Barnaby Woods

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » На крутых поворотах [27 октября] - finished


На крутых поворотах [27 октября] - finished

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Дата и время: 27 октября в районе 02:00 a.m
Место:
Кабинет Форда

фото

http://s1.uploads.ru/8VKok.jpg

Светлые стены и пол и большой массивный стол - классика для почти любого начальственного кабинета. Этот тоже ни чем особо не выделяется, оставлен со вкусом, но с большим расчетом на требования его посетителей, чем на вкус самого хозяина. Сбоку у стены стоит большой кожаный диван, предназначенный для гостей.
Участники:

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/avatars/f41ccac434e46f5c0f4be645de7_zps6eab4416.jpg

Olivia Lex

female

27 y.o.

Тренер одиночного катания, мужского и женскогo

http://s1.uploads.ru/4LTB3.jpg

William Ford

male

46 y.o.

ректор ТСУ

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/avatars/6.jpg

Alicia Velazques

female

27 y.o.

тренер художественной гимнастики

http://i1175.photobucket.com/albums/r624/Marilin_Maris/avatars/6-1.jpg

Nathan John Hill

male

38 y.o.

тренер тейквон-доо WTF

Краткое описание отыгрыша:
В час ночи Форду пришло письмо с почты охраны, о том, что в университете случилось ЧП. Конечно же, ректор тут же подорвался в университет, заодно обзвонив тренеров. В зоне доступа оказались лишь некоторые из них. По телефону встревоженный начальник так и не объяснил, что случилось, сказав лишь что кажется, у них снова большие неприятности и попросил приехать.
Очередность: William Ford, Alicia Velazquez, Nathan J. Hill, Olivia Lex

Отредактировано William Ford (29.05.2013 22:04)

0

2

На счастье Уилла с его ритмом жизни час ночи это ещё совсем не поздно. Если бы он спал, то вряд ли бы заметил пришедший с почты охраны е-мейл и утром проблемы бы утроились в своих масштабах. Но занятый проверкой финансовых отчетов Форд даже рад был отвлечься на что-то постороннее. Ох, лучше бы этого письма не было и он и дальше продолжил бы сводить цифры с фактами. Твою... - непечатно подумал ректор университета. Если честно, первой реакцией был испуг. Конечно, на территории университета бывало всякое, но вот с суицидом на почве плохих оценок бывший футболист ещё не сталкивался и признаться не хотел бы, но судьба распорядилась иначе.
  Тихо собираясь, чтобы не разбудить, как ему казалось, спящий дом, Форд продумывал план действий. Так... Стив закрыл кабинет, вызвал полицию, скорую. Отлично, что-то уже сделано. Значит службы скоро прибудут. А дальше что? Надо, наверное, позвонить родителям девочки. Хотя нет, сначала нужно дождаться полиции и врачей, нечего панику поднимать. И нужно обзвонить тренеров, в конце концов эта ситуация их тоже касается. Может, кто что-то дельное и посоветует. Прежде всего надо позвонить Оливии, ведь студентка с её факультета... - решил Уилл. Наспех натянув какие-то джинсы и кофту Уильям тихо покинул дом, не забыв прихватить "связь с внешним миром" в виде планшета и сотового. Без них миллионер не выходил никуда.
  Сев за руль своего  BMW и дав по газам, Форд тут же набрал номер тренера по фигурного катанию.
- Да, Оливия? Доброй ночи, извини, что так поздно. В университете большие неприятности, тебе лучше приехать. Это срочно. Жду у себя, - положив трубку, Форд на ходу принялся листать телефонную книгу в поисках нужных телефонов. Хорошо, что трасса была пустынной, иначе точно быть аварии, при такой-то сосредоточенности на дороге.
Следующий в списке был Натан. После долгих гудков преподаватель тейквон-доо наконец-то взял трубку.
- Доброй ночи, Натан. Это Форд. В университете крупные неприятности тебе лучше приехать. Жду в кабинете, - и тут же повесил трубку. Форд резко затормозил, едва не съехав с поворота. Остановив машину, Уилл набрал номер Алисии.
- Алисия, добрый вечер. Прости что так поздно, но дело не требует отлагательств. В универе произошел неприятный случай, необходимо твое присутствие. Собрание в кабинете, - наконец, когда все до кого можно было дозвонится в полвторого ночи были обзвонены Форд кинул телефон на соседнее с водительским кресло и снова повернул ключ. Теперь он уже спокойно и внимательно следил за дорогой. Первый шок прошел и вернулось хладнокровие, присущее Форду в любых непростых ситуациях.
   Оставив машину у входа в ТСУ, Билл отправился к посту дежурного охранника, где ещё раз выслушал всю историю.           
    Спросив номер аудитории, ректор велел ждать скорой и полиции, которые ещё не приехали и следить за тем, чтобы студенты не покидали общежитий и домов.
   Послание, оставленное на доске спрыгнувшей девочкой в некотором смысле неприятно удивило Форда. Подобные предрассудки из-за учебы он считал глупыми, а уж чтобы спрыгнуть из-за этого... Тут волей-неволей Уилл вспомнил, что у него самого две дочери, но слава Богу такая глупость им в голову не приходила. О том, что у дочерей его не менее сложные проблемы миллионер блаженно не знал, полагая что их мать за этим, конечно же, следит. Иначе что она делает целыми днями?
   Дойдя до своего кабинета, Форд сел за кресло и прикрыл глаза ладонью в жесте всем известного "фейспалма". Ещё раз вспомнив все, он  пришел к выводу, что все первые меры были выполнены и оставалось только ждать тренеров, потому что одному ему здесь не разобраться, это точно.

Отредактировано William Ford (28.05.2013 22:47)

0

3

Алисия меньше всего любила нарушать режим дня. На то было сразу несколько причин. Во-первых, папа приучил к тому, что те правила, от которых зависит здоровье и самочувствие нужно соблюдать неукоснительно.

Во-вторых, ей очень сложно войти обратно в привычную колею, когда всё пошло не так. Лили не обладала достаточной силой воли, чтобы заставить себя сегодня пораньше встать и пораньше лечь спать. Она лишь могла полагаться на научный подход к делу, но в некоторой мере зависела от собственного организма.

В-третьих, ночные посиделки дурно влияли на её здоровье, то есть на сердце. А как назло, её сон мог разрушить любой шорох. Первое время она  просыпалась, когда Ширин возвращалась с ночной смены, но быстро засыпала.

Сегодня разбудил звонок мобильного. Лили ответила не сразу. Она лежала уткнувшись лицом в подушку повторяя одно и то же слово: «К чёрту… к чёрту… к чёрту…».  Оказалось, кто-то настойчиво желал до неё дозвониться.
– Вот дьявол! – выругалась громко Лили, сбрасывая рукой подушку. Тумбочки у неё в комнате не было. Телефон лежал на полу.  Отвечая на звонок она очень надеялась, что это не шутка и действительно дело срочное.

Звонил мистер Форд, который не был похож на того, кто будет беспокоить ночью по пустякам. Правда ничего толком не объяснил, но и не оставил шансов отказаться.

«Почему я именно сегодня забыла выключить телефон?!» – думала Лили, наспех причёсываясь в кровати.

Ещё зевая она спустилась вниз и завела свой старенький «Волво». Долгая дорога до университета, но быстрее, чем обычно. Лили оценила прелесть ночных поездок – пробок почти нет. Помахав рукой Стиву, дежурному охраннику, она поднялась в кабинет к ректору. Бывала она тут не часто. Чаще мистер Форд предпочитал проводить встречи сотрудников на нейтральной территории в конференц-зале.

«Надеюсь произошло действительно то из-за мне стоило нарушать свой режим!» – на выдохе Лили вошла в кабинет не постучавшись.

– Доброй ночи, мистер Форд. Что же такого срочного произошло?

0

4

Натан Дж. Хилл провёл вечер перед неожиданным ночным собранием вполне обычно. Ничего не предвещало звонка посреди ночи. Он вернулся с работы, приготовил себе обед из бобов, спаржи и яиц с чаем, таким непохожим на кофе. Этот напиток на востоке пили больше и Натан Хилл надеялся, что так к нему передастся хоть частичка той мудрости, которую народ Востока собирал веками.
Так он допивал свой чай в полной уверенности, что поступает правильно и это не кризис среднего возраста и не какая-нибудь ещё дурь, которая плотно устроилась в голове сенсея. В том, чтобы обратить внимание на Восток и на тамошнюю жизнь Нэт видел много плюсов, изучая тхеквондо он заметил – Америка может многому научиться у стран, что беднее, но вот люди там счастливее, как показывают наблюдения.
После обеда и размышлений на тему Востока и Запада он тренировался несколько часов, немного читал и как обычно лёг спать слишком рано для мегаполиса, всего лишь в одиннадцать часов вечера.
Звонок мистера Форда хоть и разбудил сенсея, но Нэт пережил всё это сравнительно спокойно, ибо успел уже порядком отдохнуть за три часа сна. Иногда ему хватало даже четырёх. Натан ответил сонным голосом.
- Ладно, я скоро буду. – коротко ответил он бодро поднялся на ноги, растянулся и прихватив с тумбочки ключи отправился к машине, натянув по дороге первую попавшуюся под руку футболку.
Находясь сравнительно далеко от кампуса, он знал, что будет добираться не меньше сорока минут, это если без пробок. Но одно преимущество ночного вождения – дороги и магистрали не так загружены.
Уже внизу он заметил, что забыл надеть обувь. Нэт внимательно посмотрел на свои босые ноги, но подниматься наверх не было желания, тем более сенсей часто ходил по кампусу голыми ногами.
Пойдёт и так. – Решение принято и вот Хилл уже едет к кампусу,  по пути предполагая, кто ещё будет и что неприятности заставили Форда будить среди ночи тренеров.
Сна не было ни в одном глазу, он чувствовал себя очень бодрым, только пить немного хотелось, Нэт заметил по пути придорожный магазин, уже хотел припарковаться, чтобы купить воды, но в последний момент обнаружил, что не взял ни денег, ни мобильного телефона.
Ладно! – Вообще Натан спокойно обходился без этой железки, которая звонит в самый ненужный момент. Много раз забывал его в машине, никогда не проверял смс-сообщения и только принимал звонки, считая, что ему, в принципе, звонить некому.
Была тут одна дама, кстати, Нэт надеялся, что она тоже будет на ночном собрании, которой он бы и не прочь позвонить, но не знал номера.
К сожалению, когда сенсей зашёл в кабинет, то там было несколько человек, но той, которую хотелось бы увидеть не было. Он с досады вздохнул, потом нашёл, автомат с водой и набрал себе сразу два стакана воды и выпил оба почти залпом.
- Всем доброй ночи. – рукопожатия со всеми присутвующими и Нэт расположился прислонившись к стене, в ожидании начала собрания.

0

5

Она только легла спать, когда мобильны телефон разразился трелью, оповещая о том, что кто-то надумал звонить ей в два часа ночи. Первой мыслью было наплевать на все: дотянутся до мобильника, сбросить звонок, выключить звук и продолжить спать дальше. День и так выдался долгим и загруженным, а по пустякам так поздно не звонят. Дождавшись, когда музыка начнет действовать на нервы, брюнетка все же потянулась к трубке, сразу же включая и громкую связь. В доме молодая женщина была одна, так что волноваться о том, что кто-то услышит разговор не было – хоть какой-то плюс от одиночества. «Или от уединения», - как сама мысленно называла свое положения представительница прекрасного пола.
- Алло, - вяло протянула Оливия, не сразу поняв, кто ей звонит, а когда осознала… Впрочем, когда она это осознала, ничего в поведении не изменилось. Как никак, сейчас брюнетка находилась дома, не в рабочее время, да и вообще, она же не прямо перед носом мистера Форда находится – так что имеет право. – Хорошо. Скоро буду. – Коротко ответив и отключив динамик, женщина неохотно потянулась, мечтая поспать еще хотя бы две минутки. Но она прекрасно знала, что если сейчас не поднимет своя пятую точку, то две минуты превратятся в пять, затем в десять, а потом она так крепко уснет, что ее опять придется будить звонком. А нарываться на нагоняй от ректора – это та еще морока. Голос по телефону итак был взволнованным, так что нечего было уповать на хороший исход, если она решит проигнорировать звонок, пусть и не нарочно, а просто потому, что организм потребовал свое.
Приходить растрепанной не хотелось, потому Лекс отправилась в ванную комнату. Было бы хорошо, конечно, принять душ, но на него нужно было время, а его как раз был полный и безоговорочный дефицит. Потому пришлось ограничиться лишь умыванием да чисткой зубов. Вытащив из шкафа первый попавшиеся вещи, приведя в порядок шухер на голове, девушка выскочила на улице по пути натягивая крутку и крутя на пальце клич от машины. Все-таки наличие автомобиля значительно упрощало жизнь. И экономило деньги на такси. Хотя приходилось тратиться на бензин. «Но ты сам себе хозяин», - именно это было последней каплей для того, чтобы принять положительное решение в покупке четырехколесного средства передвижения.
Пробок не было, так что доехала женщина относительно быстро. Светофоры почему-то сговорились, и ее практически весь путь преследовал зеленый его сигнал. Ну, это было только на руку. Вскоре Оливия уже оставляла машину на стоянке. Машина скорой и полиции, которые неожиданно были тут же взволновали, и девушка решила поспешить. Подойдя к кабинету, она коротко постучала и сразу же проследовала внутрь. 
- Доброй ночи, мистер Форд, - поздоровалась Лекс хотя уже один подобный вызов говорил о том, что эта ночь доброй быть не может, - Алисия, Натан, - кивнула присутствующим тренерам и подошла к имевшемуся диванчику, удобно устраиваясь на том. – Могу я знать, почему нас так срочно собрали? – прикрывая зевок рукой, поинтересовалась молодая женщина.

0

6

Оказывается в Техасском Спортивном университете по ночам стояла неестественная тишина. Сейчас она давила на сознание. что было неудивительно, если учесть причину по которой Форд оказался в университете в такое позднее время. Тишина показалась особенно неприятной, когда её нарушил визг сирен. На территории университета появились вызванные полицейские и карета скорой помощи. Сейчас с ними должен разбираться Стив, все-таки это он застал эту ситуацию, - размышлял Уилл. Думать "нашел тело", как-то не хотелось, ситуация итак была мрачноватой. Грубо говоря, со стороны могло показаться, что в задачу Форда входило только подписание бумаг, после осмотра места происшествия. Но на самом деле все было гораздо сложнее: нужно было дозвонится до родителей девочки, которые к слову не отвечали, как-то объяснить им случившееся, проследить, чтобы случай не вызвал волну таких же прыжков среди студентов, а ещё до выхода утренних таблоидов успеть правильно все подать прессе, так чтобы институт не оказался на грани закрытия. Последняя ситуация была вполне реальной, что, конечно не могло не тревожить.
  Форд уже примерно представлял в каком свете в прессе придется осветить произошедшее. Все случившееся должно выглядеть, как излишняя суровость и требовательность со стороны родителей, их неправильное воспитание, направленное на то, что оценки - самое главное, ведь девушка спрыгнула именно из-за плохой успеваемости. Уилл не знал, насколько его предположения о вине родителе вины, но логично предполагал, что вина университета в данном случае не столь велика. Ведь в ТСУ были студенты с гораздо более низкой успеваемостью и их это не заставило спрыгнуть с приличной высоты. Форд ещё раз перелистал личное дело студентки. Примерная девушка, ни разу ни в чем не провинилась, поступила на бюджетное, всегда показывала хорошие результаты. но в последнее время и вправду сдала. Но это ведь не повод, - раздраженно подумал Форд, проклиная про себя юношеский максимализм.
  – Доброй ночи, мистер Форд. Что же такого срочного произошло? - Уильям даже не заметил, как Алисия вошла в кабинет. Отлично. Скоро подтянуться и Натан с Оливией, и коллективно вопрос будет решаться легче, - подумал Форд.
  – Доброй, Алисия. Сейчас все соберутся и я обо всем расскажу, договорились? И уж давай без этих "мистеров" ситуация не из тех, - мрачно ответил Форд и вновь замолчал, ожидая всех участников полуночного собрания.
  Минуты через три появился Натан. Выглядел он так, будто тут же сорвался в универ. Впрочем, за долгие годы совместной работы Уилл уже даже не удивился такому внешнему виду. Тренер по тейквон-доо часто и по кампусу ходил с голыми ногами.
- Всем доброй ночи, - поздоровался Натан и пожав всем руки, прислонился к стене, ожидая начала.
- Не назвал бы её доброй, но увы, ничего не могу поделать, - ответил Форд. Наконец-то через пару минут появилась Оливия.
- Доброй ночи, мистер Форд, - поздоровалась Лекс – Могу я знать, почему нас так срочно собрали? – зевая, поинтересовалась она.
Форд поднялся из-за стола, тряхнул головой, прогоняя сонное состояние, которое невольно охватило и его.
-Итак, - начал ректор наконец-то собравшись с духом, - Причина, по которой я попросил вас приехать, крайне неприятная. Час назад мне пришел е-мейл от дежурного охранника. К сожалению, с плохими новостями. Одна из четверокурсниц с факультета фигурного катания выбросилась из окна верхнего этажа. На доске в классе она оставила "письмо" родителям с извинениями за плохую успеваемость. Скорую и полицию уже вызвали. До родителей девушки не дозвонится. Честно, я не представляю, чем это обернется. Нужно как-то избежать повального суицида среди студентов, кто их знает, что им в головы взбредет. И пресса...Я вообще не понимаю, как такое могло произойти в стенах университета, - рассказал Уилл. Жуть какая-то, - недовольно подумал ректор.

+1

7

Алисия бы сейчас спала. Честно говоря, сейчас её больше тревожило собственное здоровье, которое может оказаться под угрозой из-за простого нарушения. Но она не могла признаться. Ни за что не признавать слабости. Всё равно же всегда найдутся способы преодолеть желание заснуть или прилечь на диванчик в кабинете ректора.

Интересно, конечно же, кто же ещё придёт. Пока никого не было, Лили удобно устроилась на диване и начала раздумывать.
«Клер? Не знаю, кажется, она говорила, что далеко живёт. Впрочем, это не помеха, если есть хороший автомобиль. Но нет, её точно не будет ведь Сэм не позволит ей приехать. иначе и ему придётся делать то же самое… Сьюзан, конечно же, даже не посмеют побеспокоить… Оливия? Она может быть на вечеринке и вряд ли услышит звонок мобильного… В таком шуме невозможно ничего услышать!»

Но появление последующих коллег удивило Алисию больше, чем она рассчитывала. Натан пришёл босой и в одних пижамных штанах. Разумеется, была ещё и футболка, но видно, что Натан приобрёл её давно. Она была ему как вторая кожа. 
«Предположить, что он так торопился приехать? Можно было футболку надеть?» – в памяти всплыли воспоминания о встрече в кабинете доктора Ноубла. Тогда Лили в первый раз увидела Натана обнажённым по пояс. Она запомнила, что сие зрелище на неё произвело сильное впечатление.

«Натан, как ты можешь так поступать с моим слабым сердцем?» – Лили старалась не смотреть в сторону сенсея. Вид почти полуголого мужчины в прекрасной физической форме её слегка смущал. С того момента, когда она рассталась с Тоддом подобное зрелище её нечасто приходилось видеть.  Даже на работе мужская раздевалка в основном пустовала. Потому, что пластику в большинстве своём выбирали девушки.

Оливия появилась после Натана и это тоже Лили удивило. Признаться, она была последней кого гимнастка рассчитывала здесь увидеть. Оливия ей казалась славной, но с приглушённым чувством ответственности, как Памела. А её соседку вряд ли заставит вежливый голос ректора покинуть среди ночи тёплую постель и примчаться в университет.

Уильям видимо больше никого не ждал и начал рассказывать причину столь скорого собрания. Но Лили слушала не очень внимательно. Её взгляд постоянно возвращался к Натану, а Лили возвращала его на Уилла. Потом она встала и подошла к картине и облокотилась о стену одним плечом. Это для того, чтобы не видеть сенсея и собственно его одеяние.

Это не помогло. Стоило повернуть голову немного вбок, можно было увидеть подтянутый торс Натана. Поняв, что она прослушала большую часть рассказа Уильяма, Лили решила сбежать. Дабы не попасть впросак.

– Никто не против, если я за кофе сбегаю? – вставила Лили, стоило ректору только закончить свою мысль.

Не дожидаясь разрешения, она вышла в коридор и выдохнула. Кофе она не пила совсем, но нужно было пойти к автомату и купить для прикрытия.

0

8

Нэт, с самым недовольнейшим видом ждал появления коллег, но пришла ещё одна – Оливия Лекс. Её Нэт очень плохо знал и, если честно, с недоверием относился к молодым преподавателям, тем более в столь юном возрасте. А если подумать? На фигуру и лицо она тоже была совсем ничего…
Представляю о чём думают студенты на её занятиях…. – подумал сенсей разглядывая молодую коллегу, но потом он вспомнил, что это называется прелюбодеянием и подобное надо исключать из своего сознания – один и принципов восточной философии, и решил сосредоточиться на деле.
После появления Оливии Лекс шеф заговорил, что стало свидетельством, что больше никого не будет. Такая избирательность в тренерах заинтересовала Хилла.
Вот интересно, – подумал он. - Нас собрали потому что мы подозреваемые или просто до других не дозвониться?
Но не стал спрашивать на прямик, ибо умудрённый горьким опытом Натан Дж. Хилл знал, что порой правду лучше не знать и не говорить о ней открыто. В данном случае, он решил, что самое время, принять это подозрительное обстоятельство как есть и просто быть на чеку.
- Так, а с чего вы взяли, что будет повальный суицид? Может это индивидуальный случай? – спросил Нэт как только повисла та самая пауза, во время которой принято что-то говорить или задавать вопросы.
Пока на его вопрос пытались ответить, Алисия вдруг спохватилась и убежала купить кофе.
Кофе? Она в своём уме? У неё стенокардия! – вспомнился тот случай, когда Алисия лишилась чувств и их медсестре пришлось туго. Она была так перепугана, как будто впервые видела нездорового человека. Но, в общем, сейчас это казалось даже забавным и Нэт даже подумывал о том, что, пожалуй, слишком резко обошёлся с ней.
Сенсей проводил тренера удивлённым взглядом и вернулся к проблеме. Что же он думал по этому поводу?
С той самой секунды, когда Уилл поведал им всем о случившемся, первое кого обвинил Натан - это был её тренер. Возможно, сенсей был старомоден, но вот он был уверен, при любых нагрузках его студенты не станут прыгать из окна из-за неуспеваемости.
А далее его взгляд сам собой перешёл на эту молодую особу, которую мистер Форд назвал Оливией.
- А вы у нас кто? – обратился он к ней и повернулся таким образом, чтобы лучше видеть коллегу.  - Случайно не её тренер?
Видимо, лишним говорить, что ждёт девушку, если она подтвердит этот факт. Но не надейтесь – никакого скандала, всего лишь сенсей скажет о своём стаже работы и, например, что за его педагогическую деятельность не было ни одной попытки суицида.Это, безусловно будет значить две вещи: во-первых, Натан Хилл всегда был немножко занудой, а во-вторых, он всегда  считал себя отличным тренером, чего не скажешь о нём как о действующем спортсмене…

0

9

Только когда пятая точка удобно уместилась на диванчике, Оливия поняла, что, наверное, погорячилась, выбирая именно его в качестве временного пристанища. Сразу же захотелось завалиться на него всем телом и заснуть, но уж точно не сидеть и выслушивать, почему именно их собрали в этом помещении. Остановило молодого тренера только осознание того, что такое поведение в кругу коллег, явно не будет приемлемым. Тем более, когда еще и ректор здесь. Со всех стороны обложили. Так что пришлось просто откинуться на спинку и сделать глубокомысленный вид, чтобы, не дай бог, не зевнуть.   
Когда Форд стал рассказывать о причине сбора, это слегка оживило Лекс, но недостаточно, чтобы быть особо заинтересованной. Наверное, ей следовало бы встрепенуться, начать активно выяснять причины случившееся, но желающий заснуть мозг явно работал плохо и решил, пока только разогреваться. «Теперь хоть становится понятным, почему снаружи такая суматоха», - вспоминая творящееся за окном, подумала девушка. Уж точно она выглядела слишком пофигистично для преподавателя, чья ученица покончила с собой. Хотя ректор пока только сказал, что эта ученица с ее факультета, намеренно или нет не раскрыв ни ее имя, ни имя тренера. В конце концов, Оливия не была единственным тренером одиночников, она бы просто не справилась с нагрузкой. Да и самоубийца могла быть и женской составляющей какой-либо пары, тогда за нее вообще отвечали бы другие тренера. Все это еще следовало бы уточнить.
А Натан в отличие от нее времени не терял, задав правильные вопросы. Девушка даже обрадовалась, что есть кто-то более ответственный, потому что ей больше хотелось заснуть. Именно это сейчас полностью занимало ее мысли, ну может все же процентов на девяносто пять.
Брюнетка удивленно приподняла бровь, когда Алисия поспешно вскочила с дивана и отправилась, по ее словам за кофе, оставляя ее в чисто мужской компании. Молодая женщина только и пожалела, что не успела крикнуть, чтобы та захватила и ей стаканчик, который сейчас был самое то.
- А вы у нас кто? Случайно не её тренер? – Честно говоря, бывшая фигуристка подобный вопрос ожидала с того момента, как стало понятно, что покончила с собой девушка, которая училась на факультете фигурного катания. Да и в таком случае было бы как раз логично вызвать на ковер именно ее, как ту, которая вполне могла общаться с ней. Что здесь делают другие тренера, которые, скорее всего, даже в глаза студентку не видели, было непонятно. «Чтобы постараться сдержать шумиху, наверное…» Это было самым логичным, на ее взгляд, объяснением.
- Не знаю, - честно ответила Оливия, переведя взгляд на задавшего вопрос. Если она с практически любым преподавателем в университете ощущала себя юной, то тут перед ней предстал своеобразный мамонт обучения. Так уж ей казалось. Хотя выглядел мамонт далеко не старым. Мужчина в расцвете сил, так сказать. Хотя тут отпечаток накладывало непосредственно то, что мужчина преподавал. «Если не ошибаюсь что-то из восточных единоборств». Вот к таким людям стоило бы прислушиваться, раз уж она выбрала преподавательскую карьеру, но Лекс не была бы собой, если бы сделала это. Даже сейчас. Девушка прямо-таки чувствовала какое-то неодобрение с его стороны, но пока толком не могла определить причину. Экстрасенсорными способностями все же не обладала.
- Мистер Форд, - опять обратилась к ректору, - вы так и не назвали, кто именно выпрыгнул из окна? – Раз уж от нее явно требовали и окружающие да и сама ситуация, чтобы девушка вела себя по-взрослому и максимально профессионально, то она постарается так и поступить. Все же работает не первый день. И именно вопрос о личности суицидницы для нее был первостепенным. Даже если девушка не являлась у ученицей, коллеги общались между собой, иногда присутствовали на чужих тренировках, слушали своих собственных подопечных, пусть даже это в большей степени и были сплетни. Узнав имя покойной, Оливия сможет предположить, что послужило возможной причиной такого трагического обрыва жизни. Правда, если окажется, что фигуристка была под ее присмотром, то проблем явно увеличится.

+2

10

Алисия понимала странность своего поведения лучше кого-либо другого. И «кофе» - это самый отвратительный предлог, который можно было придумать. Особенно, если половина из тех, кто находился в кабинете, знал, что напиток может быть опасен девушке.

А теперь Лили неспешно шла к автомату с кофе, чтобы купить бесполезный стакан с горячим напитком, который потом она выбросит в мусорку, даже не сделав ни единого глотка. Она просто хотела потянуть время, чтобы вернуться в кабинет Уилла как можно скорее.

Сейчас она мысленно пыталась найти для самой себя серьёзное оправдание, почему она гуляет по тёмным коридорам, а не обсуждает проблему со всеми. Но ничего не приходило в голову кроме плохой атмосферы, не подходящих климатических условий или собственного плохого самочувствия, которое лечится загадочным образом – прогулкой.

Ну вот, кофе она купила и даже немного понаблюдала за пустынным стадионом за окнами главного корпуса. Пора было возвращаться, потому что сама Лили начала скучать.

Она шла в кабинет как Карл I шёл на эшафот к палачу: надеясь на случайное, внезапное спасение, которое ей поможет избежать нежелательных встреч с Натаном. Значит, уже не придётся испытывать то неловкое чувство.

Но, как и было в случае с казнённым Стюартом, чуда не произошло и Лили мужественно выдохнув открыла дверь кабинета, чтобы принять вызов.

«Не смотреть в сторону Натана, не смотреть в сторону Натана», - повторяла себе Лили, слушая обрывок разговора и пытаясь вникнуть в детали.

– Её зовут Алисса Майер, - ответила вместо ректора Лили, прокручивая в руках бумажный стакан кофе, - По дороге встретилась со Стивом и он мне сказал.

А теперь Лили силилась вспомнить эту девушку, попутно высказывая результат:
– Я помню её, но немного. Она выбирала мой курс, но редко приходила на занятия. Оливия, она случайно не у тебя занимается?  - Алисия повернулась к коллеге, усиленно стараясь не смотреть в сторону Натана.

0

11

- Ладно, мистер Форд, – заговорил Натан, когда ректор принялся отмалчиваться, очевидно, погружённый в собственные мысли. Сенсей даже мог легко догадаться, какие переживания его терзали. Те самые вопросы, который учитель задаёт себе, если ученик заканчивает жизнь самоубийством:
«Почему она выбросилась?»
«Смог бы я этому помешать, если был рядом?»
«Какова причина?»
«Кто довёл студентку до суицида?»
«Что она хотела этим доказать или от чего бежала?»
«Знали ли о её решении другие тренера?»
«Если да, почему остались в стороне?»
Эти и другие вопросы. Если честно, Нэт бы сам непрочь узнать, хотя бы часть ответов. Так обычно бывает, кажется, что тебя это не коснётся, но когда случается – начинаешь думать о том, что случай может быть не единичным. Все присутствующие, хорошо понимали, что после скандала с наркотиками второго суицида репутация университета может не пережить.
Сенсей взял со стола распечатанное письмо от охраны и прочёл его вслух, чтобы все слышали:
« Мистер Форд, доброй ночи. Извините, что я вам так поздно и не в рабочее время, но в университете очередное ЧП. Девушка (одна из наших студенток) выбросилась из окна верхнего этажа. На доске оставила прощальное послание, где извинялась за свою неуспеваемость перед родителем. На подоконнике остались только кроссовки. Я закрыл кабинет, вызвал полицию и скорую, но вам лучше приехать. Я проверил общежития и выяснил, что она учится на факультете фигурного катания на четвёртом курсе. С уважением, Стив, дежурный охранник.»
Разговор не вязался, Оливии, очевидно нечего было сказать, а Алисия ещё не вернулась. Уиьям Форд скромно стоял в углу, всем своим видом показывая совё нежелание принимать участие во всём этом.
- Я так понимаю, это всё, что мы знаем? – спросил он у Уилла, но ответила только что вошедшая Лили с кофе в руках.
- Её зовут Алисса Майер. – Нэт молниеносно переключил всё своё внимание на Алисию, надеясь что так разговор пойдёт лучше. Ему уж очень хотелось заняться утренней зарядкой вовремя и он как-то не хотел, чтобы обсуждение продолжалось несколько часов.
- Алиса Майер с фигурного катания, четвёртый курс. – Нэт обобщил всё, что им удалось узнать. Но уже этого было достаточно. Теперь точно можно было сказать, что новенькая Лекс должна знать её. – Что вы о ней расскажете? Это точно самоубийство или всё так выдают? У неё были враги? Кто-то мог убить?

0

12

Если честно, было бы куда лучше, если бы она просто отключала телефон на ночь. Впрочем, это нужно было взять на заметку, чтобы использовать в дальнейшем. В конце концов, куда легче приезжать на место событий и узнавать о том, что произошло и какие меры были приняты, нежели самой сидеть и размышлять, каким образом если не скрыть, то, как минимум, уменьшить шумиху. Но что ж поделать… Придется крутиться тут со всеми, как белка в колесе.
Пока Форд был явно занят умственными потугами либо самокопанием, поскольку на него груз ответственности ложился в первую очередь, слово и роль лидера взял на себя Натан. Оливия против не была, сама руководить подобной ситуацией она готова не была, да и не стремилась. Не в характере, не в привычках, да и вообще не то…
«Зачем выбрасываться из окна и оставлять кроссовки на подоконнике?» - почему-то именно этот вопрос заинтересовал ее. Из чистого любопытства. И размышляя над ним, брюнетка не заметила, как вернулась ее коллега. Переведя на нее взгляд, Лекс расстроено отметила, что кофе та не принесла. Нет, на это можно было и не рассчитывать, ведь все же девушка не попросила о горячем напитки. Значит, придется бодрствовать, только полагаясь на собственную силу воли. Но все же она не сильно на нее полагалась.
- Алиса Майер… - задумчиво повторила женщина, пытаясь откопать в памяти информацию об этой студентке. К сожалению, нужно было признать, что та была ее подопечной и теперь какой-то груз ответственности ложился и на ее плечи. – Она… была… - со скрипом зубов проговорила второе слово, - довольно тихой и примерной девушкой. Правда, способностями не блистала. Потому, я сомневаюсь, что у нее были стычки с другими студентами ан профессиональной основе. А вот личное… хм… я не особо вмешиваюсь в их пазаспортивную жизнь. – Ну, не то чтобы не вмешивалась. Скорее, не в каждую. В интересующие. И мисс Майер к ним не относилась.

+1

13

Почему-то смерть приходит всегда так неожиданно! Проходят дни, недели, года. Будни захватывают с головой, и лишь подобные чрезвычайные происшествия  заставляют остановиться и оглянуться назад. Так Алисия и поступила – попыталась вспомнить все встречи с Алисой и найти зацепку. Причину смерти.

Итак, она встречалась с этой девушкой редко. Алиса всегда выбирала е курс, но редко приходила на занятия. Лили ужасно обижалась на это – зачем тогда выбирать её курс, если нет желания приходить?  Тренер скупилась на баллы и поэтому у студентки был постоянный недобор баллов по её предмету.

Потом вспомнилась ещё одна встреча. Это случилось пару дней назад. Лили спешила к Шерон во время обеденного перерыва и столкнулась с Алисой.  Она была чем-то расстроена. Лили сразу это заметила. Девушка с ней поздоровалась и она задала стандартный вопрос: «Всё ли в порядке?». Услышав утвердительный ответ,  Лили поспешила дальше.

– Я видела её в понедельник, - задумчиво произнесла Лили, опускаясь на мягкий стул, - и она выглядела расстроенной, но я не придала этому большое значение – молодую девушку может расстроить что угодно. А теперь вспомнила, что в руках у ней мобильный телефон, на экране которого отображался текст. Может быть, то было сообщение или что-то другое…  Я ведь бы могла предотвратить самоубийство, если бы обратила больше внимания!

Лили грустно вздохнула, почувствовав укол совести.

0

14

На свете было много вещей, которые не любил делать Уилл и разгребать последствия чьей-либо глупости, было одно из них. Но в то же самое время, он знал, что без этого не обходиться в карьере ректора его же университета. Сейчас он уговаривал себя вмешаться в обсуждение происшествия, которое вели трое его коллег.
«Как всё уляжется надо им выписать премию.» – устало подумал он и медленно сел за свой стол. Продолжая слушать о том, что же за девушка была эта самая Алиса Майер ректор Форд представлял себе, как наутро будет поучать его жена, словами, мол, ты не можешь уследить даже за собакой, что и говорить о студентах?! «Может тебе лучше передать полномочия человеку с нужными способностями и опытом?»
«Вот так тактично Эстер может превратить и без того паршивое утро в сущий ад. Лучше мне не возвращаться домой сегодня. »  - Уильям поправил семейную фотографию на столе и стёр пыль со стекла и медленно перевёл взгляд на телефон. Так и подбивало позвонить Эстер. Что-что а она бы в совершенстве бы смогла тактично сообщить родителям покойной Майер о произошедшем.
- Посмотрим, что скажет Стив… Простите, мистер Ноубл. Нам пока неизвестно, может она была пьяной или в крови обнаружат наркотики. – он откинулся на спинку кресла и оглядел присутствующих. – Я вас собрал тут потому что… потому что мне нужна помощь. Нам надо это как-то сообщить родителям Алисы. Нет, даже не так, вам надо сообщить родителям Алисы пока я буду заметать следы.
На секунду он замолк, размышляя о том, не слишком ли трудное задание он дал тренерам. Но потом подумал, что наутро ему нужно будет договориться с десятком людей, чтобы информация не просочилась в прессу и потратить несколько десятков тысяч долларов на организацию события погромче, чтобы отвлечь внимание.
- И не распространяйтесь об этом особенно. Ваше молчание мне только поможет. Единственные кому вы обязаны сказать – семья Алисы и родные ей люди, которые уже завтра будут искать девушку. Так что не затягивайте.
Потом не проронив ни слова он вышел из кабинета и несколько минут возился за компьютером Сэма Майка Фри, его личного секретаря, дав возможность подчинённым обсудить поручение шефа и вернулся с тремя папками. Он раздал их тренерам.
- Это – личное дело Алисы. Почитайте и надо решить где, как и когда будем сообщать её семье. Утром мне надо написать им письмо и пригласить на встречу. Как насчёт обеда?

Отредактировано William Ford (11.08.2013 21:17)

0

15

Натан всегда считал, что то как его называют его студенты - это особый статус, в разы выше обычного тренерства. Сенсей - в первую очередь духовный наставник, который помогает постигать премудрости восточных единоборств. Как выяснилось сегодня, минуту назад, он был полностью прав.
То что сказала тренер Лекс, мог бы сказать кто угодно. - самодовольно подумал Натан, одновременно смеряя коллегу изучающим взглядом. Убедившись, что той нечего скрывать и, собственно, зачем это делать, сенсей уже было хотел высказать всё своё недовольство, но Уильям Форд, вернувшийся за свой стол, спас Оливию от поучений опытного тренера, что немного раздосадовало Хилла. Он нахмурился и сел рядом с Оливией. Но он ещё думал о том, чтобы сказал, если бы не ректор Форд.
Не вмешиваться в личное и знать что у них в душе - две разные вещи, тренер Лекс. По мне, так ваши методы слишком либеральны, раз кроме их спортивных достижений вы не можете ничего сказать. - Да, он бы именно так всё сказал. В ответ, а впрочем, ответ Хиллу был как-то неважен. К тому же он быстро об этом забыл как только Уильям Форд огласил цель их собрания.
- Мистер Форд, - Натан заговорил сразу как только Уильям замолчал. Слова так и вертелись у него на языке и уж точно согласен он не был. - лучшая защита - это нападение. К чему секреты? надо заявить всё прямо, пригласить прессу. Никто из тренеров не причастен к этому. Если мы будем молчать и это раскроется - ещё хуже.
Но то ли Уилл его не слышал, то ли делал вид что не слышит... Натан только покачал головой, когда ректор скрылся за дверью. Сенсей оставался при своё мнении: скрывать - только хуже будет.
- Это как с наркотиками. - изрёк Хилл, нарушив первым молчание.  - У вас на факультете Лили, да? Знаете, все скрывали до последнего и какой скандал был в итоге? Уже пара месяцев прошло, а факультет гимнастики до сих пор никак не оправиться. Думаете в этот раз обойдётся?
Они немного поговорили пока не вернулся Уильям, а потом все трое разом замолчали, приняли папки и взялись за чтение. Натан взялся читать очень внимательно попутно комментируя прочитанный материал.
- Её родители - пара известных американских танцоров на льду и сама она выступала в паре долгое время, пока в середине первого курса не перешла в разряд одиночников. Хм... Нормально ли это? Куда смотрела её тренер...? - последний вопрос Натан приглушённо пробубнил не вполне осознавая, что сидящая рядом Оливия всё может услышать.

0

16

Лили постепенно приходила к выводу, что работа в офисе гораздо спокойнее, чем в сфере образования. Максимум, что может случиться там – выговор от босса, что отчёт ему сдали не вовремя или ссора с коллегой, или крупная ссора с коллегой…

Но работа в университете удивляла Лили больше, чем когда-либо. Подписывая контракт о трудоустройстве, она думала, что согласится на спокойную и тихую работу в качестве тренера, наставника для молодых людей, но за последний год произошло столько событий!

История с наркотиками едва затихла, как случилось новое происшествие – самоубийство. Женщина начинала понимать, что это такая работа, где ей вряд ли придётся скучать. С другой стороны, ей больше подходило общение с людьми, чем работа с бумагами.

Она оглядела лица присутствующих. Уилл казался таким спокойным, будто бы ничего особенного не произошло. А может Лили была слишком невнимательна. Сейчас ей так хотелось спать, что наблюдательность притуплялась, а от запаха кофе становилось дурно. Поэтому она отставила его в сторону.

– Кажется, Сьюзан говорила о том, что набор уменьшился в два раза в сравнении с прошлыми годами, - пожала плечами Лили Натану в ответ. Ему достался лишь беглый взгляд, а потом Лили нарочно зажмурилась и зевнула, а затем удивлённо глянула на папку. Уильям ответил раньше, чем она успела задать вопрос.

– Пары танцоров или фигуристов плохо кончают… Может быть, Алиса об этом знала и поэтому перешла в одиночники? – спросила Лили, пробегая глазами по личному делу. Она вовсе не хотела сплетничать о паре Роха. Просто хотела сказать что-то в защиту Оливии, которой доставалось от Натана. Из-за чего? Ну, Лили верила в хорошее. Тем более, что причина, может быть, не была связана с тренировками.

- Вот, смотрите. Здесь написано, что её партнёр уехал в Европу. Так внезапно. И почему один, без неё?

Из английской литературы Алисия понимала, что душа человека – неизведанный океан. Далеко не все мысли и помыслы ясны даже ему самому, а последствия подобных «неясностей» - тяжки.

+1

17

Не смотря на то, что Оливия уже высказала более-менее полное мнение по поводу покончившей с собой студентки, она все же невольно возвращалась к ней в мыслях. Хотя это было даже логично: в конце концов, ближайшие дни, если не недели, все мысли будут заняты именно ею, причинами для суицида и попытками не дать прессе опорочить репутацию университете. Сначала история с наркотиками, теперь суицид. Учебное заведение у них, конечно, отличное, выпустившее немало знаменитых и успешных спортсменов и тренеров, прославляющих Соединенные Штаты, но скандал есть скандал, и на скандале можно весьма неплохо нажиться.
Алиса не блистала на катке, по крайней мере, не блистала под ее руководством. И дело было даже, слава богу, не в Лекс – студентка явно не была в своей тарелке. Перейти из парного катания в одиночное – это большой стресс и большая нагрузка. Зачастую, поскольку ты выполняешь все в паре, элементы немного проще. Да у тебя всегда есть партнер, на которого не просто можно, на которого ты обязан положиться. Одиночник – один боец на поле. И все зависит только от тебя. И отвечать в итоге только тебе. Но не это главное – такой переход дается трудно в эмоциональном плане, тем более, когда понимаешь, что тебя бросил собственный партнер. Что ж, повторимся, мисс Майер не блистала, не подавала надежд на великие будущие успехи. «Хотя в паре могла бы добиться многого, но…» Этих вездесущих «но» было достаточно, чтобы перечеркнуть ее карьеру одиночницы. Количество соперниц слишком велико, а их уровень позволяет сказать, кто именно может конкурировать на катке. Алисия не была одной из тех, кто был способен, и, теперь, наверное, к собственному сожалению, брюнетка пожалела, что все-таки куда больше времени уделяла своим самым успешным студентам, таким как Габриэлла или Джо. Нет-нет, она не нарушала своих должностных обязанностей, пренебрегая кем-то, но и сверхурочно с ними не работала, и не так пристально следила за их жизнью. Хотя ее контроль за их жизнью тоже нельзя было назвать особо пристальным. Впрочем, у американки есть и собственная, пусть и не всегда бурная личная жизнь – она не собиралась все свое время уделять студентам. Не маленькие, чай, сами могут решать за себя.
- Вынуждена согласиться. Намного проще будет сразу же поставить прессу в известность, - наверное, из какого-нибудь чувства гордости, Лекс могла бы и не согласиться с коллегой (у них всегда были какие-то дрязги, пусть и не переросшие в открытый конфликт), но тот был прав. – Поползут сплетни, которые поднимут еще большую шумиху – и тайное обязательно ставит явным. Вот только сейчас мы можем это хотя бы так, чтобы это не принесло проблем университету. Больших.
Прозябая в собственном подсознании и перелопачивая свои воспоминания, высказав в дополнение и небольшое свое мнение (пусть то и представляло собой поддержку чужого), молодая женщина упустила момент, когда ректор вышел, а затем вернулся, передавая им полное досье на погибшую. В принципе, у Лив в небольшом кабинете (каморке, как часто называла она сама эту комнатушку) было точно такое же. Как личному тренеру, ей было позволено получить его, но темноволосая все равно не преминула перелистнуть пару листков, чтобы, так сказать, восстановить все в памяти. Тем более, это давало еще и дополнительный эффект – отвлекала от тех не слишком приятных флюидов, которые испускал в ее сторону Натан, усевшийся на тот же диван.
Вот только следовало признать, что Хилл говорил весьма разумные вещи. Скрывай – не скрывай, правда все равно вытечет наружу. А раз уж администрации делала все, чтобы это произошло как можно позже, значит здесь тоже что-то не чисто. Значит можно разнюхивать в поисках тайн. И если нормальные газеты, по крайней мере, будут сообщать подтвержденные факты, то всякие желтые газетенки, в конце концов, могут написать и полный бред. И не только про самоубийство. Им не оставит труда и еще найти что-нибудь сенсационное на территории кампуса. А правда это или нет – какая разница, раз тираж раскупается.
Ох, как не хотелось, затрагивать тему перехода Алисы в одиночное, но вопрос невольно встрял. И если оставшимся приходилось довольствоваться лишь сухими фактами биографии, то Оливия в свое время общалась с бывшим тренером пары, в которую и входила самоубийца. А также была наслышана о сплетнях, которые ходили по ее факультете по поводу такого внезапного переезда в Европу. То есть знала в некоторой степени всю подноготную ее вида спорта.
- Ему обещали деньги и карьеру, он согласился, - пожав плечами, произнесла брюнетка, будто это было само собой разумеющееся объяснение. – Кажется, он сейчас весьма успешно выступает в паре с Катариной Бергман. Вполне вероятно, что мы встретим их на предстоящей Олимпиаде. – Прозвучало как-то сухо. Но спорт – это тоже бизнес, а деньги всегда имеют вес. Да и сами посудите, только один костюм стоит немалых денег. И хорошо, если тебя обеспечивает государство. Если же нет, то остаются лишь спонсоры, а их внимание еще заслужить стоит. – Тренер Алисы так и не нашел замену, - она акцентировала внимание именно на «тренер Алисы», давая понять, что бурчание в ее адрес, не стало незамеченным. Все же под крыло Лекс девушка попала, когда стала кататься одна, - и девушка перешла в разряд одиночниц.
– Они встречались, а расстались как раз перед его отъездом, - через некоторое время продолжила. – По крайней мере, такие слухи ходили между другими фигуристами. Точных доказательств я вам представить не могу. – Будто бы зная, что последние слова противоречат с ее недавним «невмешательством в пазаспортивную жизнь», решила уточнить темноволосая. Хотя сама американка была уверена в правдивости слухов. Между фигуристами-парниками зачастую случались романы. Когда много времени проводишь вместе, это просто неизбежно. – Зато могу предположить, что то сообщение, которое она могла прочесть, - напомнила она о сказанном Алисией эпизоде, - могло быть от него. У Итана, - впервые прозвучало имя партнера студентки, - вскоре свадьба. – Кто именно невеста даже догадываться не нужно было. Как уже упоминалось, романы не был редкостью.
Сейчас говорить о причинах суицида было куда проще, нежели обсуждать процесс донесения этого до родителей погибшей. Если прессой все было ясно – говорить правду, только по делу, а лучше всего конкретные проверенные факты, или на неподходящие вопросы отвечать вездесущим «no comments», то с четой Майер все было труднее. Оливия знала их относительно лично. Еще в бытность ее студенткой, те изредка бывали приглашенными гостями. Пусть они и были танцорами на льду, пусть парными, но они все же были известны и посмотреть на мастер-класс и послушать, как все происходит на самом деле – это большой опыт. Да и после окончания обучения, а потом последующей переквалификации в тренера – встречи небольшие, редкие, случайные все равно происходили.

+1

18

Уильям Форд слушал коллег с приподнятыми от удивления бровями переводя взгляд с одного на другую, а потом уж и на третью. Они говорили много, особенно Лекс и Хилл. Алисия Веласкес? Та, казалось, вот-вот начнёт клевать носом и заснёт на мягком диване с личным делом в обнимку. Форд даже решил ради неё открыть окно, чтобы свежий воздух взбодрил ту хоть немного.
Он демонстративно прошёл мимо Алисии, открыл окно и вернулся на своё место. Все его жесты говорили одно: "Возьми себя в руки, все тут не доспали, а я вообще не ложился и накануне Эстер выпила всю кровь по поводу Лизы, но мы держимся. Ты тоже должна!"
Поймёт ли она? Он думал, что "да". Алисия Веласкес создавала впечатление умной и серьёзной женщины. Форд сразу видел легкомысленных людей и легко мог тех раскусить. Но тренер художественной гимнастики не из числа тех самых легкомысленных, восторженных, сентиментальных людей.
- Веласкес, - заговорил Уилл воспользовавшись тишиной. Теперь коллеги разговорились. Это по началу приходилось вытягивать из тех по слову, а сейчас он был бы и рад, если бы Хилл и Лекс замолчали. Но нет, они как будто знали, что их разговоры медленно выводят ректора из себя и продолжали это делать, чтобы потом вместе полюбоваться на нервный срыв Уильяма Форда. А может быть он был "на взводе" из-за Эстер? Может, он злился потому что мысль о том, что жене надо позвонить и попросить о помощи всё настойчивей вертится в голове? - Что ты думаешь по этому поводу? Поддерживаешь Хилла?
Он стал ждать ответа, а сам подумал о том, чтобы сейчас сказала его уже нелюбимая жена.
Она бы предложила устроить званный ужин и пригласить всех родных Алисы, чтобы почтить её память. "Всё должно быть по высшему разряду", сказала бы она. А потом она бы предложила устроить в кампусе памятный вечер и пустить свечи по воде в мексиканском заливе.   - Ну вот и Хилл помрачнел ещё больше. Почему? Его злило, что в самых экстренных ситуациях он обращается к Эстер и пусть даже так. Плюс нужно было признать - тут он с ней согласен.
- Рассказать прессе, всем... -  ректор начал нервно мерить кабинет шагами. - Нужно устроить грандиозный вечер. Скажем, поставить балет на льду в память об Алисе и всем говорить, что она была выдающийся спортсменкой и для спортивного мира это большая потеря. Её близким сообщите вы, а я потом выражу свои соболезнования. А на памятный вечер пусть приходит много прессы... И кто-нибудь пусть в интервью обронит эту историю о свадьбе. Пусть думают, что это несчастная любовь, а тренера тут никак не виноваты...
Форд сейчас говорил больше сам с собой, чем с коллегами. Он не осознавал, что это звучит не честно по отношению к самой Алисе. Он должен думать о ней, а не о репутации университета. Но с другой стороны: какая к чёрту мораль, когда в ТСУ скандал за скандалом?! Его репутация и так пострадала из-за наркотиков и если заведение ещё больше упадёт в глазах жителей всего США, то его придётся закрыть. Вот этого Уильям Форд и боялся.

0

19

Лили не удержалась и фыркнула и следом чихнула, чтобы сделать свой жест отвращения менее заметным. Однако у неё всё было написано на лице. Теперь она думала о том, что умершая была полной дурой.

Женщина убеждалась, что в жизни каждой из нас бывают такие моменты, когда ты немного не в себе. Сейчас такой период у Шерон. Она расстроена, находится в депрессии и сама разрушила свою жизнь. А ведь могло быть совсем по-другому.

– Почему любовь лишает всякой логики?! – тихо произнесла Лили, почти сама себе.
Потом её окликнул Уильям и спросил, что она думает на этот счёт.
– Я думаю, что семье Алисы надо написать письмо или новость должен сообщить, кто-то, кто справится с таким поручением… А что же касается остальных, нам не стоит держать вс в тайне. Иначе решат, что нам есть что скрывать… – да, она была согласна с Натаном.

Но Лили безумно было жаль Уилла, на которого в последнее время обрушилось столько несчастий. Они втроём сейчас выйдут из этого кабинета и забудут обо всём, вернутся к своим ежедневным делам и не вспомнят об Алисе. Уильяму же нужно будет держать удар, перед прессой, перед тренерами, перед всеми остальными. Она смотрела на него и видела, что Уилл справится, но всё равно его было жаль.

Потом он говорил о том, как надо себя вести. Лили была не согласна с его словами. В её душе боролась правда и то, как будет лучше для всех. Они не знали истинную причину. Может быть, дело было в любви, может быть, в чём-то другом.

Но кто-нибудь подумал о том парне, которого будет мучить совесть из-за того, что девушка покончила с собой и он в этом виноват? Да, мы не знаем причины, но разве это правильно всё сваливать на него?! – в Лили победил борец за правду и справедливость. В этом была вся она.

+1

20

А Натан уже в который раз убеждался, что учит своих студентов правильным вещам. Но учил их быть гуманными к другим, уважать старших по возрасту и общественному положению, также не забывал об этикете - все его ученики должны были уметь соблюдать нормы общественного поведения, нравы, обычаи, ритуалы. И если строго следовать всем правилам, то можно достичь успехов. И сейчас он подумал о том, что его ученики никогда бы не стали бросаться из окна из-за несчастной любви.
- Выброситься из окна, потому что парень нашёл другую пару? - Нэт озвучил то, что уже было очевидно после краткого рассказа Оливии Лекс. Сейчас он же наоборот уже не сочувствовал Алисе, как было в начала.
Она бросилась не из-за давления тренеров, проблем в жизни или личной трагедии. Броситься из-за парня, который ушёл к другому тренеру? Это же жизнь! Неужели она не понимает, что не выход бросаться вниз по пустякам? – кто-то мог бы и не согласиться. «Любовь – не пустяк! Это трагедия!» -  могли бы сказать сторонники другой точки зрения. Но Хилл же придерживался мнения, что иногда люди склонны всё осложнять. Самоубийство – не выход. К сожалению, горькая правда жизни доказывает, что так бывает в любом случае.
- Мистер Хилл, на грандиозное шоу надо много денег. – первым отозвался Нэт после того как ректор поделился с коллегами своими планами. Последовавший почти сразу ответ Алисии только заставил Натана усмехнуться.
- Она ушла из жизни и какая бы причина ни была нам, в первую очередь, надо замести следы, чтобы не пострадала репутацию ТСУ и его не закрыли из-за скандалов. Какое тебе дело до того, почему она прыгнула вниз? – Сенсей обратился непосредственно к Алисии. Он и не пытался понять зачем она ищет виноватых.
- Что нам известно о её родных и близких? – Натан таки озвучил вопрос, который вертелся у него на языке уже очень давно.

0

21

Только вежливость и какая-то профессиональная этика не позволили Оливии выпятить глаза и, крутя пальцем у виска, смотреть на ректора. «Какой вечер? Какой балет? Вы вообще себя слышите?» Такая идея казалась полностью и безоговорочно абсурдной. В конце концов, у них перед глазами предстала трагедия, а они из нее черти что сотворить хотят. Нет, так просто нельзя. Да и какая к черту из Алисы выдающаяся спортсменка? Девушка подавала надежды, но в паре она так и не успела ничего достичь, а в одиночку так вообще не имела на это шанс. И, как ни крути, все, кто хоть немного видели ее одиночное, могли сказать тоже самое. Льстить девушке, причем мертвой, было нелогично. И придумывать. Проще уж рассказать все честно и без прикрас. Да и вряд ли спорт потерял бы многое. Вот будь у нее хоть одна медаль, тогда дело другое. Может быть слишком цинично, но уж точно правдиво. И все равно промолчала, в этот раз не рискуя высказываться. Самая молодая и, наверное, самая неопытная. И, боюсь, это не преминули бы отметить.
- Ее родители – танцоры, - повторила Лекс то, что уже ранее донес до общего сведения Натан. – Мне даже посчастливилось видеть знать их лично. Когда я еще училась, они были частыми гостями у нас в университете.
Молчание, последовавшее затем, было недолгим. Американка просто обдумывала, пыталась воскресить в памяти все знания о погибшей.
- Братьев-сестер, насколько я знаю, у нее нет. О других ближайших родственниках также являюсь в неведении, - пожала плечами. В конце концов, у них же Пентагон какой-нибудь, чтобы проверять родственников вплоть до десятого колена.
- Думаю, стоит пригласить родителей и рассказать им о дочери. И чем раньше мы это сделаем, тем лучше. Все-таки узнать о гибели дочери из газет – это слишком большой шок. Кстати, от газет мы уже вряд ли сможем скрыть случившееся. Насколько я знаю газетчиков, им уже известно, что на территорию кампуса были вызваны скорая и полицая. Думаю, с утра ваш телефон будет разрываться от звонков с просьбой комментариев. Я могу подготовить официальную версию произошедшего и отослать в обратившееся редакции, - предложила брюнетка. – Конечно же, в вашей редакции.   

+1

22

– А если это не единичный случай? – отвечала она Натану, - Вдруг через неделю снова кто-то выбросится из окна… И что нам тогда делать? Если полиция начнёт расследование, то кто его знает, к чему это приведёт и смогут ли найти истинную причину! Что-то мне подсказывает, что родители захотят знать причину смерти своей дочери. А люди спорта, вы знаете, они… настойчивые…

Лили не занималась спортом с шестнадцати лет, а потому иногда даже забывала про спортивное прошлое. Как будто она в детстве занималась в какой-то спортивной секции… Сейчас даже странно вспоминать, что гимнастика была её жизнью. И Лили действительно была готова пожертвовать всем ради спорта.  Но прошло то время. Теперь она даже сама не всегда причисляла себя к спортсменам, да и мало кому говорила о том, что в прошлом была гимнасткой.

– Уилл, вы не думаете, чт вечер – это будет немного пафосно? Все, кто знал Алису скажут, что великой спортсменкой она не была. Это хорошо для прессы, но близкие девушки сочтут нас лицемерами. Дева Мария, ещё подумают, что мы скрываем великую тайну! – Лили вздрогнула и поднялась на ноги. Она обернулась к коллегам, потирая ладони, - Другое дело, если друзья Алисы снимут про неё фильм, соберут видеозаписи с ней, сами выскажутся. Я уверена, им есть что сказать. Потом готовый фильм отдадим родителям. Думаю, что им будет приятно.

Она прошлась вдоль кабинета и остановилась у стола ректора.

– И да, официальная версия событий нужна, – ответила она за Уильяма Форда, - Оливия, подготовь материалы к утру, чтобы отправить во все газеты. В следующем выпуске университетской газеты, я тоже размещу это где-нибудь на видном месте. Я поговорю с друзьями Алисы о фильме.

Лили была в таком запале, что совсем забыла о том, что отбирает работу Уилла. Просто в силу характера, она не могла оставаться в стороне. Потом она будет себя ругать за то, что «высунулась». Ведь это влекло дополнительные трудности.

– И думаю, что на этом всё. Утром всех вдёт работа и нужно ещё выпаться, - добавила Лили.

+2

23

Думает, я слепой и ничего не вижу! – Уилл едва не взорвался от возмущения, когда увидел реакцию Оливии, которую женщина так сильно старалась скрыть. – Я не слепой… Я точно не слепой. Чёрт! Я просто боюсь, ну а ладно, что в этом такого? Два скандала за одну осень?! Да они издеваются! И чего им не тренируется спокойно, но нет, надо отличиться и так, чтобы весь Хьюстон знал!
Форд со злости сжал кулаки и был готов пнуть ножку стола как следует. Он так увлёкся,  оказывается, проклинать студентов увлекательно. Уилл дошёл уже до того, что вспомнил о разводе и Эстер. Он подумал, что это его университет, его новая работа всему виной. Несколько лет назад они были обычной парой…
- Извини? – резко переспросил Форд, когда Алисия Веласкес принялась хозяйничать у его стола. Она предложила снять фильм о покойной и принялась уже за поручения коллегам.
Что же, Уильям не возражал. Его только немного выбила из колеи Лили своим поведением. Всегда была тихой и не проявляла много инициативы.
А вообще, она мало работает тут. – заключил он и сменил глупое и растерянное выражение лица, на что-то более подобающее в данной ситуации.
Да, в людях Форд разбирался неважно. Он уже несколько раз за последние месяцы в этом убеждался. Стало смешно и горько от осознания этого, и на губах Уильяма Форда появилась кривая улыбка.
- Слышали, что сказала Веласкес?! -  нарушил тишину Форд, которая повисла сама собой после того, как Алисия закончила свою речь. - Мне жаль, что пришлось вас поднять среди ночи. За это возьмёте выходной в любой день. Только не завтра. Лекс, жду официальную версию событий. А ты Хилл назначь встречу этим родственникам. Где-то на утро, хочу скорее с этим покончить. 
Коллеги стали расходиться. Уильям смотрел им в спину и думал, что из всех тренеров, пришли эти трое и на них у него были свои планы. Оливии Лекс, Натану Хиллу и Алисии Веласкес он думал выписать щедрую премию и отправить за свой счёт куда-нибудь отдохнуть. Но на деле вышло иначе. Джерминса через год после случившегося уволили, так как он был замешан в скандале со студенткой, Алисой, которая выбросилась из окна. И Натана Хилл получил деканство на факультете единоборств. Веласкес отказалась от премии и получила взамен повышение – заведующая кафедры художественной гимнастики. А Оливия после этого случая стала помогать Уиллу во всех таких скандалах и частенько получала денежные бонусы.

0

24

THE END

0


Вы здесь » Barnaby Woods » Архивы Texas Life » На крутых поворотах [27 октября] - finished


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC