Cкрипты, шаблоны, курсоры, часы и знаменитости.
Вверх страницы

Вниз страницы

Barnaby Woods

Объявление

1-й Контент
2-й Контент
3-й Контент
4-й Контент

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » Как мы встретились снова. 20 сентября 2011 [finished]


Как мы встретились снова. 20 сентября 2011 [finished]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Дата и время: 20 сентября 2011 год
Место: магазин одежды
Участники:

.pic

.name

.gender

.age

.other

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/avatars/images_zpsc7a3fa85.jpg

Niko Fonteyn

male

35 y.o.

эксперт по безопасности в Exxon Mobil

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/vIxMOF.jpg

Victoria Maria Mason

female

34 y.o.

преподаватель балета

А так же персонал магазина.
Краткое описание отыгрыша:
После той ссоры пары Виктории и Натана, причиной которой стал Нико, прошло довольно прилично времени. Все уже успели успокоиться. Во всяком случае сенсей и балерина снова находятся в мире и согласии. Но не долго музыка играла и вот в очередной раз на горизонте появляется мистер Фонтейн. А судьба, словно издеваясь сталкивает его с Викторией снова в магазине. Кажется вы, мистер Фонтейн, хотели приодеть эту даму? Что ж... Карты вам в руки

0

2

Как ни крути, но каждая женщина хочет чувствовать себя женщиной. А именно желанной, привлекательной и красивой. Особенно в свой день. День своего рождения. Так уж случилось, что Виктория Мария Мейсон, несмотря на все свои довольно консервативные взгляды во всем, все же избрала для себя путь похода по магазинам в преддверии дня рождения. Разумеется Натана с собой она брать не захотела в гуманных целях, предположив что мужчина предпочел бы почитать свои философские книги или в очередной раз размяться чуть не снеся половину мебели. Поэтому объяснив свой выбор прогулки простым и обычным «женские дела» она вырвалась из-под его пристального взгляда, оставляя самостоятельный выбор времяпрепровождения.
Она не любила магазины. Сколько себя помнила. Вытащить ее против ее же собственной воли в какое-нибудь магазинное заведение чтобы выбрать одежду или обувь или не дай бог сумку – это себя не любить. Но вот если Вик самой что-то требовалось и она понимала что без этой покупки ей никуда, то тогда приходилось идти на жертвы. Причем не только свои. Женщина относилась всегда весьма критично и к своей внешности и к одежде которую отбирает для себя. Оп ее мнению одежда должна была соответствовать и возрасту, и профессии. Подчеркивать достоинства и скрывать недостатки. Вы скажите какие недостатки могут быть во внешности балерины? Ну… Вик это сможет найти если захочет. Тем более в свое время еще в детстве мать успела вбить в голову женщине о том что не стоит показывать мужчине слишком много – грех это. Возможно именно поэтому Мейсон до сих пор была не замужем. Да и не особо это ее огорчало если честно. Главное что в ее жизни сейчас был любимый мужчина. Кстати он был еще одним критерием по которому она собралась сейчас выбирать одежду. Вернее критерий говорил о том что ей бы хотелось ему понравиться…
Вик перебирала ровные ряды одежды, пытаясь скрыться от пристального взгляда продавцов. Уже как-то вошло в привычку просить помощи когда она действительно необходима. Но сейчас? Они ведь даже не знают что ей хочется для себя. Да и она сама в общем-то не знала чего она хочет. А посему выбор подходящего набора одежды походил на отбор на последний герой. Берется множество вариантов, но выживет скорее кто-то один. Если выживет конечно. Очередной консультант обратился к балерине и женщина уставшим взглядом посмотрела на молодую девочку, годящуюся ей в ученицы и выдохнула:
- Нет, спасибо. Я справляюсь сама, - наверное немного грубо, все-таки это работа девочки, но уже заранее предполагая те ужасающие варианты которые ей могут предложить, Мейсон снова выбирала одиночество в выборе.

0

3

Нико Фонтейн всегда держит своё слово. Он не может его нарушить. Такого просто не может быть. Да, Нико  хорошо помнил свои обещания, которые давал. Для этого ему даже не приходилось писать самому себе заметки с напоминаниями. Вчера с Рейчел они повздорили. Итальянец уверил жену, что подберёт ей такое платье, в котором она будет выглядеть отлично, а не смешно. Нико считал, у Рейчел, как и многие женщины, совсем не умеет выбрать одежду.  Кто считает, что главное в наряде – это практичность? А ещё одежда должна быть  удобной? А кто обратит внимание на цвет и модель.  Итальянец  любил видеть женщин в ярких, броских нарядах, которые привлекают к себе взгляд издалека; которые так и хочется снять.
Завтра Нико ждала очередная девятидневная поездка, где он должен проверить новое оборудование для переработки нефти на заводе. Поэтому сдержать своё слово было делом чести – понимаете? Ради такого случая  Нико вытерпел полуденные пробки. Он снова читал библию и жалел, что из-за неудобного рабочего графика ему придётся пропустить воскресную службу. Снова.
Наконец можно было ехать. Нико отложил библию на соседнее сиденье и резко дёрнулся с места, едва не задев машину, что ехала впереди.  Лихо припарковавшись у одно из магазинов одежды, итальянец шумно захлопнул дверь своего Альфа Ромео.
– Diavolo! – он снова слишком поздно вспомнил, что с машиной надо бережнее обращаться, чтобы она прослужила дольше.
После одежды автомобили были его страстью. Итальянец чувствовал себя совсем счастливым в своём Альфа Ромео, считая, что лучшей машины никто не может выпустить, кроме итальянцев.
Нико вошёл в магазин. За ним захлопнулась дверь и итальянец поприветствовал продавщиц-консультантов не поднятой вверх ладонью, а приветствием на итальянском.  Ради своей цели Нико решил не скупиться в цене и выбрал один из самых дорогих магазинов, конечно же, итальянской  женской одежды.  Он бегло просматривал одежду, долго не сомневаясь. Да он искал нечто определённое, а остальная одежда его не интересовала.
- Nessuno... non... e anche non è presente, - тихо говорил Нико, отодвигая один за другим вешалки в сторону. Нико быстро покончил с одним рядом и приступил ко второму, пока не заметил  среди покупательниц знакомую фигуру. Она выделялась среди остальных. Хрупкая и низкая, но с кошачьей грацией и ужасно сосредоточенным лицом. Она была бонсаем  среди высоких пальмовых кустов в саду Рейчел.
”Вот так встреча?! Не думал, что увижу её снова и в магазине одежды! Доходов балерины хватает для итальянской одежды? Очевидно, что нет, если она так медленно и внимательно рассматривает каждый наряд. Хочет выбрать только один”.
Нико вспомнил презабавную ситуацию в мебельном салоне, где жених Виктории (итальянец уловил из разговора её имя)  совсем не понял всего веселья и в целом скверно обращался с девушкой в общем.
– Вам не требуется помощь продавца-консультанта,  сеньорина? -  в Италии такое обращение было бы слишком фамильярно, но американцы совсем ничего в этом не смыслили.
Это встреча случилась неожиданно, но весьма кстати. Иначе Нико сам собирался подстроить их случайную встречу в том районе, где была квартира Виктории. Подарок – за услугу.  Таким образом итальянец узнал у менеджера магазина адрес той пары, что купила в тот день двуспальную кровать.  Нико раздумывал над тем, чтобы разыграть очередную комедию, сыграть нужную роль, чтобы их “случайная” встреча закончилась успешно.  Получилось всё гораздо лучше. Ничего не нужно придумывать.
”Господь ко мне благосклонен”, - подумал Нико. 
Он  поймал руку девушки и мягко отодвинул наряд в сторону, отвлекая ту от сосредоточенного поиска. 
– Вы хотите  за меня замуж? – с улыбкой на лице спросил Нико, перебирая пальцами своё обручальное кольцо, - Подумайте. Вас же не каждый день об этом спрашивают, верно?

0

4

Она слышала обращение к ней. Ее слуховая память тут же обрисовала уже знакомый образ. Конечно же она узнала этого мужчину. И его голос в частности. Именно стал причиной раздора между ней и Натаном не так давно. Тот кризис конечно же миновал и Виктории удалось своего рода выкрутиться из этой ситуации. Впрочем в ссоре всегда виноваты двое. В их случае трое. Лжеконсультант – который стал причиной ссоры из-а своей фамильярности, она – та, что задержалась рядом с итальянцем на кровати и не встала сразу, ну и сам сенсей стал виновником в том что оставил свою девушку ради другой, более молодой гимнастки. Кстати эту загадку она так и не раскрыла толком. В частности надо было бы поговорить с самой Веласкез и спросить прямо почему она так яро преследует Хилла, но до такого уровня опускаться Виктория не собиралась, не хотела и не стремилась. Она была выше этого. Так же была выше того чтобы отвлекаться снова на этого мужчину. Посему она продолжила свой сосредоточенный поиск, но больше для виду, нежели ради первоначальной цели. Но кажется мужчину это не особо остановило. Вернее он сам остановил девушку, привлекая ее внимание к себе.
Брови изогнулись дугой, от того вопроса который последовал со стороны итальянца. Замуж? Она конечно была не совсем просвещенная в этом вопросе, но кажется несмотря на всю  их раскрепощенность, все же многоженство кажется встречалось только в арабских странах. Но они кажется сейчас были не в арабской стране, а посему соглашаться на подобное было безумием, как и предлагать. Кстати говоря кажется это еще подсудное дело иметь несколько жен. Хоть и встречаются некоторые удачливые типы скрывающие удачный брак с двумя и более женщинами. Только вот она таких презирала. Как и презирала измену. Она была из религиозной семьи, где брак, верность и честность всегда были на первом месте. И не важно что на деле все было на самом деле наоборот. Во всяком случае то, что касалось честности – ее мать частенько нарушала эту заповедь внутри и за пределами семьи. Но вот что касается верности – это Вик впитала в себя как говорится с молоком. Она не признавала походов налево, не признавала измен с другим мужчиной, так же и не признавала привычки разрушать семьи. Она не любила фразы «девушка или жена не стена – подвинется». Для нее узы священной любви и священного брака были бесценны. И становиться причиной разрывов она не хотела и никогда не стремилась к этому. Посему слова итальянца вызывали в ней некоторое не понимание.
- Замуж?  С чего я должна хотеть за вас замуж? Вы стремитесь за решетку по обвинению в многоженстве или я по неосмотрительности сказала что-то что вы приняли за мое желание выйти за вас замуж? Или… - она сложила руки на груди и посмотрела на мужчину в упор, будто испытывающе: - …или у меня настолько жалкий вид что мне необходимо срочно выйти замуж? – фразу о сроке годности женщины она слышала не единожды. В основном он заканчивался по мнению мужчин в 26 лет, далее девушка становится старой девой и уже меньше вызывает интереса у мужчин, меньше привлекает внимания, меньше способна к деторождению и прочие, прочие минусы которые начинают выдвигаться на передний план. Она не была сторонницей подобных взглядов, да и благо Натан тоже не отличался такими взглядами. И это было еще одним плюсом жизни с ним.

0

5

– Ах это, - Нико имел ввиду обручальное кольцо, которое крутил в руке, как карандаш, - Оно не моё. Я  принёс его для вас.
Почему он врал? Нико следовал своему главному правилу – никогда не признаваться. Можно было придумать легенду или отпираться до последнего, но не признать свою вину, оплошность или даже своё ложное убеждение.
”Как иначе она могла подумать, что я женат? Только из-за кольца. В магазине Рейчел была слишком увлечена новым гарнитуром, а Виктория – своим женихом.  Конечно, она может быть подругой Рейч, но тоже нет. Их всех я знаю в лицо”, – Нико ещё раз вспомнил их случайное знакомство в магазине, которое он нашёл забавным.
Конечно же, он заметил дурное настроение балерины, но это ведь не из-за него? Плохая погода, неудачный день или она может устать. В любом случае, итальянец  был уверен  -  плохое настроение может смениться хорошим и наоборот.
Считал ли он свой штамп в паспорте преградой к  новым знакомствам? Совсем нет. Наоборот, это давало ему преимуществ.  Хотя бы то, что кольцо на известном пальце говорит о том, что он имеет представление, как нужно разговаривать с женщинами. Хотя бы единожды проходил, а в случае с Нико – это было не один раз. Статус вдовца накладывал определённую мрачность, а будучи разведённым, он бы не хотел новых отношений.
Итальянец встал перед ней на одно колено,  будто бы действительно собирался сделать ей предложение, держа в  одной руке своё обручальное кольцо. Но это было не более чем спектакль. Вся жизнь любого итальянца была хорошо поставленным шоу, где каждый актёр знает свою роль на зубок. Кто сказал, что тот Нико – заботливый муж и примерный отец – это он настоящий?  Играть роль ему было удобнее, чем жить честно, верно и искренне. За свою жизнь Нико сыграл немало ролей – мужа, отца, внимательного собеседника или любовника. Но каждую из них итальянец старался отыграть на высшем уровне, чтобы зрители, его окружающие, остались им довольны. Он не лицемерил и никого не обманывал, а просто играл роли. Иной раз сам итальянец жалел, что не стал актёром. Но смена ролей была у него в крови. Это он впитал с молоком матери. К слову, та тоже играла всю жизнь и весьма успешно.
Зачем быть искренним и правдивым, если после “правильного’, по меркам общества, поступка, ты чувствуешь себя хуже?  И кто сказал, что вести жизнь честного самаритянина и порядочного семьянина и есть абсолютное счастье? Будь так, Нико бы приезжал домой после сайта и неделю бы проводил у телевизора с банкой пива и чипсами. Кто-то был бы счастлив от этого?
И вот он стоял перед Викторией на одном колене, с обручальным кольцом.
– Вы станете моей женой?
Он смотрел на неё с совершенно серьёзным выражением лица. К слову продавщицы поверили и с интересом наблюдали за спектаклем. Итальянец внимательно наблюдал за тем, как меняется лицо Виктории. Выдержав паузу, он с лёгкой улыбкой на лице, убрал кольцо во внутренний карман пиджака и произнёс, вставая с колен:
– Но всё же вы правы!  Зачем такой красивой девушке хотеть  замуж? Я бы, пожалуй,  извёл себя ревностью.  Вы слишком красивы для замужества, – он обошёл стойку с одеждой с другой стороны, чтобы  оказаться ближе к Виктории, - Вашему жениху сказочно повезло.  Хрупкая, нежная, прекрасная, честная и скромная красавица. Передайте ему, что я чертовски завидую!  Я сегодня же поблагодарю господа за то, что наша случайная встреча в магазине не оказалась последней. Вы позволите мне преподнести вам подарок в знак восхищения вашей скромностью и красотой?
Нико со всей покорностью слегка склонил голову.

+1

6

«Оно не мое». Звучало как-то мало правдоподобно. Они не договаривались о встрече, а практика и вовсе показывала что этот мужчина мог сочинять на ходу. И данный пример не был исключением. Он явно не был готов к такому столкновению, но актерская сущность просила выхода как всегда. Тогда он примерил роль продавца, в этот раз он примерял роль ее жениха или поклонника – она еще не до конца не разобралась в многоликости его масок. Но тем не менее теперь он видимо окончательно вошел в роль ее так называемого жениха и даже встал на одно колено, от чего Виктория даже не сколько смутилась и застыдилась, сколько стала раздражаться от такого спектакля. Хотелось поднять его  с колен и отчитать как мальчишку, а еще лучше сбежать от любопытных глаз, а в виду того что тут было полно женщин, то любопытства было им не занимать. Наверное кто-то завидовал, кто-то восхищался, кто-то уже наверное набирал номера или смски чтобы рассказать своим подругам о широком жесте мужчины в магазине. И никто из них при этом и понятия не имел, что все это было чистой воды фарсом, цирком, спектаклем. Если бы они хоть на секунду влезли в шкуру Виктории, то непременно бы поняли ее состояние, но ей приходилось лишь игнорировать заинтересованные и восхищенные взгляды и терпеть до того момента пока этот цирк не закончится. Существовал риск что их может кто-то увидеть из университета, а если подобное произойдет, то новой ссоры с Натаном не избежать, как и не избежать в общем-то новых сплетен в университете. Посему, Виктория лишь набрала в грудь побольше воздуха, а затем все-таки проговорила.
- Встаньте с колен и прекратите этот цирк, если в вас есть хоть немного достоинства, - кольцо было убрано, а мужчина с улыбкой встал. Господи, да он явно над ней издевался, но вот только зачем? Проблема была еще в том то Виктория начинала себя чувствовать чрезвычайно несчастной в связи с этими встречами. Каждый раз представая в нелицеприятном свете, она каждый раз была на грани очередной ссоры или же пересудов за спиной. В конце концов в городе она была довольно знакомой многим и как тренер и как бывшая балерина, но черт побери что же этот итальянец нашел в ней такого, какую ахиллесову пяту, что теперь держался за нее и не отпускал, явно желая чего-то добиться. Но вот чего? Провокация? Смысла нет. Проверка? Но зачем? Как бы то ни было, вариантов было много, а вот ответ всего лишь один и он был в голове этого мужчины, как ни крути.
В общем как бы то ни было затевать разборки и распри не хотелось, особенно прилюдно. Просить охрану помочь – было бессмысленно. Они скорее всего ее выпроводят, а не этого мужчину. Ведь по всему его внешнему виду было понятно что он на ее фоне выигрывает. И ее качественная одежда была намного дешевле чем его, а значит по финансовому и скорее всего общественному статусу он будет выше. Она не удивится если все работники магазина тут знают его по имени и по номеру карточки, тогда как она была здесь случайной покупательницей. Поэтому решение данной проблемы она решила оставить тихому общению без лишних ушей. Виктория приблизилась вплотную к вешалке, а соответственно и стала ближе к мужчине, смотря ему в глаза изучающим взглядом, а затем наконец заговорила:
- Скажите, чего вы в действительности хотите? Нашли новую жертву для насмешек и теперь без труда тренируетесь на ней? Вы вроде взрослый и успешный мужчина, зачем вам это все? Игры в продавцов, в женихов… Чего вы добиваетесь? Я вроде не давала ни намеков, ни поводов для такого отношения ко мне. В чем же причина? – она смотрела в упор. В ее глазах не было веселья которое было в глазах итальянца и по правде говоря именно это веселье лишь злило Мейсон. Видя в этом своего рода унижение для себя и для своего самолюбия, женщина молча ожидала наконец-то честной игры от этого мужчины. Хотя шансы того что он скажет свои истинные мотивы, а не станет играть с ней – были далеко не велики.

+1

7

Нико был в этом магазине первый раз. Обычно ему не приходиться покупать женскую одежду. Возможно, его номер карточки и правда знают здесь, но только благодаря Рейчел. Но Нико не интересовался какие магазины посещает его благоверная. Случайно попался этот магазин.  С Викторией они были в одинаковом статусе случайных покупателей.
Нико поймал взгляд Виктории и подошёл к ней ближе. Затем заговорил низким голосом, но негромко, почти шепотом:
-  Вы очень недооцениваете себя, если думаете, что мужчина может к вам подойти, лишь имея скрытые мотивы,  -  сейчас он говорил без доли веселья, - Я думаю, что вы другая, Виктория. Что вы способны на сильные и глубокие чувства. И вам легко разглядеть в шутке долю правды.
К большому сожалению, в мире редко случаются удачные совпадения. К примеру, одинокий, но жутко красивый мужчина встречает такую же одинокую и прекрасную девушку. Они живут счастливо и во всём с друг другом соглашаются. Нико встретился с Викторией именно тогда, когда у него уже есть жена и  дочь-подросток. У неё есть жених. Но, увы, получилось, что Виктория ему понравилась не смотря на то, что уже «занята». Кто-то сказал, что любовь невозможно объяснить логически. Он был прав.
В конце концов, Нико просто закралась жалось к этой женщине.  По мнению итальянца, жених с ней обращался скверно, будто бы начал с ней встречаться из безысходности. Нико бы пришёл в бешенство, если бы узнал, что с одной из его сестёр кто-то обращается так же. Всё детство он провёл среди девочек, мамы и хорошо усвоил, что девушкам нужно больше внимания.
“Она поймёт, что я взял на себя роль продавца не для того, чтобы унизить её?” – Нико не отводил взгляда. Они так и смотрели в упор друг на друга.
– Я всё-таки настаиваю на подарке, - итальянец дождался малейшего знака согласия  от Виктории или, по крайней мере, не открытого протеста.
Он направился к стойке с вечерними платьями и выбрал одно из них, тёмно-зелёное платье из атласа. Вначале ему присмотрелось другое, но заметив английскую фамилию дизайнера – вернул на место.
– Прошу вас принять подарок, - Нико мягко улыбнулся, поймав взгляд Виктории, - Оно подчеркнёт ваш стройный стан. Скромное, без лишних украшений, оно не будет привлекать к вам лишних взглядов. Я заметил, что вы не любите привлекать к себе внимания.
Он протянул Виктории платье.
– Примерите?”Мне показалось или она ещё сомневается?”Уверяю вас, ни один мужчина не станет делать женщине подарки, если хочет обчистить ей карманы или затащить в койку.
И это было правдой.
Нико посмотрел на часы. Нужно было вернуться домой на обед к шести, а сейчас было только два. Значит, у него достаточно времени, чтобы “приодеть”  Викторию. Он ещё не знал, что преподносит ей подарок в канун её дня рождения.
Минуту ожидания  ответа дамы прервала продавец. Молодая девушка позвала Викторию на пару слов, бросив на Нико подозрительный взгляд. Когда они были в шагах десяти от итальянца, она спросила у балерины:
– Простите пожалуйста, но этот человек мешает вам делать покупки? Может быть, мне позвать охрану и его выставят за дверь?
До Нико долетели последние слова.
”Интересно, меня всё же выставят за дверь?” – подумал он, тем временем подбирая одежду Рейчел, ради которой и зашёл в этот магазин. На самом деле, его пару раз выставляли за дверь “за слишком  вызывающее поведение”, а Нико всего лишь выражал своё недовольство так, как это обычно делают все итальянцы.

Отредактировано Niko Fonteyn (01.04.2013 10:45)

0

8

Она смотрела на него и внимательно слушала его слова. Хотелось верить и наверняка поверить после некоторых раздумий и метаний от недоверия к соблазну веры. Ей хотелось верить в то что все это не шутка, хотелось смотреть на мужчину и знать, что это правда. Но наверное все-таки самооценка твердила об обратном. Как ни крути, но эта мерзкая штука имела на нее влияние всегда. Она не считала себя красавицей и долгое время и вовсе избегала внимания мужчин ради карьеры. Карьера всегда была на первом месте. Мужчины приходят и уходят. Они бросают, изменяют, обманывают, а карьера – она с тобой будет всегда. И пусть она не танцевала на сцене большого театра гастролируя по миру, но все-таки на достигло довольно многого. Ее ученики танцевали, они гастролировали, они радовали мир и упоминали ее имя, а большего было и не надо. Нет, не тщеславие. Просто результат работы. Успешной работы. Поэтому комплименты труду она воспринимала как-то более активно, нежели комплименты в свой адрес как женщины.
Виктория опустила взгляд, не находя в себе силы смотреть мужчине в глаза. Если так подумать, то никакого вреда кроме ссоры с Натаном он ей не принес. Ну пошутил, ну помог растрястись, ну уделил внимание. Неужели это так плохо? Не каждый день ведь уделяют внимание мужчины. А может она просто отвергает все это? Она была ярким приверженцем верности. Никаких измен и никаких разрушений браков. Наверное потому что в ее жизни был сенсей, она и не обращала внимание на других мужчин и остро реагировала на эти комплименты и внимание. Хотя наверное было бы более приятно слышать эти слова от Хилла. Он конечно уделял ей внимание, но не так как хотелось бы порой. Она почти не слышала от него комплиментов. Да, он не один раз упоминал о том что он не умеет красиво говорить, да и не хочет особо учиться этому, посему и вопросов не было  как и претензий в общем-то, но все же было бы приятно такое внимание…
Вик неопределенно пожала плечами и предоставила мужчине возможность выполнить ее работу, а именно подобрать что-то приличное и красивое. Все-таки мужчина наверное со стороны лучше видит что будет смотреться на женщине, а что нет. она следила за тем как сосредоточенно он ищет наряд среди вешалок. Наконец выудив из ровного ряда одно платье мужчина предоставил его на суд женщине. Оглядев его с ног до головы она вначале хотела было сказать что это не для нее. Слишком открытое сверху, слизком узкое. Что она будет в нем себя чувствовать неуютно и неудобного, но она так и не сказала этого. ЕЕ опередили пояснения итальянца. Она внимательно посмотрела на платье, затем на мужчину. Она сомневалась. До сих пор сомневалась и в благих намереньях мужчины и в его желании просто помочь. На деле она давно усвоила правило, что ничего не делается просто так. А бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Она хотела было что-то ответить, но ее прервала продавец, отозвав в сторону.
- Нет, все нормально, - она посмотрела на мужчину и снова на девушку. Мда, сервис тут явно был заторможенным. Где она была когда он делал ей предложение, явно устраивая цирк и привлекая излишнее внимание. – Не беспокойтесь, - добавила Мейсон, наконец решив для себя что-то. Она вернулась к итальянцу и аккуратно взяла платье из его рук, не решаясь взглянуть на мужчину.
- Я примерю его, - все же наверное стоило хотя бы так выразить благодарность мужчине за его внимание и внимательность к ее образу жизни, к ее взглядам на вещи. Она поинтересовалась у продавца где находятся примерочные и направилась с платьем в одну из них. Довольно быстро переодевшись она долгое время не решалась выйти из-за шторы чтобы показаться своему нежданному помощнику. Вик критическим взглядом осматривала свое отражение в зеркале, когда наконец решилась на изменение образа: распустив волосы, рассыпая их по обнаженным плечам и тем самым скрывая большую часть открытости платья и делая его менее вызывающим (как ей казалось). Надев на ноги босоножки, стоявшие в примерочной, она в очередной раз поправила юбку и наконец вышла из примерочной, смотря вначале на мужчину, будто приглашая его к просмотру, а затем поворачиваясь к зеркалу и внимательно вновь осматривая себя в более ярком свете. Все же в подобном наряде она ощущала себя крайне не ловко.

+1

9

Пока Виктория переодевалась, Нико подобрал тот самый наряд для Рейчел и попросил продавца посчитать и упаковать покупку. За этим он и пришёл сюда в магазин, и было бы глупо уходить без купленной вещи.
Между тем, девушка задерживалась. Хотя итальянцу не терпелось увидеть Викторию в новом платье. Он был уверен, что сюда выйдет совсем другая девушка, а не та грустная, и быть может запуганная (с таким-то женихом), серая мышка в поношенной футболке.
Вскоре Виктория зашагала к нему своей изящной, грациозной кошачьей походкой, которой не мешало узкое платье по фигуре. Густой зелёный цвет оттенял её рыжие волосы. Нико признал, что не ошибся с выбором. Точное попадание. Пока девушка шла к зеркалу, взгляд итальянца скользнул вниз по изящному стану балерины. Новое платье отлично его подчёркивало. Итальянец отметил, что Виктории удаётся невозможное. Как-то Несса говорила ему, что с годами женщинам сложнее сохранять фигуру. Как не занимайся аэробикой или фитнесом – без толку. Лишний съеденный кусок пирога даёт о себе знать на фигуре. Между тем, Виктории было уже далеко не восемнадцать, но она сохраняла стан юной девушки, которая едва вышла из подросткового возраста. Вместе с этим она сохранила стыдливость и скромность девственницы. Это было видно по её движениям – её была не комфортно в платье, но в нём она превратилась из гусеницы в бабочку.
– Это то, о чём я подумал, - сказал он, приблизившись к балерине, - Не знаю, как вас убедить, что в этом платье вы великолепны. У вашего жениха упадёт с грохотом челюсть, когда он увидит вас в этом платье. Да и я, признаться смотрел бы на вас вечность.
Он слегка приобнял Викторию за плечи, обращая её внимание к зеркалу:
– Я говорил, что зелёный это ваш цвет? Вы согласны, что будете выглядеть ещё лучше, подобрав правильную обувь?
Как только Виктория ответила согласием, итальянец направился к стеллажам с обувью. Всякий раз он оборачивался на балерину. В новом платье она была другим человеком. Итальянец помогал ей всякий раз, как только она садилась на диван. Вместе с тем помогал переобуваться, снимая ей туфли и одевая новые.
По правде, Нико специально настаивал на неудачных вариантах, чтобы сделать ей приятное – переобуть её. Какой девушке не понравится королевское обращение?
Когда наконец босоножки в тон платью, оказались на изящных ножках Виктории, Нико предложил ей полюбоваться на себя в зеркало.
– Знаете, что я хочу вам сказать, моя обворожительная подруга? – итальянец снова улыбнулся балерине. В который раз любуясь её несравненным стройным станом, - Если бы при нашей первой встрече вы выглядели именно так, то наш разговор я бы начал по-другому: “Не одолжите мне свой телефон? Хочу позвонить маме и сказать, что встретил девушку своей мечты?”.
Покупки на этом не закончились и Нико предложил Виктории подобрать ей ещё одежду, но на этот раз вместе:
– Я уверен, вы разбираетесь в одежде так же хорошо, как в мужчинах, - улыбнулся ей итальянец.
Его спутница была немного молчалива, смущена, но в её скромности и святости была вся её привлекательность. Роскошными рыжими волосами она напоминала задорную ведьмочку, со стервозным  огоньком в глазах. Правда у балерины был взгляд скромной и кроткой барышни. Будто она сбежала с портрета девятнадцатого века, а по дороге нашла во что переодеться.
Даже её одежда – закрытые ноги и руки, скромный цвет, не привлекающий внимания, говорила многое о своей обладательнице. Нравилась ли Нико такая стыдливая скромница? Да, в Виктории удивительно сочетался опыт с девичьей нежностью и невинностью. Иначе бы итальянца здесь не было. Всё просто.

+1

10

Она ощущала некую неловкость когда мужчина довольно ловко разувал ее и обувал вновь. Она никогда не сталкивалась с подобным, чтобы кто-то вообще помогал ей одеваться. Разве что в детстве, но тогда это делала мама. И тогда она и подумать не могла что в 30 с лишним лет подобным будет заниматься малознакомый мужчина причем даже не продавец, которому в общем-то платят за облизывание и пресмыкание перед клиентами. В случае с этим мужчиной, он даже не был по сути продавцом, хот и примерил однажды на себя эту роль  в магазине мебели. Его одежда, его манера держаться были далеки от тех стереотипов которыми славились продавцы всех магазинов. Он хоть и был несколько надоедлив своим вниманием, но все же как ни крути имел преимущество перед всеми теми работниками торговых центров с которыми ей приходилось встречаться. В частности он имел вкус и знания о красивом и подходящем. Доказательством этому служило то самое платье которое было на ней и те туфли который он, после поисков, все же подобрал в тон новой одежде Виктории.
Не хотелось вредничать и впадать в уныние от разнообразия или наоборот дефицита выбора. Не хотелось посылать продавцов далеко и на долго. Не хотелось смотреть на молоденьких девочек как на умалишенных когда они предлагают не подходящий ей товар. От всего этого ее избавлял мужчина. И это было приятно в своем роде. Вик смотрела на себя в зеркало изучая отражение. Рыжие волосы спадающие на плечи, облегающее платье длиной до колена, элегантные туфельки в тон платья, Она даже не удержалась от улыбки наблюдая за своим отражением. Глаза вдруг засияли и появилась какая-то уверенность, Виктория посмотрела на мистера Фонтейна более добрым и сияющим взглядом и даже его фраза которую она бы посчитала лишней в своей предыдущем настроении сейчас казалась приятной как ни крути.
Женщина согласилась на помощь мужчины в подборе остальной одежды, но все же уже намереваясь оплатить все остальное сама. Было приятно совершать покупки с подобным консультантом. Кстати говоря, она так и не знала ни чем он занимается на самом деле, ни как его зовут. Она не знала откуда вдруг появилось это чувство, но женщина отчетливо ощутила какое-то состояние доверия к этому мужчине. Почему-то ему хотелось верить, с ним хотелось идти на контакт и хотелось говорить. Она не часто испытывала подобное к людям. Разве что подобное происходило у нее с Натаном, но с ним было довольно сложно в какой-то степени. Разные взгляды на жизнь, разные стремления, разные увлечения. Кажется что могло бы быть общего у таких людей. Но общее все же было. Она была влюблена в этого мужчину и он кажется тоже был влюблен в нее, хоть никогда об этом не говорил. Впрочем именно это и огорчало порой. Она никогда не знала что в действительности творилось в его голове, а он не особо распространялся. Поэтому своего рода было тяжело, но ведь трудности закаляют!
Когда покупки были завершены, Виктория вдруг все же произнесла те слова которые вертелись у нее на языке:
- Спасибо Вам за помощь и за платье. Я считаю необходимым угостить Вас кофе за помощь, - она улыбнулась уголками губ. – И я вряд ли приму отказ. Здесь недалеко есть хорошая кофейня с отличным кофе. В конце концов я до сих пор не знаю Вашего имени, мистер Фонтейн, - она улыбалась. Это было не привычно для нее, но она улыбалась смотря на высокого мужчину перед ней. Почему-то расставаться просто так на пороге магазина не хотелось и почему-то хотелось задержаться. Кажется Натан до сих пор обижался на нее за ее отказ, а посему уделял гораздо больше внимания своим тренировкам и студентам, нежели женщине. И сегодняшняя покупка была попыткой привлечения внимания. Завтра она вероятнее всего пересилит себя и оденет кольцо. Сделает ему приятное и наконец покончит с этим бессмысленными конфликтом и обидой.

0

11

-  Отказа вы бы и не услышали, mia cara, - улыбнулся Нико. Покупки были закончены, а у него было часа два в запасе, чтобы приехать на ужин вовремя. По пути можно заехать за дочерью в школу, если конечно она не собралась обедать с друзьями вне дома, - кофе я обожаю.
Далее он предложил Виктории помощь понести пакеты. Жест не свойственный американцам. У тех свежи в памяти равноправие и всё такое прочее, но казалось ему, что девушка не была одной из тех феминисток, которые хотели иметь такие же права как мужчины. Его сестра Дани была такой, а вот Виктория, пожалуй, была бы не против, если мужчина понесёт её сумки или уступит место, или заступится за неё. Но об этом можно было только гадать.
– Меня зовут Нико и я слежу за тем, насколько хорошо налажено оборудование в одной компании. Часто бываю в рабочих поездках среди засушливых полей и на берегах Мексиканского залива, - рассказал Нико, пока они шли в кофейню. А он таки нёс  её пакеты с покупками, - А вы? Нет, позвольте мне попробовать угадать? Вас зовут Виктория и ваше призвание танцевать в театре, но вам куда больше по душе учить других, как порхать на сцене. Но я вас поздравляю, мало кому удаётся найти работу себе по душе. Ну как, я прав?
Итальянец ещё раз улыбнулся Виктории и пропустил её вперёд  к столику. Потом задвинул за ней стул. Вежливость была его коньком и помогала оставить о себе хорошее впечатление.
– Я, пожалуй,  возьму себе эспрессо, – произнёс Нико, бегло пробежавшись взглядом по меню, - А вы уже выбрали что-нибудь? Наверное, американо?
Американцы любили пить кофе в больших кружках с щедрым слоем сливок так же сильно, как и итальянцы крепкий кофе в маленьких кружек без сахара. К слову в Италии такого кофе, как «Американо» попросту не готовят ни в одной кофейне.
– За платье можете даже не благодарить, – продолжала разговор Нико, когда им уже подали кофе, - Вы в нём чертовски обворожительна. А его ещё одно преимущество в том, что оно легко снимается.
Итальянец подмигнул Виктории и с улыбкой хлебнул  его любимого крепкого эспрессо без сахара.
– Хотите десерта? Чего-нибудь сладкого?  - спросил он у девушки, выпуская из рук чашку с кофе.
Играл джаз, музыка американцев, которую Нико не переносил на дух, но прекрасная компания в лице хрупкой и нежной балерины скрашивала этот недостаток. Хотя и лучше было если бы играла итальянская музыка.
Нико не сводил с девушки взгляда, чем возможно её смущал, но нравилось наблюдать за почти девичьем и невинном личиком балерины. С виду ей невозможно было дать тридцати. Двадцать пять с натяжкой.
– Простите мне мой эгоизм, но я бы хотел вас видеть в том платье на обеде. Как-нибудь вечером, вы и я. Подумайте над моим предложением, - Нико мягко улыбнулся Виктории и добавил, повторяя её слова – И я вряд ли приму отказ.
Она ему понравилась и не хотелось ограничиваться одной чашкой кофе и невинным подарком. К тому же, итальянцы никогда не делают подарки просто так, только с тайным умыслом. К сожалению, Нико был свойственен эгоизм. А может и к счастью, он ставил во главе то, что приятно, а не то, что положено по правилам. Виктория была именно тем первым. А он, в свою очередь, надеялся, что тоже приятный собеседник и балерине придётся по душе ещё одна встреча с ним.

0

12

- Вы правы, практически, - она улыбнулась. Было в общем-то интересно откуда он все это узнал. Неужели по ней можно читать как по открытой книге? Или же он успел откуда-то навести справки? А если успел, то тогда откуда? Связи, кто-то из его знакомых признал ее? – Я не танцую в театре в силу возраста ну и потому что считаю что обучать и дарить миру новых звезд балета гораздо приятнее порой чем получать лавры за спектакли. Спектакли и карьера как приходят так и уходят с возрастом, а вот ученики… Они танцуют за тебя, продолжают твое дело, несут светлое в массу. Но…. – она внимательно посмотрела на Нико. - …откуда вы узнали все это? Неужели я как открытая книга для вас?
- Не угадали, - она улыбнулась. Ошибся. Несмотря на все свои четкие описания ее и догадки на ее счет, он ошибся в простом выборе кофе. Рядом возник официант интересуясь пожеланиями. – Мне, пожалуйста, капучино и тирамису, – она любила сладкое. Другой вопрос: можно ли было его есть. Она привыкла к тому что Натан был равнодушен к сладкому, а ее образ жизни вообще предполагал отсутствие сладкого для сохранения фигуры. Но как ни крути она все же любила сладкое и иногда позволяла себе побаловаться тем же любимым десертом  в виде тирамису. Она причем не выбирала его в виде торта, а именно избирала его в виде аппетитного десерта. Настроение после покупок было хорошее. Поэтому она решила позволить себе выбрать подобную калорийную пищу.
Фраза с намеком вызвала у женщины вызвали некое смущение. Щечки загорелись, взгляд опустился на руки, а сами руки вдруг переплелись пальчиками, находя в этом какую-то опору и уверенность. Нет, безусловно это было приятно. Приятно слышать такой хоть и довольно откровенный комплимент. Приятно осознавать свою привлекательность со слов мужчины, впрочем наверное если бы такой комплимент она услышала от Натана было бы еще более приятно. Она не смотрела на Нико после его слов, а как только появился перед ней кофе, она переключила все внимание на него и на свой десерт.
Но вот слова мистера Фонтейна про личную встречу заставили женщину вновь перевести на него взгляд, но в этот раз уже более испуганный. То что он предлагал не входило в рамки приличия. Она находилась в серьезных отношениях с мужчиной, а он и вовсе был женат. Такие встречи мало того могут подвергнуть риску репутацию обоих, пусть нежелательные слухи, но и разрушить то что уже имеется у обоих. И отношения и семью. На этого не желала. Впрочем может она себя и накручивала лишний раз. А может и нет. Виктория сделала еще один глоток кофе и выдохнула:
- У вас кажется есть семья, жена, возможно дети. У меня есть жених. Зачем все это? Зачем предлагать ужины, делать такие подарки, искать встреч? Мне приятно ваше внимание, ваши слова и приятно сейчас сидеть и пить с Вами кофе, но я не приветствую измен и не разрушаю семьи, - она замолчала предоставляя мужчине возможность осмыслить ее слова и собственно понять ее точку зрения. -  Я благодарна за помощь и за подарок, но я не могу согласиться на ужин, - улыбка сошла на нет, не потому что было не приятно общество или потому что ей вдруг стал противен мужчина. Нет, совершенно нет. Ее отношение к нему не изменилось, вернее явно не стало хуже и та симпатия которая зародилась не испарилась с этой фразой. Единственное наверное если для него все это было нормально, то для нее это было совершенно не так. Она была довольно известна в Хьюстоне, в частности многие студенты бывшие и нынешние знали ее в лицо и если кто-то не дай бог увидит ее с незнакомым мужчиной, коим для них станет мистер Фонтейн, то ее снова начнут преследовать лишние слухи и пересуды, а для их отношений с сенсеем это и вовсе может стать камнем преткновения разрушившим в последствии все. Их отношения и так стали заметно напряженными после того как она отказала ему. Кстати говоря Нико вполне мог придраться к фразе о  женихе. Ведь кольца на ней так и не было…

+2

13

Она была чертовски милой, когда смущалась его словам. Возможно и странно видеть подобное от тридцатилетней женщины, но Виктории шла эта девичья нежность. Нико хоть и любил темпераментных и независимых барышень, но с балериной он отдыхал, а Рейчел всегда держала его в тонусе.
– О нет, cara, вы для меня закрытая книга. Причем не на один замок, но я надеюсь всё же её прочитать, - улыбнулся итальянец. Он подался немного вперёд, не сводя взгляда с Виктории, - я говорил, что вам ужасно идёт румянец?
Затем он закончил с эспрессо, долго его невозможно пить – порции были малы для столь крепкого напитка и откинулся назад в мягком кресле. Ей не пришлось по душе приглашение на ужин. Виктория боялась с ним встретиться ещё раз умышленно, а не случайно и Нико заметил.  Консервативное воспитание! Скорее всего, её родители всё время ссылались на Господа. Но итальянец тоже был из похожей семьи. Каждое воскресенье ходил с мамой на службу, но отличие их семей в том, что в семье Нико религия не была главным запретом, а помощником. Мистер Фонтейн, отец итальянца, был отъявленный атеист, который не принимал религию. Эрика верила в Господа, Несса – порой, а Дани пошла по стопам отца. Да, в семье Фонтейнов прививание любви к богу происходило добровольно.
Но итальянец не осуждал Викторию.  Её было жаль в том, что заставляли любить Господа. Возможно, без строгих взглядов родителей, девочка бы сама приобщилась к семейным молитвам, как это произошло с ним.
– У меня жена и дочь-подросток, которую я слишком балую, - Нико редко скрывал своё положение. Лишь в первые минуты знакомства. Нико наклонился и произнёс почти шёпотом  с долей юмора, - Но если бы я был стареющий сорокалетний холостяк, вряд ли бы вам пришлось по душе моё внимание. Вы отказываетесь – я вас понимаю, но не соглашусь с вами.  Если вы не хотите  запланированную встречу, случайная всё равно произойдёт. Не волнуйтесь, я приложу к этому руку. Считайте, что это угроза. Вы не только красивая, но и умная женщина, Виктория. Должны догадаться сами почему.
Он закинул ногу на ногу, откинувшись в кресле, и уже громче – произнёс:
– И я не предлагаю вам разрушать мою семью, - улыбнулся итальянец, - Если вам приятно пить со мной кофе, то почему бы это не повторить? Всего лишь кофе, верно?
Её отказ нисколько не задел. Какую роль займёт Виктория в его жизни, можно было только догадываться, но одно Нико знал – он не хотел, чтобы эта встреча стала последней. Пожалуй, было бы даже жестоко с его стороны оставить девушку совсем одну без друзей и с женихом, который понимал её через раз.
– Как терамису? Вкусный? – заговорил итальянец снова улыбнувшись, - Признаться, ненавижу сахар и сладкое, а вкус моего крепкого кофе без сахара и сливок не может понят никто.
Он с удовольствием наблюдал, как Виктория лакомится десертом.

0

14

От его слов про румянец она и вовсе попыталась спрятать лицо, отведя взгляд в сторону. Сейчас бы убежать и спрятаться от любопытных и внимательных глаз окружающих, но ей было не пять и не пятнадцать лет и убежать это было ниже ее достоинства.
- Я рада что не совсем уже открыта для окружающих, тогда откуда столь точные догадки? – посмотрела она с долей интереса. Хотя наверное не важно. Если фокусник откроет секрет своего фокуса, будет ли он все так же интересен окружающим? А если ты сам узнаешь секрет фокуса, будешь ли ты продолжать ходить на представления?
Она вздохнула. По правде говоря она почему-то догадывалась заранее что он будет сопротивляться ее консерватизму и ее взглядам на жизнь. Она не знала почему. Может это была какая-то внутренняя вечная борьба против всего мира, может оставшийся с годами подростковый максимализм, но как бы то ни было, Нико был бунтарем в ее глазах не только потому что пытался ей противоречить, а вообще все его поведение напоминало протест скучно жизни, взрослой жизни которой жила она, которой жил он сам. И это притягивало. Она сама не знала почему. Ей было интересно наблюдать за этим человеком. Ей было интересно слушать его и черт возьми одновременно с этим слушать его было до одури приятно. Приятно было слушать комплименты, видеть это рвение. И вообще это все было не правильно, но черт побери так заманивало. Виктория на секунду прикрыла глаза и глубоко вздохнула отгоняя от себя не правильные мысли возможного принятия этого предложения.
- Дело не в том встретимся или нет. И мне эти встречи принесут гораздо меньше вреда, как в общем-то и вам. Но подумайте просто на секунду как отреагирует Ваша жена если до нее дойдут просто слухи о том что Вас видели с другой женщиной. Будет ли она мучится от этой мысли и как повернется Ваша жизнь, - Вик откинулась на спинку сиденья, сжимая пальчиками тонкую ручку чашки  с кофе. ЕЕ взгляд опустился, - Мне пришлось долго объяснять ту историю с кроватью и заверю Вас – счастья мне не принесла та ссора. Зачем Вам нужно что-то подобное? Да и мне вроде как незачем, - аргументы были весомые, хотя она уже даже сейчас осознавала что и тут он найдет для себя более весомые противовесы которые вернут или оставят его на том уровне уверенности на котором он был.
Мейсон снова пододвинулась к столу и стала ложечкой аккуратно есть свой десерт. Тирамису был приятен на вкус и нужно было отдать должное повару – это был действительно тирамису, а не пародия на него. Вопрос вызывал улыбку.
- Это моя слабость. Единственный десерт который сводит меня с ума. На самом деле балерины не могут поправляться, а значит нам с детства запрещают есть все сладкое. Так и живем. Сейчас я могу себе позволить лишние килограммы. Я сама себе тренер и сама себя контролирую, но раньше меня за такое могли и высечь при случае, - она улыбалась, вспоминая детство. – Чай и кофе я пью без сахара, а вот от этой слабости отказаться не могу. Как ни крути. Правда побаловаться удается не каждый раз, - она пожала плечами и с удовольствием проглотила еще небольшую порцию.

0

15

– Я вас прекрасно понимаю, – ответил он, качнув головой, - Вы в своей ситуации недавно, сдаётся мне, а я – четырнадцать лет. Боитесь спугнуть счастье и без того хрупкое, да? Я рассуждал так же как вы, когда мы с Рейчел только что обручились. И, к слову, благодарю, что так беспокоитесь за мою жену, но ей часто сообщают, что я гулял, пил кофе с другой. Или, ещё хуже, её подвозил… Каждый раз новую… Вот с кем вы разговариваете, cara! Бегите, что есть сил!
И Нико тихо засмеялся. Разумеется, он говорил невсерьёз вопреки тому, что это можно было назвать частичной правдой. Итальянец не был ни консерватором, ни однолюбом. Каждую из тех «других» он любил по-разному и совсем по-другому Рейчел. Он знал о том, что такое правда и совесть, и даже верность? Но кто сказал, что быть верным – это замкнуть свой мир в одном человеке и забыть про других? А правда в том, чтобы “отметать” остальных дам на стадии знакомства?  Нико считал то, что многие называют верностью, на самом деле больше смахивает на эгоизм, но не к себе, а к “единственному” или к “единственной”.
Столько восторгов о Пенелопе, которая “дождалась” своего мужа, а кто-нибудь подумал о тех мужчинах, которые претендовали на это место? Может быть, кто-то в самом деле любил Пенелопу, а её холодность буквально убила его, лишила интереса жить и радоваться. У всех были мысли и желания по отношению к Пенелопе и самооценка, в конце концов, которая возможно сильно пострадала из-за этого случая.
– У меня три сестры, но случается, что никому не приходит и мысли о родстве, когда видят меня рядом с молодой девушкой, - Нико улыбнулся Виктории, - И по правде говоря, Рейчел уже не обращает внимания на эти слухи, которые в большинстве всего лишь вымысел.
Надо было отдать его жене должное. В его жизни было много девушек, но всегда оставались они пять: Рейчел, их дочь и его три сестры. Она не закатывала скандалы, даже в более щекотливых ситуациях, чем оказалась Виктория в мебельном салоне. Возможно, она понимала натуру своего мужа.
Чёрт, в его жизни никогда не было чего-то одного. Если сестёр, то три, родины – две, родного языка – два. Только дочь была единственной. Возможно поэтому и в личной жизни, если возлюбленных, то не одна.
– Если вы боитесь быть единственной гостьей, на ужине, приходите как болельщица. В воскресенье моя компания устраивает игру и я в команде нападающий… Обожаю футбол…  Я буду рад одному вашему присутствию на трибунах. Не обязательно подходить после и поздравлять меня с победой, - Самомнение у него всегда было размером с Техас, - Скажите ваш адрес. Я пришлю вам билеты.
Виктория была совсем из другого мира, где всё строится на старых нерушимых идеалах. Где хвалят героя, который убивает злодея, не думая что у того была отнятая жизнь; жена с радостью выбирает в пользу мужа, без мыслей о том, что её благоверного может пугать такая преданность; где живут счастливые Джон и Эллисон с двумя прекрасными  детишками в милом розовом домике с низким белым заборчиком.   
Сам Нико не понимал тот “правильный” мир, где до сих пор наивные люди верят в сказочные идеалы. “Ни за что и никогда” – разве можно так зарекаться?

0

16

Она слушала мужчину. Она действительно боялась спугнуть счастье. Вернее не так. Она боялась его разрушить его своими руками, а потом обвинять себя в том, что произошло. Она бы не простила себе ни боли которой бы причинила себе, ни еще большей боли которую сможет причинить Натану. Хилл был конечно себе на уме, поглощенный в свой любимый спорт, полностью отдающийся ему, полностью отдающийся своей месте о новом дане, полностью отдающий себя студентам. Она действительно любила его если понимала все это, если принимала все аспекты его жизни полностью. Она действительно любила его если боялась спугнуть это счастье. Правда, с другой стороны если бы действительно так боялась, то наверное одела бы кольцо сразу и уже сейчас возможно они бы расписались если не в присутствии сотни гостей, то явно бы наедине в муниципалитете. Просто… Это было сложно объяснить. Она боялась его потерять и поэтому не соглашалась пока на свадьбу, пока они не узнают друг друга получше, вернее пока он не узнает ее семью, ее жизнь вне университета, за пределами их квартиры. Он и его жизнь казались ей как на ладони, тогда как ее прошлое для него явно было еще покрыто тайной. И вот находясь в этом изрядно подвешенном состоянии она боялась и шагнуть вперед и шагнуть назад потеряв все. А Нико мог как раз утянуть ее назад.
Она слушала его слова про девушек и от его-то не удивлялась. Он создавал как раз ощущение такого мужчины, вокруг которого будут всегда увиваться женщины и девушки. И причем ему это будет всегда нравится, как ни крути. Единственное чего она не могла понять, так отношение ко всему подобному со стороны жены мистера Фонтейна. Что за отношения это были? Брак по расчету? Тогда безразличие вполне понятно и естественно. Во всяком случае тогда не так обидно и больно, если же это любовь, то уже больнее. Она конечно слышала про полигамность мужчин, но в то же время видеть это наяву было совершенно иное. Кстати говорят тут же Нико уточнил что у него есть сестры которых вполне могут принять за незнакомых барышень сопровождающих его. Но сейчас же она не была его сестрой ни по слухам, ни наяву и данное общение и данная встреча могла рассматриваться как прогулка на сторону от жены и брака. Вик не нашлась ничего ответить кроме как вздохнуть в ответ и отправить в ротик еще одну порцию десерта.
Его приглашение поступившее повторно но уже в другой форме и на другое мероприятие было более заманчиво. Виктория убрала прядь волос, упавшую на глаза и задумалась. В действительности это было не так провокационно что ли. Ее отец любил футбол, да и кто его не любит в Техасе? Каждый ребенок в Техасе с пеленок знал что такое футбол и как в него играть и кто главный нападающий в команде Хьюстона. Правда в принципе нельзя было сказать что она любила или ненавидела этот вид спорта, но вот отказываться все же было бы грубо. Тем более после такого подарка который мужчина сделал.
- Думаю на матч я могу прийти, - она кивнула. Кофе и десерт закончились и было уже довольно много времени и пора было собираться домой. Тем более на завтра нужно было сделать ряд приготовлений. Она достала из сумки кошелек и вытащила купюру оплачивающую заказ обоих и оставляющую даже чаевые. – Мне к сожалению пора уже идти, дел много. Вы сделали мне подарок, а я просто не могу вас не угостить, - Мейсон улыбнулась, она достала листок бумаги из блокнота и ручку, написала адрес, положила купюру и записку на стол и поднялась со своего места. – Буду ждать билеты на матч тогда, - она немного задерживалась. Как будто не хотела уходить. Вернее ей казалось что что-то она забыла или не сказала, что-то что нужно было сказать. А может ей просто было приятно общество этого мужчины вопреки всем сказанным словам. – Было приятно встретиться с вами, - ну вот. Кажется сказала. Теперь пора. Вик развернулась и направилась к выходу из кафе.

0

17

Для Нико верность одному человеку было не более глупой формой проявления эгоизма. Как любят говорить романтики, “навеки ваш”, “вы одна в моём сердце”, “я весь ваш” и прочее, и прочее, и прочее. Итальянец тоже бывало, прибегал к подобным словам, но не из-за веры в святость и нерушимость, а просто, потому что женщины, как правило, падки на такие слова.
Наверное, звучит до жути странно и неправдоподобно, но Нико относился ко всем своим женщинам, включая сестёр, жену и дочь, с равной порцией уважения. Ни одну он не бросал после проведённой ночи, ничего не объяснив, у него не было “случайных встреч”  с постельным исходом. Пожалуй, единственный раз, когда он действительно поступил бесцеремонно, была Памела. Выставить её за дверь без объяснений причин – жестоко. Итальянца до сих пор мучила совесть. Но он не мог поступить иначе. Того требовала семья. Словом, Нико никогда себя не вёл “как последний скотина”, потому что родители смогли ему привить уважение к женщинам.
Более того, итальянцу нравилось делить себя на кусочки. Ведь этим ему приходится заниматься с самого детства. Сначала сёстры, со всеми нужно было разговаривать, дружить, следить одинаково, никого не выделяя. И так было до сих пор. Поэтому, покинув родительский дом и, оказавшись в своём собственном, сёстры отошли на второй план. На первый вышла жена и дочь. Итальянцу невообразимо было подумать, что уже не надо делить своё внимание. Даже дочь одна!
Впрочем, Нико не очень часто пытался объяснить кому-то истинные пристрастия, эту любовь к “делёжке”. Потому, что как объяснить, что он чувствует себя чертовски одиноким, если в его жизни всего две женщины, которые хотят от него совершенно одинакового? Люди покрутят у виска, в лучшем случае, а в худшем, позвонят куда следует, и окрестят “сексоголиком” или “маньяком”. 
Виктория начала собираться, как истинная бизнес-леди. Оставила купюру за кофе с десертом и ушла. Правда поблагодарила за компанию.
– Солидарен с вами. Всё было чудесно! – он ответил улыбкой чеширского кота и проводил девушку взглядом, пока она не скрылась из виду.
На миг ему показалось, что вся эта правильность, честность и прямота Виктории немного напускная. Вернее, она сама-то не верит так свято в те идеалы, которыми пыталась обороняться от Нико. Слишком просто было преодолеть этот барьер. К тому же,  она таки пошла на диалог и даже пригласила за свой счёт попить кофе.
“И при живом-то муже, то есть, женихе”, - тихо рассмеялся итальянец своим мыслям.
Он взглянул на время – успевает на обед. А после можно пойти на вечернюю службу или на тренировку. К сожалению, не удавалось выбрать оба. Скоро матч и тренировки проводились часто. Почти каждый день.
Он в последний момент  вспомнил про адрес Виктории и спрятал его в карман пиджака. Сумка с покупкой – нет, про неё он не забыл.
Дорогой Нико простаивал в пробке, как обычно, коротая время с Библией, заехал в школу за дочкой. Они вдвоём немного опоздали на обед, но Рейчел не сильно сердилась.
После еды он наблюдал с балкона, как Рейчел ухаживает за своим любимым садом, пока не стемнело. Потом отправился на стадион. Иногда он думал, какой бы была его жизнь, если бы наоборот, он был собственником, эгоистом и к его предпочтениям больше бы подходила приставка “моно”, чем “поли”.

0

18

The End

0


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » Как мы встретились снова. 20 сентября 2011 [finished]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC