Barnaby Woods

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » Пока чернила есть - вокруг черно


Пока чернила есть - вокруг черно

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

26.05.11. (учитывая, что сейчас осень)...место, ну, может, небольшое кафе, где Форд и назначил встречу, все-таки обращение неформальное, потому что официальный запрос в журнал очень долгий.

Дата и время: 26.05.11, поледнь
Место и его описание:

фото

http://s1.uploads.ru/t/4Vhd9.jpg

Небольшое уличное кафе в центре Хьюстона, где готовят очень хороший чай. Так же оно славится ассортиментом различных коктейлей. Однако в полдень рабочего дня здесь довольно пустынно, весь народ собирается вечером, когда спадает жара.
Тип флешбека: прошлое
Краткое описание отыгрыша:
Проблемы разного масштаба есть всегда и у всех, ведь люди не могут жить без того, чтобы не создавать этих проблем всем вокруг. Вот так и журналистка Рейчел Фонтейн создала проблемы для местного миллионера Форда, а заодно и для себя. Или нет? В общем, эти двое договорились о встрече, чтобы расставить все точки над "i". Только взаимная заочная неприязнь - дело тонкое, и кто знает, как закрутится разговор?

0

2

Четверг - самый сложный день недели, определенно. Это день, когда до вожделенных выходных остается совсем немного, а середина рабочей недели ещё не отступила со своей суматохой. Вот и в этот четверг Форда не ждало ничего хорошего.
  Как известно, по закону подлости, неприятности имеют свойство начинаться с утра. Открыв ежедневную газету, Форд понял всю справедливость этого высказывания. Известному миллионеру хватило того, чтобы прочесть статью по диагонали, чтобы понять, что он крупно влип. Уму не постижимо, как эта информация попала в прессу, и кто среди его окружения такой болтун? Глянув, на имя автора этого газетного "шедевра", Уилл решительно набрал номер редакции газеты, где в командном тоне потребовал телефон журналистки. Набрав номер, он сухо назвал свое имя и проинформировал о встрече, даже не собираясь ничего выслушивать.
  Пока он вызванивал некую Рейчел Фонтейн, жена успела взять газету со стола и не преминула заявить, что это из-за его работы, она вынуждена такое читать. В принципе мирный Форд потихоньку зверел. Дабы избежать ссоры на глазах у детей, Уильям поспешно покинул дом и ,сев за руль, отправился на работу, где его ждал очередной завал проблем.
  К черту. К черту все. Взять билеты и завтра же свалить куда-нибудь на Фиджи, не сказав никому не слова, - мечтал Уилл, зарывший с головой в бумаги и отчеты. Близилась студенческая сессия, а это означало, что ему нужно заверить все вопросы, касательно экзаменов, просмотреть  их расписание, а заодно и разобраться с бумагами о доставке нового оборудования  для ледовой площадки. В половине бумаг не упоминалось точное наименование закупаемого товара,  что могло плохо обернуться при подаче техники на ремонт. Кажется, Сэм говорил о том, что они разбираются с заказчиком который день. Похоже, придется съездить туда лично. А заодно, встретится с той журналисткой, кафе как раз по дороге, - планировал Форд. Взглянув на часы, он понял, что нужно выдвигаться, если он не хочет опоздать на обе встречи. Прихватив из-за стола планшет, надеясь тем самым успеть между делом пролистать последние биржевые отчеты, Форд отправился в то самое кафе.
  Несмотря на то, что в центре города произошла какая-то авария, ректор Техасского университета успел на условленное место вовремя,  даже на пару минут раньше. Заказав себе кофе, миллионер принялся рыться в планшетке в поисках отчетов. Кажется, и здесь ему сегодня не везло. Сунув гаджет в портфель, Форд устало потер глаза и глотнул уже почти остывшего кофе. Раздражение и усталость последних дней давали о себе знать. Ещё и эта писака, неужели им так неймется писать свои скандальные статейки так не вовремя? - недовольно подумал Билл.
Кажется, девушка, написавшая утреннюю статью его раздражала уже заочно. Все подобные люди, казались Уиллу одинаковыми: алчными до чужой жизни и чужих проблем, а заодно и не имеющими собственной головы на плечах. Такие дамочки, по представлению Форда, чаще всего одевались во все яркое, непременно красили губы в алый цвет, желая привлечь к себе внимание, а заодно обожали сплетни и с удовольствием и жадным огоньков в глазах разносили их повсюду, словно сороки. Пожалуй только такие, глубоко бестолковые личности, могли заниматься таким глупым делом, как написание статей для желтых газетенок. То, что газета вовсе не "желтая", а журналистки не все выглядят именно так, Форда не волновало. В любом случае, достойными  собеседниками, он людей этой профессии точно не считал.
Прошло ещё пару минут, а между тем некая Рейчел Фонтейн так и не соизволила явится. То, что прошло меньше дясяти минут, всегда пунктуальный Уильям не заметил.

Отредактировано William Ford (27.05.2013 18:44)

+1

3

Рейчел с тоской взглянула на мягкие диванчики в холле редакции, и быстрым шагом, c едва ли не мученическим выражением лица, прошла к собственному столу, который, стараниями ассистенток её личной дамской гвардии, был принесен сюда по случаю ответственного собрания и централизованной отповеди редактора.
Самой Фонтей было вообще не понятно, к чему вся эта театрализация: не нравится как работают твои подчиненные - ищи проблему в себе, а если так уж хочется поиграть в крутого босса, то для этого тебе и выделен отдельный кабинет, где самое оно и лекцию лентяю прочитать и угощать плюшками куда более выдающиеся кадры.
И вот сейчас этому тяжёлому столу предстояло отделить уже состоявшихся членов журналистского братства от графоманов-дилетантов, которые совсем скоро оккупируют уютную мебель, тогда как ей самой светит сидеть всё это время на жёстком стуле и внимать пламенным речам начальника.
И вообще, какой идиот придумал проводить планерку по четвергам в огромном холле? Этот вопрос мучил Рейчел уже не первый месяц, но искать на него ответ было скучно и не интересно, извините, но идиоты - не ее профиль.
Покинуть этот праздник жизни можно было либо по очень важному делу, либо вперед ногами, других отговорок не принималось, но кажется сегодня в ее жизни случилось чудо.
Не прошло и пяти минут корпоративного ликбеза, как зазвонил ее телефон, отсвечивая дисплеем незнакомый номер. Соблазн сбросить был велик, но терять столь благовидный предлог было просто глупо, поэтому она нацарапала главному короткую записку о том, что ей звонят по поводу очередного крышесносного материала и не прощаясь откланялась.
А ведь по сути, она даже никого не обманула, звонил Уильям Форд, желавший встретиться и, вероятно, высказать ей недовольства.Почему недовольства? Ну, если бы статья не была столь провокационной и до безобразия правдивой, а напротив, скучной и банально восхваляющей местное высшее учебное заведение, мистер Форд просто прислал бы в редакцию какой-нибудь безвкусный букет, заказанный его секретаршей, с вложенной карточкой и пожеланием: Пишите. Пишите! и Ещё раз пишите!!
Тронувшись с места, она лениво взглянула на часы, понимая, что вовремя не приедет. До выбранного места встречи было около двадцати минут езды, а это значило, что мистеру Форду придется немного подождать и счастье его настигнет, если не в жизни в целом, то хотя бы в ее лице в частности.
Именно с таким настроем она покинула машину и направилась в кофе. Заведении оказалось довольно милым, персонал приветливым, а вот мистер Форд, будучи в контрасте со всем вышеперечисленным, выглядел хмурым и уставшим.
Но худшее ждало Рейчел впереди. Попросив официанта принести ей чашку чая, она заняло место напротив Форда и поздоровалась первой:
- Прошу прощения, что заставила вас ждать. Чем могу быть полезной? - спросила она, глядя ему в глаза
Это взгляда было достаточно, чтобы понять - разговора, вероятно не получится. Дело в том, что эти двое просто хотели слишком разного от жизни : Форд - вменяемых студентов, исчезновения журналистов как вида и в недалёком будущем спокойную пенсию, она - новую статью, билет до Кипра и личного массажиста-мулата. А вместо этого, им обоим приходится сидеть здесь и гипнотизировать друг друга неприязненными взглядами.
Забавно, Уильям Форд, ещё даже не открыл рта, но Рейчал поймала себя на мысли, что  этот человек ей не нравится. Это неприятие возникло так неожиданно и оказалось таким стойким, что ни знания о его положении, ни весьма приличные внешние данные не смогли перекрыть негатива, наполняющего все ее существо.
Отчего-то безумно захотелось встать из-за стола, напоследок, нахамив этом человеку, удалиться и написать в следующем номере очередную гадость, правдивую и бьющую по самолюбию гадость, на которую Форд стопроцентно отреагирует до крайности болезненно.

Отредактировано Rachel Fonteyn (28.05.2013 01:59)

+1

4

Наконец-то журналистка почтила его своим вниманием, а то есть явилась на место встречи. Всегда ценящий свое время Форд, конечно, был далеко не рад тому, что Фонтейн опоздала, да и к тому же Уилл был абсолютно уверен, что девушка особо и не торопилась. И откуда что берется.
  К несчастью, а может и наоборот, представления Уилла о внешнем виде собеседницы не оправдались. Перед ним появилась вполне милая девушка, без особого алчного огонька в глазах, да и помада у неё отнюдь не была кислотно-красной. В целом, встреть Форд этого человека на улице, так ни за что бы не догадался о её профессиональном занятии, что раздражало ещё больше, ведь именно сливаясь с толпой представитель прессы и вызнавали все ненужные факты, без сожаления расписывая их потом перед публикой.
- Прошу прощения, что заставила вас ждать. Чем могу быть полезной? - спросила журналистка. Взгляд "глаза в глаза" подсказал, что разговор у них легким не будет. Эта девушка тоже судя по всему не в очень радушном расположении духа, а когда встречаются два заколебавшихся человека, то по определению душевного разговора у них не выйдет. Но тем не менее, может не стоит так судить по одному виду? 
- Добрый день, миссис Фонтейн. Я попросил Вас прийти, чтобы обсудить утреннюю статью, написанную Вами, если хоть в этом можно верить  газете. А вернее - степень её правдивости, - ответил Форд, сходу обозначая тему разговора. Тратить время на любезности и красивые дифирамбы, полагающиеся для подведения к сути разговора Форд не стал. Не было ни желания, ни моральных сил.
Послушайте, - несмотря на усталость голос прозвучал недовольно, - Вы отлично должны понимать, что половина фактов высосана из пальца, если и вовсе не придумана, но из-за этих сплетен может пострадать репутация университета, что весьма плохо обернется для нескольких сотен учеников и преподавателей. Неужели Вам не найти другой темы для статьи, чтобы поиграть на нервах у кого-нибудь другого? - несколько ядовито поинтересовался Форд. Такт-то он добрый и отзывчивый человек, но усталость и постоянные проблемы ещё не улучшали ни чей характер, особенно когда в один прекрасный день совпали и проблемы на работе, и в личной жизни и ещё вот такие вот разговоры вести приходится. Что-то подсказывало, что журналистка, как впрочем и многие из этой писательской братии теперь напишет ещё несколько статей на тему университета, что может весьма плохо обернуться.
  -Может ну её? Позвонить в редакцию, потребовать не трепать репутацию ТСУ и пообещать заплатить? Так ведь и правда несколько проще? - невольно подумал Уилл. Но что-то подсказывало, что деньги-то возьмут, а статей ещё больше понапишут. И пойди потом докажи, что обещали не писать. Ох, уж эти журналисты. Как говорят, журналистика - это женщина. Её не ударишь, но и купить можно лишь на недолгий срок. И проблем от неё столько же.
Уилл ещё раз внимательно окинул взглядом собеседницу. Нет, несмотря на отсутствие яркой помады и алчного огонька в глазах, которые ну точно присущи абсолютно всем представителям прессы, она казалась Форду такой же цепкой , хваткой и неприятной. Такие как она беспардонно лезут в чужую жизнь и копаются в чужом грязном белье ради хорошей статьи. Противно даже, - так думал Уильям.

Отредактировано William Ford (28.05.2013 19:59)

+1

5

Ее ожидания оправдались в полной мере. Сей пассивно-агрессивный субъект решил высказать ей свое "фэ", вместо того, чтобы оторвать свой зад от стула и навести наконец порядок в вверенном ему учебном заведении. Радовало лишь одно - со старта обозначенная тема, а значит долго ходить кругами и аккуратно подбирать слова мистер Форд не намерен.
Прекрасно, можно выслушать, встать и уйти. А на вопрос редактора о том, как прошла ее встреча ответить так: в ней было начало, середина и конец.
- О, какое многообещающее начало, - скупо уронила она на приветственную тираду Форда и взяла в руки чашку с поданным чаем, - продолжайте. Вот не поверите, но во время нашего разговора по телефону вы мне виделись несколько косноязычным, а тут оказывается целый оратор.
Она не собиралась ни дразнить его, ни тем более обижать. Последняя реплика была чистой воды наблюдением, и со стороны Уильяма Форда было бы слишком большой ошибкой обижаться на правду.
Глоток чая приятно освежает, взгляд собеседника моментально развращает с небес на землю.
Его возмущение и недовольство разрастались буквально в геометрической прогрессии и Рейчел едва сдерживала улыбку, чтобы не накалять градус общения до предела раньше времени. Мужчины, они как дети, пока не выговорятся - не оставят в покое, поэтому выход из ситуации был один - продолжать слушать.
Мистер Форд говорил вдохновенно и возможно даже тактично, если быть беспристрастной в отношении звучавших интонаций и индифферентной в  восприятии некоторых формулировок. Рейчел же за собой не замечала подобной толерантности к словам, но с ответом не спешила предпочитая копить раздражение, дабы потом разом слить наколенную "прелесть" на голову собеседника.
Ну, что за вежливая грубость? По моему вы начинаете забываться уважаемый....
- Высосана из пальца? Полна лжи и неподтвержденных фактов? А, ещё и будоражит фантазию всех, кто так или иначе соприкасается с вашим университетом, - перечисляла она, поочередно загибая пальцы левой руки, - и с вами лично, не так ли?
Очень хотелось, чтобы после этих ее слов этот злобный ректор подорвался с места и убрался прочь не прощаясь, а не схватился за первый попавшийся стул, исполненный желания снести ей голову этим фактурным предметом мебели.
- Если бы статья и впрямь была такой неудачной, как вы говорите - мы здесь сейчас не разговаривали бы. Даю голову на отсечение, что лично вы писали бы заявление и в суд мира, и гаагский трибунал, а ещё терроризировали бы редакцию угрозами и прочими страшными посулами. А вместо этого  напрасно тратите время, лучше бы вспомнили о том, что вы ректор и ваша основная головная боль - ваши студенты, а не то, что о них пишут в газетах.
Рейчел ни в коем случае не хотела его обижать, но Форд сам того не понимая вел их беседу по тупиковому руслу. Понимая, что ещё одно слово и он попросту начнет меняться в лице, Фонтейн закрыла рот и потянулась к чашке с чаем. Первый зрительный контакт был безвозвратно разорван, но любопытство брало верх и Рейчел, аккуратно опустив чашку снова подняла на него глаза.
Сказать что-то определённое по его взгляду было нельзя, но журналистка была практически уверена в том, что если студенты и были, на данный момент головной болью мистера Форда, то сама Рейчел в сравнении с этим была его персональным раком мозга, борьба с котором  - есть дело чести.

+1

6

Увы, кажется, сегодня ни один Форд был не в духе.
  - О, какое многообещающее начало,  продолжайте. Вот не поверите, но во время нашего разговора по телефону вы мне виделись несколько косноязычным, а тут оказывается целый оратор, - довольно едко заметила журналистка. Конечно, это вызвало недовольство Форда. Эта девушка напомнила ему студентку, как раз из тех, на кого никогда нет управы, кого вроде бы и не выгонишь за финансовые вложения родителей, но очень хочется хотя бы за наглость по отношению ко всем остальным. Но тем не менее выгонять таких студентов было нельзя, так же как и нельзя было прямо высказать этой наглой журналистке все, что он думает о ней и о её работе.
- Высосана из пальца? Полна лжи и неподтвержденных фактов? А, ещё и будоражит фантазию всех, кто так или иначе соприкасается с вашим университетом, - девушка при перечислении ещё и нагло загибала пальцы, - и с вами лично, не так ли? - несколько провокационно поинтересовалась Фонтейн. Если честно, желание высказать все как есть никуда не делось, а наоборот, возросло многократно, но ректорская выдержка позволила-таки сдерживать собственную злость и лишь внимательно слушать.
-По-моему, Вы забываетесь, - холодно произнес Форд. Ему совсем не понравился этот переход на личности. Ещё не хватало, чтобы в прессу ушла информация касающаяся лично его. Это мало забило бы последний гвоздь в крышку гроба отношений с семьей и окончательно загубило бы вообще все.
- Если бы статья и впрямь была такой неудачной, как вы говорите - мы здесь сейчас не разговаривали бы. Даю голову на отсечение, что лично вы писали бы заявление и в суд мира, и гаагский трибунал, а ещё терроризировали бы редакцию угрозами и прочими страшными посулами. А вместо этого  напрасно тратите время, лучше бы вспомнили о том, что вы ректор и ваша основная головная боль - ваши студенты, а не то, что о них пишут в газетах, - заметила журналистка. Честно говоря, ещё бы немного и Форд высказался совсем некультурно и свалил бы на вторую встречу, на которую он к слову, уже рисковал опоздать. Но желание довести эту беседу до логического конца было сильнее планов, так что Форд решил пропустить вторую встречу хотя бы ради того, чтобы эта Фонтейн не считала, что вышла из этой беседы победителем. Но Рейчел удачно замолчала, тем самым не переполнив чашу терпения Форда, поэтому разговор продолжался.
-Знаете, несмотря на всю абсурдность статьи, ни один суд мира не запретит желтым изданиям публиковать сплетни, к моему большому сожалению. Да и к тому же, как вы заметили, моя основная головная боль - студенты, и тратить собственное время на "террор", как вы выразились, какого-то издательства мне бы совершенно не хотелось, - раздраженно ответил ректор. Но тем не менее я зачем-то сижу здесь и обсуждая с ней эту чертову статью, - недовольно подумал он. После этой мысли гнев как-то начал проходить. Кажется, он действительно зря поддавался этому глупому порыву наговорить гадостей за плохую статью. Во-первых, такой подход никогда не приносил результатов, а во-вторых, как правило он приносил результаты совсем отрицательного характера. Да и к тому же, претензии Форда были немного не основательны, в чем бы он, конечно, никогда не признался даже самому себе.
-Все же, журналистика как женщина. Проиграешь спор - чувствуешь вину. Выиграешь - вину вдвойне. Так что прошу меня извинить за некоторую грубость. Ваша статья действительно пришлась не ко времени, но обвинять Вас - было моим неверным решением, - устало и уже совершенно спокойно извинился Форд. Вот что у него было не отнять, так это умение пусть и не сразу, но все же признать свои ошибки. Ну хотя бы некоторую их часть. Ну хотя бы иногда.
  Наконец-то схлынувшее раздражение позволило взглянуть на девушку по новому. Она ведь тоже делала только свою работу, - невольно подумал Форд, но решил, что в редакцию недовольное письмо отправит и попросит документальное подтверждение всех фактов. Хотя какое там подтверждение, он ведь и так знает, что все это правда, но закрывает на это глаза, прекрасно понимая, что переучивать богатеньких студентов не в его праве.

Отредактировано William Ford (29.05.2013 16:28)

+1

7

В жизни Рейчел было всего три вещи, которые она не воспринимала в принципе: вежливое хамство и унисекс в одежде и отношениях.
Так, вот, мистер Форд воплощал собою первую позицию ее незамысловатого списка. И пусть с его  губ, пока так и не слетело ни одного цензурного ругательство, но все его существо буквально вопило, что он на грани. Это особенно бесило. По мнению Фрнтейн, все эти его потуги держать хорошую мину при плохой игре и выеденного яйца не стоили.
Хочешь держаться на уровне - научись владеть собой,- подумала она, слушая как Уильям Форд, цедит очередную возмущенную фразу. Громадным усилием воли Рейчел взяла  себя в руки, чтобы продолжить беседу.
- Вас это травмирует? - стараясь вложить в вопрос максимум участия,поинтересовалась она, в очередной раз окидывая собеседника оценивающим взглядом. И пусть эта встреча длилась не так уж долго, но Рейчел хватило и этого чтобы понять,что Уильям был раним приблизительно как скандинавский викинг и обладал приблизительно схожей и ним "утонченной" душевной организацией.
Но, возможно, если копнуть поглубже...
Вдруг всё это - всего лишь маска, способ самозащиты? - эта мысль улетучилась так же быстро,как появилась, потому что Форд снова заговорил. А ведь она уже практически сумела абстрагироваться от личной антипатии к этому человеку и попыталась вникнуть в суть его проблемы и не принимать в штыки его несколько не адекватную реакцию. Но теперь все стала понятно, окончательно и бесповоротно. Уильям Форд был как раз из той категории людей, у которых из ануса светит солнце, потому что основной массив экскрементов выходит у него изо рта.
- Желтым-не запретит, это их формат. И будь наша газета желтой вы бы скорее посмеялись над тем, что прочитали на первой странице, верно? Но вам, я вижу, совсем не смешно.
Провоцировать его  на очередной виток пикировки не было ни интереса, ни желания. Понимая, что уже в пустую теряет время, Рейчел был собралась уйти, но очередное высказывание Форд - застало ее врасплох.
Удивленно изогнув бровь она смотрела на него не совсем понимая: прикалывается он или говорит серьезно.
Он извиняется? - нельзя было не признать, что этот его поступок изумил ее. Казалось бы, сущий пустяк, но эти несколько слов, в один момент сломали так четко выстроенную картину мира в отношении данного человека.
Это было какое странное сочетание не сочетаемого.
В голове крутилось строчка из стихотворения неизвестного автора: "Своеобразный метис интеллигента с быдлом... Как обрыдло тебя разгадывать, как обрыдло" , но декламировать сие вслух Фонтейн не стала, полагая что на сегодня потрясений с ее подачи для мистера Форда и так достаточно. А если говорить о чем-то нестандартном и не сочетаемом, то ко всему такому она испытывала иррационально сильный интерес.
- А вы умеете удивлять, -примирительно улыбаясь, заметила она,-признаюсь честно, что не ожидала от вас чего-то подобного. Надеюсь, вы понимаете, что подмочить репутацию ТСУ не было моей целью. Максимум, что мне хотелось донести до людей статьёй, так это то, что пока не поздно нужно вернуть к старту детей выбравших в жизни не ту дорогу.
Она не особо интересовалась чем сейчас живет местный ректор, но сообразить что мистер Форд находится между молотом и наковальней было не сложно. С одной стороны его душили обязанности и неуемные родители заблудших юных дарований из ТСУ, с другой стороны пресса, обостряющая и без того непростое положение, из которого  мистеру Форду надо вывести всех и, по возможности, выбраться самому без ощутимых потерь.

Отредактировано Rachel Fonteyn (30.05.2013 15:38)

0

8

   - А вы умеете удивлять, признаюсь честно, что не ожидала от вас чего-то подобного. Надеюсь, вы понимаете, что подмочить репутацию ТСУ не было моей целью. Максимум, что мне хотелось донести до людей статьёй, так это то, что пока не поздно нужно вернуть к старту детей выбравших в жизни не ту дорогу, - девушка примирительно улыбнулась. Форд ответил ей тем же, но улыбка вышла несколько усталой.
   - "Вернуть к старту выбравших не ту дорогу"...А как? Никак, вот именно. Ни самим детям, ни их родителям в большинстве своем это не надо совершенно. Ведь у детей, которые стараниями и потом добились того, чтобы попасть в институт и готовы на многое ради того, чтобы его закончить, таких проблем с "неправильной дорогой" нет. А если у ученика особой цели нет, и он в ТСУ поступил лишь по просьбе родителей, или ради "понтов" то такого никак не заставишь идти по другому пути. Они нормально сдают экзамены, учатся не плохо, но при этом не заморачиваются и живут так как им нравятся, скатываясь как раз к той крутой дорожке. Да что я Вам рассказываю, Вы и сами это понимаете. Так что, единственное, что остается  - следить, чтобы их увлечения не касались университета. Не с родителями же мне беседы вести... - пояснил свою позицию Форд. Он действительно понимал, что как раз для таких студентов не считается управой, да и не мог он никак на них влиять. Конечно, случись что-то серьезное, он может выгнать их из Техасского Спортивного Университета, но в таком случае обязательно произойдет разлад среди учеников, а возможно и преподавателей, а ещё все это вылилось бы в прессу, что окончательно загубило бы репутацию заведения.
  Форд хотел добавить что-то ещё, но тут настойчиво зазвенел мобильный самого бизнесмена. Достав телефон из кармана, Форд прочел оставленное им напоминание, что через две минуты у него встреча по поводу поставок. Увы, добираться до нужного места необходимо было ещё полчаса, так что Уилл безнадежно опоздал, что впрочем, его не сильно огорчило. Ещё один спор, теперь уже из-за бумажной волокиты, он бы просто не выдержал и поставщику бы пришлось много о себе выслушать. Набрав короткое СМС, о том, что он не придет, Форд отключил телефон от греха подальше. В конце концов, большую часть дел можно отложить на завтра. Да и попросту невежливо убегать посреди разговора, когда общение только наладилось. 
  Все же , после того как собеседница перестала язвить и подкалывать, разговор явно приобрел куда более дружелюбное течение. Ну ещё и извинения Форда, а главное уход его раздражения сделали свое дело, но не будем об этом.
   -И все же, вот что бы Вы сделали на моем месте? - неожиданно поинтересовался Уильям у журналистки. Ему действительно была интересна точка зрения журналистки, поскольку она была так уверена в неправильности воспитательного процесса в стенах университета, что наверняка представляла себе, что сделала бы она лично. Вот и Форду её вариант решения этой проблемы  стал интересен.
   Хмм, а все-таки не все журналисты так гоняются за сенсацией, не чураясь никаких способов, - подумал миллионер.Это была даже скорее не похвала в адрес Рейчел, а общее мнение о прессе, которое надо сказать несколько улучшилось после этой встречи, Хотя до сих пор Уилл мог назвать полсотни отрицательных черт характера представителей прессы. а так же столько же минусов в их работе. Все-таки привычки, приобретаемые годами, не исчезают за один раз. ДА и если подумать, не так уж он был не прав, ведь многие журналисты вписывались в этот, так называемый, стереотип. Оставалось только порадоваться, что многие. но все же не все.

Отредактировано William Ford (30.05.2013 17:03)

0

9

Сейчас настал тот самый момент, когда говорить друг с другом можно было до плюс бесконечности. Острословить и точить друг о друга зубы стало как-то не актуально, а обниматься и, в лучших традициях клуба анонимных алкоголиков, гладить друг друга по голове и в два голоса вещать на все кафе, что жизнь наладится было бы уже крайностью и первым шагом к маразму.
Ситуации, в которой оказался ее новоявленный знакомый можно было только посочувствовать. Ведь по сути, он был абсолютно прав, как бы он не поступил все равно будет куча недовольных и никакого эффекта, хотя...
- Беседовать с родителями - бесполезно. По большему счету, их дети и так достаточно вынесли из подобного воспитания. Такая мера может только усугубить, не более.
Правда, куда ещё усугублять? - думала Рейчел, от чего-то вспоминая о собственной дочери. И хоть они с Нико старались направлять интересы Эвы в более или менее приемлемые направления, но интуиция подсказывала, что не пройдет и пол года, а их дочь сделает что-то такое, что  многократно переплюнет выходку кучки студентов ТСУ.
- А что если переложить все это с больной головы на здоровую? - напустив загадочности спросила Рейчел, - неужели в твоем заведении нет внутренней лиги справедливости или мегапопулярного братства, которое способно решать такого рода проблемы на уровне приемлемом и доступном твоим студентам? Только не надо сейчас о том, что в спортивном университете таким и не помышляют. Это классика: такое есть, было и будет в любом мало мальски дышащем заведении. И вместо того, чтобы расстраиваться, грузить себя и коллег всем этим - рискни и позволь деткам из золотой клетки жить по-взрослому в полной мере. Хуже чем есть, уже не будет. Контролируйте, но держитесь чуть в стороне. Не вмешивайтесь в это, временно спусти на тормозах, чтобы потом с чистой совестью проводить тотальную зачистку в стройных рядах неподдающихся исправлению особей.
Сейчас она говорила вполне серьезно, параллельно вспоминая свои студенческие годы. В ее время, такого рода инциденты бесследно не проходили, но отчислением заканчивались редко. И в последующем нормальное течение жизни оступившихся зависело не только от них самих, но и от правильно выбранной линии поведения, от которой было совершенно не целесообразно отступать.
- Это лучшее, на мой взгляд, из того, что вы могли бы сделать. Скорее всего, беседы с родителями вам не избежать, но отсрочить ее до того самого момента, когда некоторые из числа провинившихся сами не попросят о переводе или отчислении. Возможно это несколько жестоко и отдает интригой, зато сэкономит вам кучу времени и усилий, а так же сбережет нервную систему.
Естественно и у такого варианта дальнейших событий были свои минусы: в первую очередь исключался тотальный контроль ректора над ситуацией. Во- вторых Уильяму пришлось бы доверить эту миссию группе студентов, а не вершить правосудие лично, а знать наверняка способен он на такое и достаточно ли у него авторитета среди студентов, чтобы те все сделали правильно, тоже входило в обширный список неизвестных.
Впрочем, это совсем не ее дело, Рейчел все лишь попросили поделиться своими соображениями, что она в общем-то уже сделала.
- Как-то так, но вы вольны действовать по своему. Если вдруг в ваших планах возникнет необходимость привлечь прессу, то я к вашим услугам мистер Форд.

0


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » Пока чернила есть - вокруг черно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC