пять и так далее… Повезёт если флеш рояль. Каре - четыре карты одного достоинства и одна дополнительная карта или "кикер". Фул-хаус - три карты одного достоинства и две другие карты одного достоинства… Что же ещё? Не помню. Ладно, этого хватит”,  -  а теперь Нико положился на удачу и Памелу, которая обещала ему подсказывать.
– Никто не желает ещё вина? – Нико со свое фирменной вежливой улыбкой оглядел игроков.
– Ваши ставки господа, - произнёс Арни, которому доверили роль раздавать карты. Нико промолчал только потому, что это был его праздник. Но больше ему внушал доверие тот, кто изучает Италию. Нико снова забыл его имя, чертовски простое, - А, Нико, я бы попробовал тво вино. Ещё не представилась возможность.
И он хотел встать, но итальянец его остановил, надавив на плечо.
– Не стоит Арни. Памела, ты ведь всё равно не играешь? Не принесёшь ли вина из бара? – и вот сейчас должна начаться ей помощь. Незаметно пройтись за спинами играющих, подсмотреть карты и сообщить Нико жестом, пока никто не видит.
Конечно же, была вероятность, что заметят другие, кто так же как Памела воздержались от игры в покер. Но кругом была музыка, разговоры людей, которые посчитали игру в карты скучным занятием. Слишком много шума и движения, чтобы следить за одной девушкой, которая безусловно была очень красива.
Но в этом-то и было небольшое преимущество у Памелы. Её яркий наряд и макияж привелкали взоры, но отвлекали от того, что она делала.
Между тем, за карточным столом завязалась беседа об египетских пирамидах, как долго они ещё протянут. Нико лишь кивал в ответ и внимательно следил за подсказками своей спасительницы Памелы.

+1

23

За то время, пока шла игра в покер Памела ещё больше убедилась, что люди с высоким уровнем IQ интересные, общительные и немного самовлюблённые. Впрочем, и интеллектуальная беседа не была скучнейшим действом. Вышло совсем не так как она предполагала: им с Нико пришлось поддерживать беседу о пирамидах и итальянском фольклоре, находить что ответить на заковыристые и сложные вопросы, а так же задавать нечто подобное своим собеседникам с различными учёными степенями.

«И кто сказал, что в таких компаниях скучно?»  – размышляла Памела, потягивая вино за наблюдением компании игроков в покер со стороны.  -  «Наверное, тот, кто так решил, был ботаником или ненавидел учиться. Да учёба… Никто не любит учиться. Все думают, что это противоположное веселью, но на самом деле ли всё именно так? Вот я…  Все, наверное, думают, что в такую «милую и прекрасную головку» не влезет ничего кроме  номера мобильного телефона случайного знакомого. В общем, могу биться об заклад, что меня тут считают не слишком умной. Наверное, те, кто уже заметил меня, считают, что тут скучно, но нет! Это увлекательно! И кто сказал, что лишний шум залог успеха?  А ведь с другой стороны, выглядеть так это очень сложно! Нужно о стольком помнить, ничего не забывать…»

Памела прекратила свои размышления, которые были, скорее вызваны излишками спиртного, нежели истинными переживаниями и прислушалась к разговорам за игровым столом.

- Вода в Ниле слишком солёная теперь. А соль разрушает камень. Да-да! Уже давно установлен тот факт, что пирамиды пьют воду из Нила?...  – неторопливо рассуждал один из игроков. С Пэм они были не представлены друг другу, и поэтому она не имела ни малейшего понятия с кем говорит.

- Одну минуту. – Памела улыбнулась. Не сказать, что улыбка была натянутой – ей тут было весело. Нужно было признать, что вечер вышел отличным уже сейчас, даже не обращая внимания на то, что будет в будущем.

Мисс Свон взяла вино, и умело принялась разливать напиток богов по бокалам, заглядывая каждому в карты. Самое сложное тут – не пролить вино. Мысли были заняты совсем не тем, да и мыслить ясно не слишком удавалось.

Она показала комбинации «Две пары» и «Кары» при помощи пальцев. Подходя к Арни, она изрекла следующее:
“Я думаю, у пирамид НЕТ ШНАСОВ на выживание” – интонационно подчеркнув последние два слова.
Однако, она была не слишком осторожной и завалилась, когда таки пролила вино на карты Арни, виновника торжества. Её засекли, когда та виновато улыбалась, глядя не на Арнольда, а на Нико. А итальянец,  в свою очередь, смотрел на Пэм.
За столом поднялся шум, который отчего-то сильно развеселил Памелу. Она лучезарно улыбалась и невинно хлопала ресницами.

0

24

Нико с долей удивления наблюдал, как Памела втянулась в его авантюру. Он ошибочно полагал, что она не способна на риск. Та девушка, которую Нико знал раньше, была робкой и несмелой, умела лишь щебетать, скрывая за беззаботным смехом свои страхи и фобии. Прежняя Памела ни за чтобы не полезла по карнизу за котёнком, смутилась бы, когда в лифте её приняли за путану и ни за что бы не согласилась принять участие в блефе.
“Это я так плохо на неё влияю или Роберто?” – теперь Нико думал о том парнишке ровно столько же, сколько и о Памеле. Теперь он чувствовал, что должен “передать” бывшую возлюбленную только в надёжные руки, а бедный бразилец не причислялся к их числу.
Так или иначе, но итальянец успел обыграть всех ботаников, сидящих за столом один раз. Памела помогала так, будто всю жизнь этим занималась, но судьба в очередной раз доказала, что везение вечным не бывает. Вино, его любимое вино сыграло с ним плохую шутку. 
– Нико, это нечестно! Ты блефовал, а она выдавала тебе все наши карты, – поднялся Арни, не обращая внимания на пятно. Вокруг стола быстро столпились зрители. - Мы так не договаривались!
– Перед началом игры кто-нибудь говорил о честной игре? Что-то не припомню, - сохраняя спокойствие, отвечал Нико, покручивая в руках карту.
– Это само собой разумеющееся, как соблюдение этических норм в обществе!
– Тогда считай меня тем хулиганом, которому плевать на этические нормы, – ответил Нико, подавшись немного вперёд. – И что вы предлагаете? Устроить на столе стриптиз в знак извинения?!
Кара показалась Нико настолько смешной, что он рассмеялся, но кажется, другим обитателям очень понравилась эта затея.
  - Не ты, а она! – улыбнулся Арни под оживлённый шепот друзей.
– Вот ещё! – вспылил Нико, соскакивая со своего места. Он опрокинул стул, - Она даже не играла! С какой стати она должна танцевать на столе? Пэм не какая-нибудь стриптизёрша!
В нём опять проснулась ревность, а если быть точнее, то гнев. Памелу здесь не уважали, считали вроде красивой мебели, которая ещё и очень сексуальна и не более.
– Да? А так сразу и не скажешь! – это было последней каплей. Нико схватил Арни за воротник через стол и притянул к себе, насколько это было возможно.
– Не смей так говорить о Пэм! -  говорил Нико медленно, не сводя с Арни испепеляющего взгляда.
Попутно он заглушал чувство вины. Сам же считал Памелу легкодоступной, поверхностной, неглубокой, просто игрушкой, с которой не нужно напрягаться. Вскоре он увидел насколько он был не прав, и увиденное его сильно удивило!

+1

25

- Мррр... Мур... Мряв... - Лаки медленно поднимался по ступенькам вверх на шум, творящийся на крыше. Если честно ему стало очень скучно и сейчас его персоне нужно было внимание. Да, время от времени даже кошкам нужно внимание. Настолько, что даже приходится делать над собой усилие и подниматься вверх по ступенькам.

Конечно легче было взывать лифт. Но! Лаки не умел. Он видел как его прошлая хозяйка нажимала на кнопку лифта. Но она была высоко, поэтому он только посидел перед дверьми чудо-устройства, и когда совсем надоело ждать решился даже подняться по ступенькам. Через четыре пролёта котик вдруг понял: "запрыгнуть на эти плоские штуки, за которые держаться люди - так удобней!"

Так и поступил. Расстояние до крыши преодалелось влёт. Но закрытая дверь ещё хуже чем ступеньки. Лаки был маленьким толкать дверь головой или лапой не по силам, и откуда знать коту, что эту дверь тянут на себя?

- Мяу! Мяу! Мяу! Мяу! Мяу! Мяу! Мяу! Мяу! Мяу! - мяукал он настолько громко, насколько позволял его тоненький голосок, но его не услышали. Промяукав добрую половину часа Лаки устал и обиженный на всё человечество расположился у дверей. Но только он растянулся, чтобы заснуть, как какой-то осёл, как позже охарактеризовал для себя котик, дал дверью ему под зад.

- Шшшш! - зашипел он после того как боль в хвосте прошла и принялся мстить. Он запрыгнул на плечо того самого "осла" и вцепился своими коготками в него. Теперь закричал он и забежал откуда пришёл -  на крышу. Довольный своей работой Лаки спрыгнул на землю и важно зашагал среди людей, принюхиваясь в поисках знакомых запахов.

+2

26

«Прости, саro, я сделала всё что смогла» – говорил виноватый взгляд Памелы Свон. Она, ведь и впрямь решила, что виновата в том, что обман раскрыли. В то время, пока Нико прирекался с другими учёными и называл себя «хулиганом, которому плевать на этические нормы» Пэм попробовала представить что бы сделала Алисия, если бы оказалась на её месте.

«Ой нет! Лили бы ни за что не оказалась в таком положении как я сейчас. Она не блефовала бы. И не пошла на свидание с Нико вообще. Так или иначе, она отговаривала меня! Но, она бы всё равно вступилась за Нико и пусть он правда блефовал…» – вот так мисс Свон решила вмешаться в ссору, не знаю чем обернётся ей это вмешательство пару минут спустя.

- Это не он! – произнесла она и так привлекла внимания большинства игроков покера, повскакивавших со своих мест. - Это я… предложила.

Последняя часть фразы прозвучала чуть тише, недели начало. А ведь если задуматься, то это была правда. Никто же не заставлял её предлагать помощь, а затем соглашаться на авантюру итальянца. Это же был её выбор, и больше ничей.

Тем временем стычка между итальянцем и другой, обманутой, частью игроков в покер набирала обороты, а вмешательство Пэм как будто никто и не заметил. Она уже было решила, что её никто не слышал и хотела повторить сказанное, пока Арни не изрёк вот что:

«Не ты, а она» – для Пэм, которая не вслушивалась в слова и больше думала о том, не глупо ли она выглядела, когда сказала, что сама предложила блеф, эти четыре слова не значили ровным счётом ничего, зато остальным…. Стоило виновнику торжества сказать это, как послышался  оживлённый шепот других игроков, а Нико моментально вспылил.

- Стриптиз на столе? – повторила Памела, удивлённо вскинув брови. - Мне? Мм… А чаевые будут?

Как обычно, Пэм говорила, а потом думала, хотя ей шутка показалась удачной и она сама же над ней посмеялась, подумав о том, что может быть так получиться им всем избежать стычки.

«Вот Лили умела разрядить обстановку…» - грустно подумала Памела, наблюдая как лица окружавших её мужчин стали ещё серьёзней. Нико вспылил не на шутку, а сама мисс Свон поняла, что сейчас как раз такой момент, когда у неё совсем не осталось выбора.

- Не надо, всё в порядке, я… – она испуганно вскрикнула, когда почувствовала, как нечто коснулось её ног. Наклонившись, она увидела, что это Лаки, их кот, которого спасла Памела. - Ой, смотрите, это Лаки! Мы спасли его этим вечером, он был на балконе соседской квартиры. Никто не знает, чей он? Может тут есть его хозяин? 

Мисс Свон взяла кота на руки и принялась его гладить по спине, попутно показывая кота всем вокруг.

0

27

Хоть Нико и не любил животных, но это серое чудовище спасло его и вечер от драки. Лица остались непобитыми, а неприличные слова – невысказанными. Кот шагал между людей как голливудский актёр с “Оскаром” в руках по ковровой дорожке. К тому же Нико был по натуре задиристым, но отнюдь не самым лучшим драчуном. Гораздо лучше у  него получалось гонять мяч по полю, а ещё больше – болеть за итальянский клуб на стадионе или перед экраном телевизора.
– Какая милашка! – первой потянулась к котику миловидная барышня средних лет, - Неужели его и правда мог кто-то выгнать на улицу, а Лаки? Может ты сбежал?
Она почесала животному за ухом и погладила по спинке. Потом Арни отпрянул от Памелы как от прокажённой со словами:
– Уберите животное!  У меня аллергий на шерсть!
Нико сдержал улыбку. Вот оно – оружие против назойливого очкарика и их спасение. Поправляя ворот рубашки, он отметил про себя:
“Я накормлю этот комок шерсти щедрым куском лазании, если сейчас получится улизнуть, пользуясь случаем”.
Хозяина не нашлось, но многие с большим удовольствием гладили Лаки, называя его самым красивым котиком. Теперь даже Нико стал считать, что это животное им послал сам Господь. Иначе бы гости наблюдали за стриптизом на столе или за дракой – а может быть сразу за двумя событиями.
– Он тоже испугался, но сидел смирно, пока не оказался в квартире, а потом – его было не удержать! – Нико тоже включился в общую беседу, изображая любителя животных. Даже не побрезгал тем, что погладил кота с почти искренней улыбкой на губах.
– Ну ладно, уже поздно и Лаки пора спать, - немного погодя спохватился Нико, когда кот начал нервничать от людского внимания и вырываться из рук Памелы, - Нужно его накормить ужином! Лаки, скажи пока своим новым друзьям!
Пользуясь общим замешательством, Нико взял Памелу за локоть и вывел за дверь, которая выводила на крышу. Почти бегом он направил вниз по лестнице к лифту и ударил по кнопке вызова, опасаясь того, что Арни, который не находился под чарами этого омерзительного создания очнётся первым и побежит следом.
Но нет – они оказались в лифте. Все втроём. Двери закрылись и итальянец выдохнул. Затем широко улыбнулся Памеле и крепко обнял её за плечи.
– Гляди-ка этот отвратный кот всех спас. Ему… забыл имя… имениннику незачем было бы вспоминать о драке, - говорил Нико, даже перепутав от радости события – то был совсем не день рождения, - Не думал, что скажу, но я обожаю его, твоего кота в смысле.
Они опустились на два этажа вниз и Нико с досадой добавил:
– Дьявол, лазания и вино остались у ботаников!
Да, было жаль оставлять неким акулам просвещения вкусности, но спасённый вечер, честь Памелы и лицо Нико были важнее. Согласны?

+1


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » Квартира Нико Фонтейна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC